Возврат в рабовладение?

Из истории древних веков мы помним, что самым первым был первобытно-общинный строй, когда только формировалось понятие собственности и не было государства. Но племена двигались, вступали в схватки с другими племенами и у них оказывались чужаки, которые часто занимали самую нижнюю ступеньку общественного положения.

Уже позже, с возникновением государства, эти категории были выделены в отдельный общественный слой рабов, а зарождение и развитие следующего – рабовладельческого слоя, стало новым витком развития общественных отношений, и в древние времена это стало безусловным прогрессом.

Подтверждением тому является расцвет культур Древних Вавилона, Египта, Греции и Рима, где рабовладельческий строй достиг своего пика.

Нельзя сказать, что рабовладение ушло в прошлое с падением Рима. В той или иной форме оно существовало еще более тысячи лет, но общественные отношения не стояли на месте, рабовладение стало анахронизмом и стало изживаться как постыдное явление.

То есть, рабовладельческий строй, сам по себе, ни плох и ни хорош, просто важно понимать, когда это происходит и с какой стороны в него входит ситуация. Если из более простых общественных форм – одно дело, а если из сложных и по сути – более совершенных, – другое.

В таком случае, речь идет о деградации и регрессии, что в чистом виде трудно обнаружить, поскольку все и всё, что идет против прогресса – обречено на гибель. Поэтому живьем наблюдать этот случай довольно трудно.

Однако если представить, что страна, в которой была пусть и хиленькая, но демократия, сознательно двинулась вспять, именно в рабовладельческий строй, то как это может выглядеть?

Естественно, если речь идет о рабовладении, то обязательно будут изыматься права определенного слоя населения, поскольку в конечном итоге оно должно остаться полностью бесправным и низведенным до положения вещи.

Но как известно, демократия (пусть и слабо развитая) все равно предполагает довольно широкий спектр прав и свобод всех граждан конкретного государства, включая и те права, которые являются базовыми, и по сути, могут считаться предохранителями от деградации общества.

Взять, и сразу объявить переход к рабству – нельзя хотя бы потому, что окружающие страны мгновенно занесут эту резервацию в разряд психушки или тифозного барака и огородят его стеной. Тем более, что часть населения обязательно начнет протестовать и в этом протесте будет поддержана всем остальным миром.

Если же все делать не торопясь и без спешки, тестируя каждый свой следующий шаг, то можно аккуратно демонтировать внутренности демократии, оставив ее фасад, зримую часть конструкции.

Тогда весь остальной мир не станет разбираться в том, насколько странная это демократия, где можно отменить основные права и не получить общественного взрыва. Сторонние наблюдатели будут справедливо полагать, что раз население не восстало, значит не чувствует ущемления своих прав и свобод.

Но что, если население не хочет этих свобод самостоятельно? То есть, нет никакого резона у них отбирать эти права, они не умеют и не хотят ими пользоваться, и потому, когда они постепенно исчезают, никто не выходит на настоящие протесты лишь потому, что практически все население даже и не заметило исчезновение этих прав? Тем более, что перед очередным сокращением прав, обязательно проходит какая-то тест-кампани?

Так, еще лет десять назад, некто Никита Михалков, с очень серьезным видам рассуждал о необходимости восстановления крепостного права.

Сделал он это публично, на телевидении, и после этого никто не подал на него в суд, никто не озаботился проведением психолого-психиатрической экспертизы, никто не набил его харю, и даже банально – не сжег его автомобиль.

То есть – ничего абсолютно. Спустя какое-то время, с этой же идеей выступил экс-глава нижней палаты парламента РФ Нарышкин. И снова – тишина. Пресса даже не напряглась по этому поводу, а ведь это были тесты пределов и скорости деградации.

И вот пошло методичное урезание прав – избирать и быть избранным, свободы слова, совести, мирных демонстраций и выступлений. Потом были изъяты права о контроле за расходованием бюджетных средств, а вслед за этим – были закрыты данные о доходах власти и к ней приближенных лиц.

То есть, стало невозможно даже теоретически установить: кто, сколько и откуда ворует. Мало того, разглашение таких данных теперь преследуется в уголовном порядке.

Но при этом, конституция не меняется и в ней записаны все те же положения о том, что источником власти является многонациональный народ РФ, а кроме того, там же имеется статья, утверждающее принцип равенства всех граждан перед законом.

И это вроде бы уравнивает урку Васю из Иркутска, который прирезал своего собутыльника Ваню, и Путина, убившего только в Чечне несколько сотен тысяч чеченцев. Но нет, Васю могут посадить, а Путина если и посадят, то лишь на трон.

