Вот так делается игра.

Практика показывает, что фигурант любого разбирательства, гражданского или хозяйственного, досудебного или судебного, всегда старается демонстрировать то, что будет представлять его в выгодном свете, и боже упаси его сказать что-то самообличающее.

И тогда, в интересах этого разбирательства, начинается поиск фактов, которые могут указать на истинную позицию фигуранта.

Российские бизнесмены, а вслед за ними и власть прошли долгий путь, в начале которого они смеялись и дурачились, наблюдая за началом санкционных процессов. На этой стадии там вообще не допускали возможности того, что санкции могут им доставить неудобства.

Потом этот кураж поубавился и из Москвы стали звучать угрозы контрсанкций и других резких действий в ответ на санкции. Похоже на то, что таки санкции начали работать и свои юмористические пассажи им уже показались переигранными и получилось, как говорил Роман Карцев «Пересолить лицом».

Потом наступил период лихорадочной суеты, когда мультимиллиардеры зашевелились как клопы в КПЗ. Они стали курсировать между Москвой, Европой и Вашингтоном, пытаясь убедить инициаторов санкций в том, что они – белые и пушистые и наказывать их не за что, да они и отвыкли от мысли, что их кто-то может наказать.

В этих болезненных хороводах одним из основных и наиболее активных паникеров оказался олигарх, глава корпорации «Русал» Олег Дерипаска.

Это именно олигарх, ибо он сам себя так позиционировал, вопреки уверениям Путина. Он не упоминал этого слова, применительно к себе, но тем не менее – озвучивал основные признаки олигарха, применительно к себе любимому.




Возможно, он уже забыл, что в 2009 г давал интервью такому себе Николаю Асмолову для Бюллетеня БЕА. Интервью было обширным и даже можно сказать – программным.

Отметим, что эта его речь была выдана через год после того, как Европа, да и весь Запад сглотнули агрессию РФ в Грузию. Тогда у верхушки РФ сформировалась уверенность в собственной безнаказанности, а потому – интервью можно было давать не стесняясь и не прячась.

Думаю, сейчас он не решился бы повторить то, что наговорил тогда, но как говорил проффесор, имевший две ходки в консерваторию: «рукописи не тонут, особенно в Межигирьи».

Ниже мы приведем несколько цитат из этого интервью, которые показывают не только то, как Дерипаска и его шеф представляют свое место в этом мире, но и как этот мир должен выглядеть. Напомним, это интервью было дано девять лет назад по собственной воле и отнюдь не загнанным в угол человеком.

Далее по тексту «Н.А.» — Николай Асмолов, «О.Д.» — Олег Дерипаска.

О Путине и власти:

Н. А. — А Путин, извините, он — менеджер? Или он сам принимает решения?

О. Д. — Президент России — это своего рода топ-менеджер, управляющий всей страной. Он умный, адекватный человек, никогда не превышающий пределы своих полномочий. Заметили, как заработал госаппарат в Белом Доме, как работает прокуратура, суды, спецслужбы, как работают российские телеканалы и газеты?

Просто блестяще! Все помогает экономике, бизнесу, а не мешает нам, как было еще недавно. Под это можно давать деньги, что мы и делаем.

Н. А. — «Мы » — это крупный бизнес?

— «Мы » — это российская реальная власть. Крупный бизнес — это часть нашей технологии…

О демократии, кадрах и роли Путина во всем этом:

Н. А. — … А скажите, эта власть — демократична, как Вы оцените?

О. Д. — Куда уж демократичнее. Если, конечно, откинуть всякие сказки о демократии, якобы кто-то что-то решает, зайдя в кабинку для голосования. На самом деле, кабинки существуют для того, чтобы население имело возможность туда заходить — торжественно, под звуки музыки.

Это население должно надолго запоминать то, что они имели демократическую возможность поставить галочку в любом месте, где захотят. Это элемент стабилизации общественных процессов.

Совершенно ясно, что экономика, крупный конкурентоспособный бизнес не могут пойти на такой великий риск — произвольное назначение менеджеров госаппарата, как бог на душу положит.

Ни в одной западной стране нет такого произвола, а у нас на среднем уровне управления страной он некоторое время был. Это сильно мешало власти и бизнесу. Теперь риск устранен, да и кадры отстоялись.

Кадры для управления страной и государством необходимо тщательно подбирать. Госменеджер должен быть, во-первых, адекватным. Прежде в понимании приоритета бизнеса в государстве. Во-вторых, он должен быть профессиональным.

