Бункеры с «неучтенкой».

Это проблема для логистики и хранения, проблема по некоторым номенклатурным единицам вооружения.

В ночь с 23-го на 24-е марта взорвался 65-й армейский арсенал в Балаклее. А просторы Фейсбучика взорвались версиями и придуманными фактами.

Это жесткая беда для армии, никто не отрицает. Это проблема для логистики и хранения, проблема по некоторым номенклатурным единицам вооружения. Это проблема для местных жителей. Но преувеличивать масштабы — тоже не стоит.

Не 125, не 150, не 175 тысяч тонн. Подавляющая большая часть сгоревшего — списанные с вооружения боеприпасы. Территория усеяна остатками ЗРК ракет, снятых с вооружения еще в 70-х.

Это диверсия. Не халатность, не попытка что-то спрятать.

Никаких бункеров с «неучтенкой» нет и не было. Сейчас заканчивается аудит документации (а она все есть, не сгорела и не взорвалась). Проведена сверка погрузки-разгрузки за 2015-2017 года, сейчас начат аудит по 2014 году.

Пока что никаких расхождений в цифрах комиссия и следственные группы не нашли.

Что можно было сделать за выделяемые на поддержание живучести скалада за 5 миллионов гривен в год — делалось. Что-то можно было еще делать — наверное можно было, да.

И на втором арсенале, который мы видели сегодня — работы было сделано больше. РЭБ, глушилки, анализаторы частот, противодиверсионная работа — да, работы нужно проводить, нужно строить, нужно ставить.

Но только в этом году на этот арсенал выделили нормальное финансирование (как и на другие), а до этого в течение двух десятков лет никто не тратил деньги на инфраструктуру. Увы и ах.

Самое главное, самое важное — бетонные бункера устояли. Даже те, в которые «влетело» и «пробило». И в них сохранилось то, что действительно остро нужно. Собственно, именно поэтому его и хранили там.

Самое главное, самое важное — город ремонтируют, стеклопакеты вставляют, газопроводы восстанавливают, ремонты в квартирах делают.

Юрий Бирюков