Заявления госсекретаря США Майка Помпео касательно Ирана.

Не знаю как кому, а мне очень понравилась последняя пачка заявлений госсекретаря США Майка Помпео касательно Ирана. Суть проблемы на ЛО освещается регулярно и снова подробно описывать ее – не вижу смысла.

Тем не менее, из всего блока проблем, Помпео прокомментировал одну, а именно – санкции.

Для затравки он сказал следующее:

«Нужное количество обогащенного урана для крупнейшего в мире государственного спонсора террора равно нулю … У Ирана нет законных оснований возобновить обогащение на этом ранее подпольном месте».

В таком «откровении» от госсекретаря не было особой надобности, поскольку все это подробно было освещено во всех крупных, средних, мелких СМИ и даже на Привозе, но здесь эта цитата важна чисто в техническом плане.

Ведь это стало основанием для содержательной части заявления Помпео, которая гласила о том, что США больше не намерены продлевать ограничения на применение санкций против Ирана.

Несколько более подробно этот аспект прокомментировали сенаторы-республиканцы Тед Круз, Линдси Грэм и Лиз Чейни, которые выразили горячую поддержку решительным действиям их Трампа и Помпео. Они расшифровали это следующим образом:

«Нет никаких оснований продлевать эту отсрочку (санкций) в свете недавнего подтверждения того, что Иран нарушает свои обязательства по тяжелой воде, не говоря уже о том, чтобы позволить Ирану продолжать наращивать свою программу ни во Фордо, ни в Араке».

А еще Помпео выразил озабоченность по поводу насилия.

Которой чинят иранские власти против демонстрантов, которые вышли на улицы городов с протестом против повышения цены на бензин сразу в два раза.

Так и сказал:

«Мы решительно осуждаем любые акты насилия, совершенные этим режимом против иранского народа, и глубоко обеспокоены сообщениями о нескольких жертвах».

Вот так, Миша и Донии не просто обеспокоены этими фактами, но делают это с максимальной глубиной, что и подчеркнул госсекретарь. Но что такое их «обеспокоенность» нам не стоит рассказывать, поскольку мы ее знаем в лицо и поименно, причем, не только в США, но и в Европе.

Из Вашингтона сообщают, что принято окончательное решение снять все ограничения на применение санкций к Ирану, начиная с 15 декабря. А теперь просто обратим внимание на два факта, которые теперь озвучены на высшем уровне.

Первый относится к «жесткому» переговорщику Трампу. Оказывается, выйдя из отвратительной сделки с Ираном, Трамп жестко наложил на Иран. В том числе, и санкции.

Но вот оказалось, что часть санкций были наложены в режиме «шоб да, так не», то есть – формально (для публики, которая должна думать о «жестком переговорщике»), санкции вроде как есть, но различные отсрочки их фактически обезвредили.

Безусловно, такая жесткость нуждается в пере Эзопа, чтобы показать ее несокрушимость.

Проще говоря, большая часть санкций до сих пор не работала вовсе

И может быть, начнет работать лишь с середины декабря.

И то, это в том случае, если Трамп не передумает еще раз «жестко» переговорить с иранским руководством. Мы помним, как это было с Ким Вынь Хунем и это действительно – ужасно.

Но вот второй момент. Комплекс вопросов, связанных с производством тяжелой воды, решаются при техническом участии китайской национальной ядерной корпорации.

Из этого следует, что часть ядерной программы Ирана, связанной с обогащением урана и функционированием реактора в Бушере, курирует РФ, а тяжелая вода и соответственно реактор в Араке – зона ответственности КНР.

Проще говоря, Москва и Пекин создают для Ирана оружейную ядерную промышленность.

Но ведь с Путиным и Си у Трампа личные и какие-то даже интимные отношения, хоть он с ними жестко переговаривает или что он там с ними жестко делает? В общем, большой цирк «Дональда Дака» дает новое представление  – «запуск жестких санкций и переговоров».

ANTI-COLORADOS