Запредельное ничтожество.

Вот вы представляете, каким колоссальным ресурсом людского доверия обладала Гадя, когда вернулась из плена?

Кредит доверия к ней был, наверное, выше, чем совокупное доверие ко всем политикам Украины. На пике этого доверия она могла его конвертировать во что-угодно. Она могла стать локомотивом для проталкивания любых, даже самых непопулярных в обществе законопроектов.

Ни один зубожилый не посмел бы вякнуть в сторону законопроекта героини, пережившей плен, о своей тяжкой судьбе, если бы Гадя стала инициатором закона, который требовал бы от общества «потерпеть ради общего блага».



  • Она могла создать беспрецедентно мощный благотворительный фонд, который получал бы помощь не только от украинцев, но и из-за рубежа.
  • Она могла бы раскрутить ГОшку с любыми, даже самыми амбициозными целями, и к ней стояла бы очередь желающих участвовать и грантовать.
  • Она была узнаваема и раскручена на Западе, могла бы очень помочь нашей международной команде прогибать пророссийское лобби в любых организациях.

Она могла привлечь общественное внимание и продвинуть любую тему, любую нерешенную проблему нашего общества — от брошенных детей до бурштынокопателей, и добилась бы в ней результатов, которых никогда не добилась бы власть.

Да у нас дыра на дыре, бери и делай хоть что-нибудь, в любой сфере, выбирай, как в магазине, — и тебе пойдет масть и карта, как будто у тебя сам бог на раздаче. Со своей мега-популярностью она могла сотворить почти все — и нашлись бы под это и ресурсы, и деньги, и люди, и СМИ, и соцсети.

И все это бесценное сокровище возможностей было слито ни за хрен собачий в организацию теракта против собственной страны! Это всё, что тупая шахидка сделала за два года с помощью своего астрономического потенциала!

Тьфу, бл..ть, какое запредельное ничтожество.

Анна Оскомина