В Украине заблокированы 17 интернет-ресурсов.

Кажется, вечно обеспокоенной Европе удалось переплюнуть саму себя. И не просто обеспокоиться, а спустя целых два месяца после того, как, собственно, случилось. В принципе, это хорошо — беспокоиться не торопясь, от неторопливости цвет лица меньше портится.

Но я отвлеклась. Речь идет о реакции Европейской федерации журналистов, которая внезапно обнаружила, что в Украине еще в июле по решению суда были заблокированы 17 интернет-ресурсов.

Вы должны помнить, тогда судья Вовк (да-да, тот самый) своим постановлением обязал интернет-провайдеров и мобильных операторов блокировать доступ к некоторым сайтам и блог-платформам. Среди которых были http://xn--d1abbrqccbiiant.net/, enigma.ua, trident-ua.info и ряд других. Бесспорно, там, в списке, были и инфо-помойки. Но создается впечатление, что они присутствовали там для отвода глаз.

Потому что в них аккуратно, как в жухлую листву, были закопаны неугодные кому-то ресурсы. Что, конечно же, свидетельствует об охуительной приверженности свободе слова. Хотя о чем это я, в самом деле, если первое заседание Рады по свободе слова при новой власти было засекреченным. Не жили богато, нефиг и начинать.

Но все же, кому журналистам удалось насыпать перца под хвост настолько, что он с помощью карманного судьи решил проблему столь радикально?

По информации СМИ, инициатором блокировки был заместитель начальника Главного следственного управления Нацполиции Евгений Шевцов.

А журналисты делали о нем целые серии расследований, в частности, «Наші гроші». На заблокированных интернет-площадках публиковались материалы, посвященные как самому Шевцову, так и его жене, бизнес которой фигурировал в ряде криминальных дел.

Сам Шевцов стал известен в медиа после того, как при помощи ээээ…. нестандартних телодвижений выиграл конкурс на должность в ДБР (привет, Труба), но после громкого скандала результаты конкурса были аннулированы.

Шевцов в ДБР так и не прошел, однако жопная боль и фрустрация после неожиданного фиаско были столь сильны, что трансформировались в грубый наезд на интернет-ресурсы.

Не знаю, чего хотел добиться бравый пан поліціянт, просто кратковременной сатисфакции, или же имел какие-то более глобальные планы, но одно знаю точно: об эффекте Стрейзанд он никогда не слышал. Может, д-ра Хауса знает?

Олена Монова