В этом случае он имеет все шансы на поддержку власти, в том числе на достойное материальное стимулирование. Но ни в коем случае он не должен брать сам — где захочет и сколько захочет…

О коррупции и о том, как работают чиновники.




Н. А. — Скажите, ваш бизнес серьезно материально стимулирует чиновников. Тем не менее Вы как-то избегаете обвинений в коррупции?

О. Д. — Не смейтесь. Нигде в мире чиновники, в том числе правоохранительных ведомств, судьи, не живут на мизерную зарплату из бюджетной кассы.

Если человек правильно понимает все, если он задействован в какой-либо технологии властных действий — ему согласуется уровень личных доходов, и жизнь его и его семьи обеспечивается очень хорошо.

Фильмы и блокбастеры о борьбе с коррупцией — это для широкого охвата населения, своеобразный паблисити государства.

Так и у нас, и в Америке, и везде. К тому же коррупция — это не тот случай, когда крупный бизнес платит зарплату и обеспечивает личный доход госфункционера. Коррупция — это когда госфункционер сам произвольно берет, где хочет и когда хочет, я уже говорил.

Об управлении властями других стран.

Читаем очень внимательно, ибо в этой парадигме работают все, так или иначе ангажированные Москвой политические силы в Украине, от Тимошенко до Бойко.

Н. А. — Еще вопрос. Не будете ли Вы заниматься сменой руководителей республик Средней Азии? Многих из них упрекают в узурпации власти, в тоталитарности режимов?

О. Д. — Узурпация, тоталитарность — это всего лишь от низкого профессионализма управляющих команд, отсюда и такие обвинения. Слабый паблисити государства. Я повторюсь и уточню для того, чтобы была понятна технология управления обществом, любым обществом.

Группа людей, осуществляющих власть, скажем, в государстве, принимает решение о форме этой власти. Сейчас, например, это форма демократии, когда широкая публика убеждена, что ими управляют те, кого они выбрали в кабинках для голосования. В какой-то степени так оно и есть.

После первого решения носители настоящей власти принимают решение — кто будет во главе структуры управления, один из них, или кто-либо наемный. В России, например, наемный менеджер. Очевидно, сам Путин — не бизнесмен. После этого принятые решения формализуются и реализуются.

Про лидеров среднеазиатских республик — работаем с ними. Напрямую на политический процесс в смежных государствах мы влиять не будем. Мы уже научились у США правильному поведению, и даже улучшили их технологию.

Кстати, почему-то ошибочно считают, что Россия хотела навязать Украине Виктора Януковича в качестве президента. Мы, конечно, финансируем его, но совсем не с целью навязывания Украине. Мы ищем в республике адекватных менеджеров, и Янукович — лишь один из возможных кандидатов.

Там совсем другая ситуация.

Мы увидели, что в смежной нам территории совершенно отсутствуют как люди эффективной бизнес-элиты, так и талантливые управленцы госаппарата. Там всех нужно учить. И мы приняли решение — не бросать же этот кусок суши.

После этого мы начали экспорт в республик:

  • общечеловеческих ценностей;
  • свободы слова;
  • плюрализма;
  • свободы общественных объединений,
  • ну и так далее.

Та самая американская технология, улучшенная. Все балаболки, типа Савика Шустера, Сережи Доренко — все сейчас там.

И так будет до тех пор, пока наши интересы не достигнут ступени эффективного управления государством Украина, а интересы наши там очень велики. Ющенко немножко заблудился, — он посчитал, что страной можно управлять с майдана, с помощью обработанных либеральными и националистическими идеями студентов.

Он ошибается, это же очевидно для профессионала. Мы покажем всем его ошибки. Вы уже наблюдали растерянность Ющенко в российско-украинской газовой войне. Дальше — больше.

И так будет везде, где мы будем видеть неконструктивное отношение к нашим интересам. Год — два — три экспорта «европейских стандартов», «общечеловеческих ценностей»; — и власть там будет приведена в адекватное состояние. После этого останется только подобрать управленцев.

О Саакашвили и о его кристальной чистоте и его отвращении к коррупции и барыгам.

Н. А. — А как же в Грузии? Саакашвили? Как будет там?

О. Д. — Такие люди, с такой положительной энергией, как Михаил Саакашвили, нам бы очень пригодились. Я готов был бы обеспечить его личный доход раза в два — три выше, чем он получает сам из всей Грузии.