Позже выясняется, что и его друзей, партнеров и просто – знакомых виолончелистов, тоже никто посадить не может. Кстати, насчет посадить. Публичным пробным камнем в сторону общества было судилище над группой Пуси Ройт, которые в церкви что-то такое спели, типа «Богородица от Путина спаси».

Они быстренько оказались за решеткой, а вот министр обороны Сердюков, например, с миллиардами убытков бюджету, отделался легким испугом и сейчас  – снова работает на ответственном посту.

На этой стадии было протестировано состояние общества на предмет того, как оно будет относиться к тому, что посадить могут просто за какую-то мелкую чушь, даже не в плане материального ущерба, а за конституционно гарантированное право свободы слова.

Что характерно, почти никто не вышел на митинги и демонстрации по этому поводу, хотя и они (митинги и демонстрации), гарантированные текстом конституции, по сути – запрещены, поскольку введен разрешительный механизм их согласования.

И хотя конституция – высший нормативно-правовой акт прямого действия, и стоящие ниже законы и подзаконные акты не могут сужать действие конституции, но как видим – делается это в легкой и непринужденной манере. Не согласовали митинг? Пожалуйте в «воронок» и камеру, да еще и дубиночкой по горбу, чтобы не умничал.

Но это все были дальние подступы к основной части действа, и похоже – оно началось. Достаточно долгое время муссировался вопрос о необходимости введения ограничения на доступ населения РФ во всемирную Сеть.

Многие считали, что это – абсурд и технически невыполнимая задача, но вот закон уже принят, и под его осуществление уже предусмотрены десятки миллиардов рублей, а это уже не хухры-мухры, а законодательно утвержденная программа конкретных действий и солидный бюджет для их осуществления.

Это еще не выездные визы и не минные поля у границы, но шаг в нужном направлении. Далее – прошел закон о фейковых новостях, а вернее о том, что теперь кто-то будет решать, какая из новостей фейковая, и в зависимости от этого решения, возникает ответственность за эту новость, что означает возврат к официальным источникам информации, а точнее – пропаганды, как это было в совке. Как мы помним, тогда было две основных газеты: «Правда», в которой нет известий, и «Известия», в которой нет правды.

А следом пошел закон, который запрещает населению критиковать власть. Нельзя теперь, и все тут. Думаю, что это – не вполне законченный документ и в него еще будут внесены существенные поправки.

Например, уже пришло наконец ввести там цветовую дифференциацию штанов и законодательно закрепить положение о том, кто, перед кем и сколько раз должен приседать и говорить «ку», а кому – колокольчик в нос.

Если эта норма таки будет введена, там ей наверное никто не удивится, и колокольчики станут ходовым и даже дефицитным товаром. В общем, жаловаться на руководство теперь становится не просто бесполезно, как это было раньше, а опасно.

В общем, некто Путин бодро рассказывал о том, что сейчас «не 37-й год и за вами воронок не приедет» за пост или лайк, но приезжает их спецназ, вываливает окна и двери, врывается и уволакивает в тюрьму. В 37-м действительно так не делали.

Но вот, с подачи питерских депутатов, начал движение законопроект, предполагающий принудительную госпитализацию в психиатрическую лечебницу лиц, которые «Нарушают интересы государства».

Важно то, кто будет определять, нарушаешь ты интересы государства или нет, и последствия будут наступать от этого самого решения. Вот эта инициатива практически четко ложится в канву романа Кафки «Процесс». Правда, по Кафке, там была разрешена смертная казнь, но россияне могут не переживать, ждать ее отмены осталось недолго.

А что касается принудительного помещения в психушку, так это же предполагает не просто пребывание в учреждении, но и «лечение» по программе «Здравстуй галаперидол!». Что характерно, если этот закон будет введен, то такие деятели как Эль-Мюрид сразу покажут, кто есть ху.

Если ты с распухшим языком поешь песню «Ы-ы-ы-ы!» в психушке, значит ты не провластная агентура, а если продолжаешь писать «вольнодумство» без принудительного лечения, то это значит, что ты работаешь «под прикрытием». И ловишь мотыльков на свет.

В общем, процесс перехода к рабовладельческому строю в РФ ускорился, и теперь его можно наблюдать невооруженным глазом. Регрессия идет весело и под бодрое улюлюканье население.

Оно не просто согласно повесить себе на шею кольцо с надписью «Это мой раб, верни его», но плюс к этому, они еще и удивляются тому, что больше никто не может оценить замечательное положение раба, когда за тебя кто-то думает и решает.

Они считают это лучшим вариантом жизни и с аплодисментами встречают очередное отрезание их прав. Хотя, Кремлю уже можно открытым текстом объявить своему населению: «Хуже не будет, будет лучше!»

 anti-colorados

Возврат в рабовладение?
5 (100%) 22 vote[s]