В пора о терминах.

«Опыт – сын ошибок трудных» – великая штука и пренебрежение опытом ведет к повторению тех самых ошибок, венцом которых и стал опыт. Проще говоря, не хочешь допускать собственных ошибок – учись на ошибках предшественников.

Именно в этой связи хотелось бы напомнить формулу Марка Твена о вреде спора с идиотами, поскольку ты опустишься до уровня идиота, а на том уровне он победит своим опытом.

На самом деле, этот принцип работает не только с идиотами, но и с теми – кто умело ими прикидывается. Дело тут самом фундаменте – оценке оппонента. Нужно понимать, с кем ты имеешь дело и находишься ли ты с ним в одной системе координат.

Ведь может случиться так, что вы говорите одни и те же слова и соглашаетесь с одними и теми словесными конструкциями, но окажется, что в одни и те же слова вы вкладываете различный смысл. То есть, вместо обсуждений и споров относительно предмета, вы окажетесь спорящими о смысле понятий.

Например, вы считаете наивысшей благодетелью держать данное слово, а оппоненту плевать на вашу благодетель и понятия чести. У него наивысшей доблестью считается усыпить вашу бдительность и ловко обмануть вас для собственной выгоды. И он отнюдь не сам это так для себя решил, так считают все его люди.

Причем, такая конструкция имеет еще более замысловатый вид, чем кажется на первый взгляд. Если такая конструкция рухнет и ложь вывалится наружу, такой неумеха может получить осуждение даже своих людей, исповедующих такие же принципы.

Но если в результате такой мошеннической манипуляции все же удалось добиться желаемого, то вся ложь будет списана под лозунгом «Победителей не судят».

Читатели постарше помнят, сколько разночтений возникло вокруг ключевого эпизода культового совкового фильма «Место встречи изменить нельзя», когда Жеглов положил «Кирпичу» кошелек в карман и тем самым обеспечил его задержание.

Каждый, кто смотрел этот фильм в момент его выхода на экране, может хорошенечко припомнить, какую оценку этого эпизода дал он лично. Вот это и есть принцип «победителей не судят», часто трансформирующий в другой принцип «любой ценой», где первое слово является ключевым.

Московия, империя, совок и федерация, многократно меняли свой облик, символы, «гимны и кантаты», но действие этого принципа, не прервалось ни разу.

Победитель там был всегда прав, какой бы кровавой и подлой не была победа. Сразу после такого события, за дело брались дежурные риторы, а потом и историки, которые аккуратно стряхивали с него неприятные куски правды, в конце концов оставляя победу в чистом виде и так оно оставалось для всеобщего использования.

Если кто-то возьмет на себя труд и составит список из десяти самых значимых исторических личностей этого геополитического образования, то окажется, что они являются как абсолютным воплощением указанного выше принципа, так и объектами глубоких косметических операций и манипуляций, которые были произведены с их историческим образом и с теми событиями, в которых они стали знаменитыми.

В итоге, весь их пантеон занимают персонажи не просто кроваво-ублюдочного характера, но и те самые «кидалы», соответствующие нашей теории.

Собственно говоря, для подтверждения того, как Москва разыгрывает идиота, достаточно взять любое крупное историческое событие и сразу окажется, что там суть события уже ушла на второй план, уступив место искусной фразеологии.

Например – «Отечественная война 1812 года». Ведь самого этого термина не существовало в ходе самого события, а появилось оно лишь спустя четверть века.

Если внимательнее присмотреться к нему, то это был полный «апокалипсидец». Там,  где прошла армия Наполеона и он освободил крестьян от крепостного права, те мгновенно принялись грабить своих господ, а потом – друг друга, перейдя на вторичный цикл передела добычи.

Как только из Москвы драпанули остатки войск Кутузова, из окрестных сел и деревень в город хлынули крестьяне, которые грабили город так, что никакие Татары этого не могли сделать.

Выметали все, даже снимали двери с навесов. Вся последующая военная деятельность Михайла Илларионовича Кутузова заключалась не в изгнании Наполеона, который сам ушел из этой помойки, а в проведении карательных экспедиций по взбунтовавшимся губерниям. И вот это назвали «отечественной войной».

То же самое и с «великой отечественной войной». Она была настолько отечественной, что только население РСФСР дало более миллиона добровольцев в различные военные структуры Вермахта и СС.

Кстати, казачки, которые сейчас там рисуются исконными патриотами, практически в полном составе перешли в подчинение СС и создали самую крупную туземную военную структуру за всю историю Третьего Рейха. Это был 15-й Казачий Кавалерийский Корпус СС.

Мирное население, оставшееся в оккупации, почти на сто процентов перешло на сторону новой власти. Не зря потом во всех анкетах имелась графа: «были ли вы или ваши родственники в оккупации». Это тоже было названо «отечественной» войной.


Норвегія. “…Чи може іскупатися мені? Купатись, чи не купатись?”

Что характерно, ни одно из приведенных выше событий, не имело нынешнего названия ни в то время, когда оно разыгрывалось, ни сразу после него. Это как раз работали механизмы деформации и перекручивания смысла. В итоге, безусловный позор, которым можно определить любое из этих событий, в Московии считается чистым образцом благородства.