Очень жаль, но он сам хочет быть бизнесменом, и немножко недопонимает, что масштаб Грузии очень мал. Поэтому вряд ли он согласится на сотрудничество.

О стабильности.

Н. А. — Кстати, учитывая Ваши близкие отношения с президентом России Владимиром Путиным? Как Вы строите работу вообще с силовиками, с выходцами из спецслужб?

О. Д. — Обыкновенно. Если кругозор человека позволяет — даем ему работу с соответствующим уровнем компетенции. У советского КГБ были прекрасные наработки по поддержанию политической и социальной стабильности.

О спецслужбах и подчиненности и правильной оппозиции.

Н. А. — У спецслужб не возникнет желание взять власть под контроль?

О. Д. — Мы берем в структуры управления только тех выходцев из силовых структур, которые понимают приоритетность финансовых механизмов власти. То есть признают наше лидерство.

Если же бывший ГБ-шник, даже с большим опытом, не имеет кругозора и не понимает, что он должен верно служить реальной российской власти — шансы его нулевые. А вообще-то люди, умеющие выстроить технологию нашего контроля над обществом нам очень нужны.

Н. А.— Интересно, а как Вы считаете, какова роль оппозиции в структуре власти? Нужна ли она вообще?

О. Д.- Нужна обязательно. Иначе технология управления массами становится неполноценной. В России, например, нам удалось сформировать немаргинальные оппозиционные группы, и хорошо ими управлять.

Функционеры их полностью наши, и хорошо оплачиваются нами. Существуют и маргинальные группы — с ними мы тоже работаем. Дали — отняли, и так далее.

О талантливых людях, Ющенко и Тимошенко (еще раз, это сказано в 2009 году).

Н. А. — А кстати, как Вы считаете, можно относиться к талантливым людям вообще? Как их использует Ваша система власти?

О. Д. — Очень просто. Сразу и навсегда купить. Либо, если сделка не состоялась — уничтожить.

Н. А. — Что, физически уничтожить?

О. Д. — Ну что Вы, это сейчас не модно. Обычная в этом случае наша технология — уничтожение моральное.

Я уже рассказал Вам, для чего используются у нас послушные бывшие спецы из КГБ и других спецслужб. Морально уничтоженный противник доказывает нашу силу и наши беспредельные возможности.

Такой бедняга чем громче кричит, просит о помощи — тем лучше. Он кричит — а ему руки никто не подает. И становится он смешным. Остальные же смекают — стоит против нас идти, или нет.




Вон, Ющенко постепенно становится смешным. Особенно после того, как мы договорились с Юлией Тимошенко. Она, кстати, вполне адекватный и профессиональный политик, помогала нам на Николаевском глиноземном комбинате.

Теперь Ющенко ничего не остается делать, как разъезжать по Европе и просить о поддержке. Результат его усилий просто смешной — перед нами заискивают из Европы, и с каждым днем все больше. Придет время — все интересные фабрики, весь транспорт Украины будет наш. Это точно. Вот так делается игра.

Об экономике и Армении.

Н. А. — Еще немного об экономике. Скажите, рублевая зона — это реально для СНГ?

О. Д. — Конечно. У доллара сейчас большие проблемы.

Нам ронять его никак нельзя, а наполнения нет, лимиты эмиссии колоссально превышены. Евро неполноценен, так как Евросоюз не может играть на эмиссии так, как это делает США со своей резервной системой.

Так что внутри СНГ нам нужен рубль. С одной оговоркой — в рублевую зону будут допускаться те, кто имеет конструктивную власть.

Н. А. — Можете привести пример такого подхода?

О. Д. — Конечно. Армения. Там предприятия переходят в нашу собственность, и хорошие гарантии для бизнеса. Структура власти хорошо формируется по этой причине.

Это сейчас, спустя 9 лет все уже выглядит несколько иначе. И Путин и Дерипаска уже подумывают о том, как бы не оказаться где-то на нарах или на фонарном столбе и главное – они считали себя циничными хищниками, которым дозволено рвать то и так, как они хотят, но так всегда бывает, что на большую рыбку находится рыба еще больших размеров.

А нам надо четко понимать, какими инструментами враг работал и еще продолжает работать внутри Украины, какие ставил цели, на кого и почему делает ставку внутри нашей страны.

Это интервью было дано по глупости, в момент эйфории, но тогда от первого лица было дано описание портрета той сущности, с которой мы сейчас воюем.

Антиколорадос

Оцените статью.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*