Бесхитростная схема.

Для того, чтобы представлять глубину выгребной ямы, которую соседи вырыли уже самостоятельно, а не в составе совка, иногда приходится почитывать заметки тамошних деятелей.

Причем, читать Путина или, как мы недавно приводили интервью его советника Караганова – бесполезно. Там все понятно, бессмысленно бравадой они прикрывают собственный страх, если не ужас перед тем, что страна уже ощутимо проседает, а если бы не титанические усилия, направленные на торможение развала, она бы уже рухнула года два-три назад.

Ужас же ситуации заключается в следующем.

Изначально работала вполне простая и совсем бесхитростная схема. Шайка мафиози, захватившая страну, поставила ее в режим максимального выкачивания бабла.




Причем, эта схема предполагала не просто ограбление того, что им досталось, но сначала надо было оптимизировать все потоки, поскольку они были беспрецедентными, а потом – собственно откачивать гигантские средства на Запад.

Учитывая то, что там, на Западе, Путин щедро делился добычей с местными мафиози, вопрос о конечной фазе операции всерьез не стоял. А эта фаза была неизбежна просто по масштабу ограбления и тем лихорадочным мерам, которые должны были обеспечить максимальный вывод капиталов за минимальный срок.

То есть была создана экономика «трубы», которая и была хороша именно для вывода капиталов и ни для чего более. Все лишнее, что могло помешать скорости вывода – последовательно и основательно ликвидировалось.

Даже дилетанту понятно, что при такой схеме, экономика, да и страна – неизбежно схлопнутся. Как это происходит, можно посмотреть на примере Венесуэлы, но это – вариант лайт для РФ.

Понятно, что фазу схлопывания Путин предполагал провести вдали от Питера, Москвы и Сочи. Не исключено, что он даже выучил знаменитое напутствие для страны, написанное еще Лермонтовым: «Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ! И вы, мундиры голубые, и ты – им преданный народ».

Но это – лирика. Перед собой он видел Ельцина и Горбачева, которые, безусловно, имели запасные аэродромы в Европе.



С первым – все понятно, он схлопнул совок и стал желанным гостем в любом приличном доме руководителей Европы и Америки. Его приглашали читать лекции, выступать на телевидении и платили за это деньги. Насколько известно, от исчезнувшего «золота партии» он почти ничего не получил.

А некто Ельцин, во время августовского путча 1991 года, и вовсе скрывался в американском посольстве, где его не достали джентльмены, вышедшие за его головой. И дальше при всей его эксцентричности он пользовался поддержкой Запада и несмотря на его эксцентричность и кровавые экзерсисы, прощали ему очень многое.

Поэтому никого не интересовала его недвижимость и различные ништяки, которые были куплены в Германии и других приличных странах. Реши Ельцин уйти из власти, он мог бы спокойно доживать свои годы в Баварии или на Лазурном Берегу и никто бы его не трогал.

Изначально Путин тоже представлял себе именно такой вариант.

Причем, его предшественники никому не заносили десятки миллионов долларов на Западе, в виде презентов или оплаты мелких услуг, а у Путина таких деятелей наберется на дивизию, не меньше. Поэтому и уверенности в том, что он может безболезненно отчалить из рушащегося курятника, было побольше. Но не сложилось.

Еще в 2002 году Путин предложил Джорджу Бушу младшему свои услуги по поставке пушечного мяса в любую точку Земного шара, куда тот пожелает. Это он назвал «совместной борьбой с терроризмом».

Примерно в таком виде это предложение мелькало в современной прессе, хоть и без подробностей того, как именно должно было выглядеть именно российское участие.



Там просто говорилось о том, что Путин продавал собственный опыт борьбы с терроризмом, а на самом деле, он продавал головы своих военных, которые и должны были что-то делать в том же Афганистане и в любом другом месте.

Но ведь продавалось это не за красивые глазки, а за то, что потом не раз всплывало в других вариантах. Оплатой за пушечное мясо с лэйбом «сделано в РФ» должна была стать его личная безопасность и безопасность путинских денег и денег его ближайшей братвы.

В общем, он для себя просил того же режима, который был обеспечен и Горбачеву, и Ельцину.

Что характерно, по состоянию на 2002 год и денег у Путина было еще не так много, чтобы само их количество было проблемой. Контрабанда, наркотрафик и рэкет, конечно же дали ему пару-тройку десятков миллионов долларов, но это – не те суммы, которые вызывают тревогу.

Поэтому он полагал, что сначала надо получить гарантии безопасности, а уже потом начинать качать как положено. Тогда он еще не мог знать о фантастическом скачке цен на то, за счет чего он и собирался получить основную часть своего состояния.

Но очевидно, что операцию «Тяга» он должен был закончить с окончанием своей второй президентской каденции, а «после нас, хоть потоп».

Но его товар не нашел покупателя и гарантий дано не было.

Причем, Буш не просто отказал из подлости или надменности, которую в РФ называют тупостью, а пояснил Путину причины.

Художества Путина были хорошо известны и если бойню в Чечне в принципе могли бы прикрыть, то наркотрафик и транснациональные схемы отмывания крупных сумм денег, в интересах третьих лиц и для собственного кармана.

В Штатах не хотят прощать потому, что это может всплыть в любой момент и иметь жесткие последствия для тех, кто это прикрыл. В общем, Буш сказал «на это я пойтить не могу».

