Доброе утро, любимая!

С праздником тебя!

Вот парадокс, у тебя сегодня день рождения, а мы никак толком не можем понять твой возраст. Привычно-просто считать, что двадцать семь. Но так ли это?

Тогда, в том 91-м, это было легко и без усилий. Практически бескровно развалился СССР, мы порадовались диковинному понятию «независимость» и беспечно продолжили жить дальше, убаюкиваемые разговорами о том, что мы в безопасности. Что США наш союзник, что Китай наш союзник, что Европа наш союзник, а Россия так вообще — брат.

Мы не задумывались о бредовости самого термина «братские народы».

Мы не могли представить себе, что не брат, а трус и подлый предатель живет по соседству с нами. И мы снисходительно относились к безопасности, мы снисходительно относились к тем, кто уничтожал армию. Очень долго мы даже встречали Новый год два раза: по Москве, а потом уже и по нашему времени. И в какой-то момент мы совсем было расслабились.

А оказалось, что независимость нужно было защищать. А оказалось, что независимость от России нужно будет выбороть. И началась война.




Война за твою Независимость.

Мы повзрослели, вместе с тобой. Мы закалились, мы помудрели. Ну, конечно еще не все, да и не во всех вопросах. Но мы готовы за тебя сражаться, мы уже четыре года сражаемся за тебя.

А еще, мы помним.

Мы помним пряно-эвкалиптовый запах Крыма и дымку над морем. Мы помним розово-маслянный запах Донецка и солнце над терриконами. Мы помним наших воинов, которые погибли в борьбе за Независимость.

И током по открытому нерву бьет понимание того, что в борьбе за твою Независимость еще будут гибнуть твои сыновья и дочери. Но ты того стоишь.

Вот и думаешь — так сколько же тебе сегодня лет? Двадцать семь? Или только четыре?

Любимая наша. Родная наша. Единственная наша. С праздником тебя!

С Днем Независимости!

Юрий Бирюков