Любому, кто вынужденно сталкивается с Московии, следует внимательно посмотреть на то, чем они гордятся, чтобы сразу сделать вывод о том, что любые отношения или договоренности с этой публикой – не имеют смысла.

Вы будете работать над предметом договоренности, а они – над тем, как вас можно облапошить и все ваши потуги будут оценивать именно с точки зрения того, где вас можно подловить и оставить с носом.

Примеров и аналогий можно приводить массу, что каждый может сделать самостоятельно, а нас интересует всего один момент отношений, когда разница подходов становится очевидной и происходит нечто, подобное карточной игре, когда все игроки открывают свои карты, выложив их на стол.

Кстати, именно аналогия карточной игры проще всего показывает суть ситуации. Допустим, за стол сели играть трое игроков и за каждым из них стоит еще несколько человек, давших денег на игру. Дело доходит до указанного выше момента, когда игроки обязаны вскрыть карты и выяснить, у кого из них самый удачный расклад.

И тут выясняется, что у одного игрока – четыре туза. Это уже само по себе – подозрительно, однако более подозрительным является то, что и у вас, и у третьего партнера, на руках оказывается еще по одному тузу.

Понятно, что ситуация оказывается явно шулерской и вы предъявляете претензии тому, у кого оказалось четыре туза, а тот – ка ни в чем не бывало, на обвинения в шулерстве говорит :

– А вы докажите! Кто поймал меня за руку? Эти четыре туза пришли ко мне самостоятельно!

Вы ему отвечаете в том смысле, что в колоде всего четыре туза, а на руках их уже шесть и так – не может быть. Поскольку выгода от этого расклада у обладателя четырех тузов, вы и обвиняете его в шулерстве.

Он же вам пояснят, что шулерство, это когда человека ловят за руку на том, что он взял или скинул карту, но поскольку никто его за этим не поймал, то и обвинять его нельзя. Вы давите на него и он переходит в наступление, отвечая вам тем же:

– Хорошо, я взял четыре туза из колоды, а вы двое могли свои тузы из рукава! Я не настаиваю на этом, но вы это могли сделать с таким же успехом. Где гарантия, что лишние тузы именно у меня, а не у вас?

Вы снова что-то доказываете и он – переобувается.

– Хорошо, где гарантия, что в этой колоде случайно не оказалось шесть тузов? Бывают вещи еще более странные, но я ничего не подстраивал, а если и подстроил – приведите другие доказательства поскольку то, что вы говорите – не доказательства, а чушь.

В этот момент становится очевидным, что вы уже допустили ошибку, когда сели с ним за один стол. Теперь вы понимаете, что люди, стоящие у него за спиной, не только дали ему денег, но и дали тех самых тузов. Они изначально все это отработали и теперь точно так же делают удивленные глаза.

Вы начинаете ощущать себя идиотом, но третий игрок вас обгоняет и говорит о том, что может быть это действительно – стечение обстоятельств и не стоит сгущать краски…

Малазийский Боинг был разыгран именно по этой схеме. Опуская массу бредовых версий, которые выдвигали МИД и МО РФ, остановимся на последней версии.

Москве предъявляют то, что их ракета, выпущенная из их пусковой установке, их экипажем, сбила малазийский самолет, а они рассказывают о том, что виновата Украина, поскольку не закрыла свое небо.

Или дело Скрипалей – та же история. Их люди, их специфическим ядом, пытались убить их беглого шпиона и установлено уже практически все, от истинных фамилий, до хронометража событий, но из Москвы звучит: «А вы докажите, что это мы! Может это Зинка? Вернее – Земан или Чехия. Вон он говорит, что у них тоже производился этот яд!»

И вот буквально вчера, норвежская разведка дала данные технических экспертиз о том, что авария с их фрегатом, утонувшим в одном из фьордов, была обусловлена вмешательством российских РЭБ в систему управления кораблем.

Причем, был установлен тип оборудования и место, откуда генерировался сигнал, сбивавший показания системы геопозиционоирования – но россиян это не трогает вовсе.

Тут важно заметить то, что сигнал был достаточно мощным и современными средствами его источник легко устанавливается с точностью до метров.

Норвежцы установили дислокацию станции РЭБ как на момент аварии – возле населенного пункта Печенеги, так и ее нынешнее местоположение в районе Луостари, в 20 км от границы с Норвегией.

Не удивительно, что Москва мгновенно переобувается и выдает встречную причину – активизацию движения норвежских военных кораблей и кораблей НАТО в территориальных водах Японии. То есть, они обвинили Норвегию в том, что они из рукава достали свой единственный туз.

Возвращаясь к карточной терминологии, выходов из ситуации всего три. Делать вид, что ничего не случилось, но тогда шулер обдерет как липку. Встать и уйти, плюнув на то, что лежало на кону, без драки и выяснений отношений, а просто навсегда поставив крест на этом игроке. И последний вариант – привлечь шулера к ответу так, чтобы тому было неповадно выкидывать подобные фокусы в приличном обществе.

Европа пока демонстрирует нечто среднее между первым и вторым вариантом, что лишь раззадоривает шулера, а это значит, что третий вариант становится почти неизбежным.

Анти-колорадос

5.0
24