Но Путин тогда выбрал правильное время.



Штаты оказались в ситуации совершенно дурацкой. Фактически они подверглись военной агрессии, но толком неизвестно чьей. Без реакции это нельзя было оставлять.

Все прекрасно помнят, почему США вступили во Вторую Мировую войну. Тогда японская морская авиация атаковала базу тихоокеанского флота в Перл Харбор, что безусловно стало казус белли, это и привело ко всем тем последствиям, о которых мы хоть и плохо, но все же знаем.

По крайней мере, атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки была предопределена именно 7 декабря 1941 года.

Кроме существенных, но не катастрофических потерь флота, включая корабли, в том числе и тяжелые линкоры, самолеты и другое военное имущество, погибло примерно 2400 военных и гражданских лиц. При объявлении войны этот фактор был решающим.

Так вот, 11 сентября 2001 года совокупные потери от террористической операции составили 2997 человек, без 19 трупов самих террористов. Таким образом, эта атака стала еще более мощной и кровавой, чем налет на Перл Харбор.

Это понимали все мировые лидеры и подали заявки на переговоры с президентом США, предлагая то или иное участие своих военных и спецслужб в поиске и ликвидации лиц, причастных к теракту. На тот момент еще не было вполне понятно, стоит ли за этим конкретное государство и выльется ли акт возмездия в полномасштабную войну.

Это сейчас уже зная примерные расклады, становится понятно, что Ирак пошел краями по этой теме, хотя он уже давно выпрашивал чего-то подобного. Но тогда в Европе, да и во всем мире, лидеры государств понимали, что Штаты выдадут жесткий ответ и надо было демонстрировать солидарность.

Но Путин, будучи приглашенным на аудиенцию, повел разговор не так, как это делали десятки его предшественников. Вместо предложения помощи войсками, информацией, базированием войск и другими ресурсами Путин устроил торг за шкурные интересы. Тем самым он ушел в третий дивизион глав банановых республик.

Это как раз тот случай, который обозначен тезой: «Жадность фраера сгубила».

Понятно, что Штаты самостоятельно разобрались бы с этим вопросом, но коалиционность придала мероприятию пристойный вид, а не формат вендетты.

В связи с войной в Ираке, подскочили цены на нефть и в конце своей первой каденции Путин понял, что ухватил Бога за бороду, шальные деньги перли таким потоком, что в это было трудно поверить.

Поскольку механизм выкачивания был создан еще до этого бума, то система мгновенно стала переправлять на Запад десятки и сотни миллиардов долларов.

И жадность сгубила фраера еще раз.

Количество выведенных денег стало самодостаточной проблемой. Это как с черной дырой. Чем больше ее масса, тем сильнее она влияет на близлежащее пространство и она (масса) таки влияла.



Собственно говоря, к 2007 году Путин чувствовал себя в Европе как в собственном сортире. Он мог отлить в унитаз, мог это сделать на пол или на стены и публика с восхищением обсуждала бы его необыкновенный вкус, восхитительную свежесть взгляда и несравненный инновационный подход к этому процессу.

Сравнение может показаться неуместным или перетянутым лишь на первый взгляд. Достаточно прочесть «Мюнхенскую речь» Путина в 2007 году, чтобы понять, что аналогия еще слишком мягкая. Тут речь не только о сути произнесенной речи, в которой Путин прямо и непосредственно угрожал миру, но и в том, как этот мир проглотил речь.

На самом деле, это был промоушен. К финалу подходила его каденция, деньгами он загрузился настолько, что ему самому, его детям и внукам хватит на всю жизнь, чтобы не думать о деньгах в принципе и не есть ничего, кроме трюфелей и белой осетровой икры.

Эти деньги просто физически невозможно потратить.

И Путин был готов свалить от Московии, оставив ее в руках специально отловленного наследника – Димы Медведева.

Сам же Путин прекрасно понимал, что далеких перспектив у этой вонючей дыры нет, что кроме полезных ископаемых, этот злобный, завистливый, ленивый и туповатый народ никогда не сможет себе построить ни Европу, ни Штаты и уж тем более – ни Японию или Эмираты.

Поэтому, прекрасна зная основной принцип своих дружков по Тамбовской преступной группировке: «главное – вовремя смыться», он действительно готов был отвалить в объятия своих друзей: Саркози, Берлускони, Шредера, и чего уж греха таить – Ангелы.

Все они были хорошо коммуницированы, а с другом Сильвио у Путина даже недвижимость на теплых островах рядом.



В общем, уже можно было бы и уходить, но тут выяснилось, что при всей дружбе указанные выше ребята не могут гарантировать личную безопасность Путина, его ближайших сподвижников и его друзей. Только первое кресло РФ дает ему эти гарантии.

Но ведь сам Путин прекрасно знает, куда он разгонял этот паровоз и что он сделал с его пассажирами. Оставаться там до конца – нет никакого смысла и это – опасно, в конце концов.

Поэтому пришлось возвращаться и продавать уже не сотрудничество в борьбе с чем-то или кем-то, а собственную военную невменяемость.

Хотя Путин постоянно возвращается к теме «совместной борьбы с террором», как он это и делал в 2002 году. Это он пытается делать и сейчас, но такой товар тоже не нашел покупателя.

Антиколорадос