Громкое имя убитого зверя.

Если кто-то задумается всерьез покончить с террором, сообщаем адрес его штаба:

Российская Федерация, Москва, Кремль (или Сочи, Бычаров ручей)

Вместо этого, довольно легко прослеживаются два мотива этих преступлений.

Первый из них заключается в явном давлении на электорат конкретной страны, с целью сместить его вправо.

  • Вдумаемся, каждый теракт вызывает волну антиарабских и антимусульманских настроений.
  • Может ли это быть целью исламских радикалов? Ничуть.
  • Кроме того активизация террористической активности, приходится на канун выборов, когда избирателя следует подтолкнуть в нужном направлении.
  • Взрывы в Англии – явное тому подтверждение.

Второй мотив – подталкивание стран Запада к созданию широкой антитеррористической коалиции.

  • Это происходит каждый раз, когда так или иначе, вопрос борьбы с терроризмом получает свою актуальность или кто-то стремится под этим соусом избавиться от санкций.
  • ИГИЛу это тоже ни к чему.
  • Поэтому, мы имеем исполнителя без явных и веских мотивов.
  • Раз так, то значит, что ИГИЛ либо отрабатывает заказа, либо просто прикрывает своим именем другую силу.

Как не трудно догадаться, эта сила находится в Москве.

В этом случае, все становится на место. Москве, а не ИГИЛу выгодно сдвигать электорат вправо. Достаточно вспомнить эпопею с Лепеншей во Франции, когда та, накануне выборов просто входила в засосы с Путиным, а глава комитета Госдумы по иностранным делам Пушков комментировал ситуацию с выборами перед вторым туром выборов.

Он просто открыто заявил, что пока Лепенша отстает, но еще есть время для нескольких терактов, которые могут все изменить. Тут просто поставлена подпись под всеми этими предвыборными терактами.

Ну и сам Путин, хоть не так прямо, но расписывается под этими трагедиями, в очередной раз призывая забыть о санкциях и бороться с терроризмом, или он за себя не ручается.

Тут возникает довольно пикантная ситуация, которая много чего показывает как в тактике Путина, так и в тактике всей РФ. Путин прекрасно представляет военный потенциал собственной армии. На Донбассе и в Сирии воюет элита его войск. Лучшего у РФ уже просто нет.

Всякого рода спецназы, ВДВ и наемники из бывших, выступают в качестве Ultima ratio regum и несут колоссальные потери. Почти вся первая смена этих деятелей, которые вошли в боевые действия весной 2014 года – либо в земле, либо калеки. Таких потерь именно среди элиты ни совок, ни, тем более, РФ – никогда не знали.

При этом, боевые действия начались с почти полностью разваленной армией Украины или с партизанами в Сирии. Что будет, если российские войска нарвутся на современную регулярную армию вменяемой страны – не трудно догадаться.

Поэтому Путин прибег к инструментам, которыми пользуются те, у кого нет ни армии, ни перспектив ее создания.

Мы намеренно не проводим параллелей с совком, ибо коммунистическая идеология предполагала террор как основной элемент политической деятельности и применялся он как внутри совка, так и во внешних делах. Это было записано в трудах теоретиков большевистской государственности – Ленина, Свердлова, Троцкого и других.

Они легитимизировали террор как форму осуществления государственной власти и международных отношений. Это было мерзко и жутко, но оглашено открыто. Каждый мог делать собственные выводы и выстраивать отношения с террористами так, как считает нужным.

Нынешняя Россия не имеет подобной идеологической нагрузки, но имеет указанные выше террористические инструменты. Мало того, парадигма нынешней России – отвратительный образчик дихотомии.

С одной стороны, Москва все больше погружается в терроризм, как универсальную форму транслирования воли правящей верхушки, а с другой стороны, всеми возможными путями пытается закрепиться на тихом и предсказуемом Западе, уводя туда огромные средства, пряча своих жен, детей, любовниц и даже собак в Англии, Франции или Штатах.

Они прекрасно понимают, что государство, которое они строят – непригодно для жизни и тем не менее, пытаются навязать удобному и вменяемому Западу, свои правила игры. У себя они не собираются строить ничего подобного, просто хотят гарантий себе, своим детям и своим деньгам и для этого, устраивают бесконечную череду террористических актов.

Тут надо вспомнить давние постулаты о том, что с террористами бесполезно договариваться, их следует уничтожать. Чем эффективнее будет организовано их уничтожение, тем больше вероятности того, что люди, вовлеченные в терроризм, и пережившие своих руководителей, смогут приспособиться к нормальной жизни.

Но для этого следует вычислить мозговой центр, его гнездо и безжалостно его уничтожить. Такое происходит не часто, но бывает. После гибели Усамы, Аль-каида осталась брендом, но не какой-то заметной силой. Вместе с Усамой, американцы уничтожили и его ближайшее окружение, а потому то, что осталось живым, носит громкое имя убитого зверя и не более того.

Поэтому, для существенного снижения уровня террористической угрозы не нужно устраивать мощных коалиций и тратить на это массу сил и средств. Для этого достаточно обезглавить международную сеть террора, а дальше все решится в рабочем порядке.

Если кто-то задумается всерьез покончить с террором, сообщаем адрес его штаба: Российская Федерация, Москва, Кремль (или Сочи, Бычаров ручей)

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*