Арифметическая прогрессия.

у меня родился нетривиальный план по уничтожению империи. Блицкрига, правда, не получится, зато такого еще никто не делал.

Фашистский режим кровавого барыги озверел окончательно и после ввода военного положения запретил въезд козломордым мужчинам, балалайной наружности, в возрасте от 16 и до 60 лет.

Что, в принципе, логично, потому что все, что до шестнадцати, можно запечь и сожрать, а то, что после шестидесяти, обычно ленивое и никуда не щимится и так, лежит на печи шо тот Емеля. То есть по сути шастать к нам не будет никто, жаль, что недолго, всего тридцать дней.

Я бы, правда, самочек тоже не пускала, мало ли что они там в лифчике и труселях могут притащить, какого-нибудь новичка, боевых хламидий или гаубицу нидайбох. И не на тридцать дней, а хотя бы вот до выборов, а потом еще до одних выборов, нахуй они тут вперлись (извините, вырвалось, и вообще я очень грубая, в общем, проехали).

А потом, что немаловажно, они же ломанутся в наши магазины и станут покупать нашу соль, наши спички и наши свечки. А нам самим мало, мы же в положении.

Отдельно понравился пункт, по которому МОЖНО проехать: это если надо кого-то здесь похоронить. В связи с чем у меня родился нетривиальный план по уничтожению империи. Блицкрига, правда, не получится, зато такого еще никто не делал.

Так вот, можно организовать непрерывный цикл.




Приехали двое от 16 до 60, кого-то здесь похоронили. Держать, не отпускать. Приехали еще двое в штатском, похоронили тех, кто хоронил. Потом еще двое, похоронили тех, кто хоронил тех, кто хоронил.

И так до полного опустошения сопредельных территорий. Так победим. Правда, я отлично все придумала? Что курила — не скажу ?

Олена Монова