Газпром-Украина-Катар.

Когда стало известно о том, что президент уехал с визитом в Катар, то сам собою возник вопрос о газе.

Как известно, эта крохотная страна является одним из крупнейших производителей сжиженного природного газа (СПГ). Он отчаянно рвется на рынок Европы, настойчиво пытаясь там закрепиться, но этому препятствует одна из самых мощных в мире трубопроводных систем поставок газа.

Газопроводы идут из районов Северной Африки, Северного моря и РФ. По этой причине надо либо втискиваться в узкие ниши именно СПГ, либо каким-то образом выходить на конкуренцию с газом трубопроводным.

Понятно, что в первую очередь, Катар вторгается в давнюю вотчину Газпрома, который в принципе не приемлет конкуренции и готов даже развязывать войны, но не работать в конкурентной среде.

Изначально понятно, что СПГ имеет ряд слабых сторон, в частности – более высокая цена равного объема газа и более сложная инфраструктура его приема.

Хотя длинные газопроводы тоже стоят не копейки, но рабочее давление газа в системе гораздо ниже того давления, которое необходимо для доведения его до кондиций, необходимых в танкерных поставках.

Это значит, что на месте погрузки должен быть завод по закачиванию газа в танки, а на месте разгрузки – завод по приему и соответственно – понижению этого давления до необходимого конечному потребителю.

Стоимость терминала по приему сжиженного газа исчисляется миллиардами долларов. С другой стороны, СПГ имеет принципиально другие логистические и потребительские свойства, подобные нефти.

Если уже терминал создан, то газ можно покупать у того, кто предложит лучшую цену и условия, а не у единственного поставщика, вдоль труб которого ездят танки.

То есть, именно российская газовая труба имеет включенную в комплект поставки потенциальную войну. СПГ же – практически не имеет политического второго дна, чем выгодно отличается от «стабильного и надежного поставщика», пускающего газ из своей берлоги.

В общем, тут есть из чего выбирать, но как не крути, для перехода именно на СПГ, необходимы и решимость, и понимание глобальной ситуации. А к тому же, нужно довольно плотное и плодотворное общение с поставщиком или поставщиками СПГ, которые должны понимать причины, по которым многие становятся на опасный путь покупки газа у бандитов.

Но, безусловно, Катар заинтересован в продвижении своего основного экспортного товара и готов многое сделать для завоевания новых рынков.

Насколько можно судить по объемам потребления газа, у Газпрома было два крупных клиента – потребителя газ: Германия и Украина.

Сейчас понятно, что Украина готова на финансовые издержки ради того, чтобы освободиться от российского газового шантажа, который повторяется с завидной периодичностью, ибо ничего не предвещает изменения отношения Москвы к поставкам своего газа, как к некому оружию.



Кстати, привлечение управляющей компании для украинской ГТС как раз из той же оперы. Это – «наш ответ Чемберлену». Поскольку транзитный договор завершается и Москва мечется в попытках таки обойти Украину как транзитера, то управляющая компания возьмет на себя обязательства и гарантии по договору, но не получит ГТС в собственность.

То есть, она будет получать свою плату за менеджмент, а основные суммы от транзита газа будут поступать Украине, как собственнику ГТС. Насколько можно понять, правительство не планирует покупать российский газ либо очень долго, либо никогда.

В этой связи, кроме «реверса» и собственной добычи газа, сведение баланса требует дополнительного источника поступления газа. Недавние манипуляции с вентилем, которые продемонстрировал Кремль, в частности, были компенсированы польскими поставками газа, поставленным тем же Катаром и США как СПГ.

И вот уже достигнута предварительная договоренность о поставках катарского газа в Украину. Для Катара это был бы серьезный выход на европейский рынок, а потому Порошенко было о чем договариваться и насколько можно понять, удалось достичь взаимовыгодных соглашений.

Это значит, что созданы предпосылки уже не политического, а технического отказа от российского газа навсегда.

Кстати, в Москве уже многие это понимают и с ужасом «чешут репу», ибо это «отвалила» не Литва или Молдова, а Украина, которая начала выходить из кризиса и показывает рост экономики.

То есть второй, по количеству потреблявшегося газа, покупатель, не просто уходит, а уходит на взаимовыгодных условиях к другим продавцам газа и может забыть слово «Газпром» как дурной сон.

А это уже – тенденция. Тем более, что Германия уже начинает планировать создание собственных терминалов по приему СПГ, а это – первый рынок по объему, да и Шредер не вечен. Возраст уже не юношеский, да и от тюрьмы ему зарекаться нет смысла.

В общем, президент удачно съездил в Катар и кроме газа, там наверняка поднимались вопросы инвестиций, а Катар – один из мощнейших инвесторов современности. Ну а то, что все прошло удачно, подтверждает соглашение о безвизовом режиме для путешествий граждан обеих стран.

 

Газпром-Украина-Катар.
Оцените статью.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*