Идентификация.

Сейчас мы снова стоим на пороге выборов, и снова ловим сигналы, которые с каждой неделей будут все более сильными и настойчивыми, но в этот раз мы не имеем права сделать ошибку. Война уже идет, и мы должны четко понимать, что сейчас на кону. Поэтому – надо внимательно и вдумчиво ловить и главное – понимать эти сигналы.

У вменяемого человека, кроме обычной совокупности критериев оценки кандидатов, обязан работать жесткий входной фильтр «свой-чужой».

Война не дает шансов на полутона. Если ты не с нами, то ты – против нас, хотя бы потому, что ты будешь клеить из себя дурака «вне политики» или такого себе борца за мир, а мы должны четко знать, ударишь ты в спину или нет.

Эксперименты с этим – смертельны, а потому, если ты демонстрируешь нейтралитет, под любым предлогом, ты уходишь в разряд врагов. Так будет честно и спокойно.

И вообще, риторика о «мире»- это как раз тот сигнал, который надо воспринимать четко и понимать, что наши могут рассуждать о мире только после победы. Пока мы ее не завоевали, о мире говорить преждевременно и глупо.

Так что это – сигнал. Любой разговор о мире требует уточнения, что пациент имеет в виду под этим словом. Если он уходит в длинные рассказы о чем угодно, но не о победе, уничтожении или изгнании врага с нашей территории, то он – враг.

Только после того, как некий кандидат проходит этот фильтр, можно применять критерии из мирного времени: о порядочности, профессионализме и прочих вещах.

И тут стоит отметить, что действующий президент серьезно вываливается из общей тенденции. О его внутренней поддержке мы узнаем по результатам выборов.

Насколько известно, все информационные системы, завязанные в этой кампании, будут контролироваться не только нашими спецслужбами, но и большой бригадой наших партнеров, которые уже в курсе, что значит взлом таких систем российскими боевыми хакерами из ФСБ и ГРУ.

Так что тут рассуждать не о чем, а вот о том, что ему удалось сломать традицию предшественников, которые превращались в глазах западных партнеров в мафиози – уже можно говорить со всей определенностью.

До выборов осталось полгода и на этой дистанции Украина может похвастаться просто невероятным продвижением в Евроатлантические структуры, которое просто не с чем сравнивать, внутри Украины.

Тут даже нельзя говорить о том, насколько он продвинулся дальше того же Ющенко. Ющенко просто не ходил в ту сторону и не вел туда Украину.

Мы уже почти преодолели тот негативный имидж, который сформировали предыдущие президенты. С нами считаются и под нашим напором начала гнуться Московия. Шутка ли, мы начинаем уничтожать ее экономически.

Да, формально мы выиграли несколько судов и Москва нам должна около 12 миллиардов долларов, но основной ущерб ей наносят санкции США.

Однако никаких санкций не было бы, если бы не наша твердая позиция. Все убытки и неприятности, которые нарастают для РФ как снежный ком – связаны с Украиной.

Теперь понятно, что мы перешли в наступление на церковном фронте и враг тоже вынужден уходить. Причем, здесь и не только здесь, Украина демонстрирует игру, которой никогда у нас не было. Та же самая автокефалия разыграна в гроссмейстерском стиле.

Просто вспомним, вся эта эпопея началась с обращения президента и правительства с просьбой предоставления автокефалии. В Москве с этого смеялись и говорили, что этого не будет никогда.

В какой-то момент, вселенская патриархия притихла и казалось, что вопрос уже спущен на тормозах. Тем временем, в Грецию и Стамбул потянулись как российские эмиссары, так и наши ренегаты, в виде похоронной команды. Очень многие наблюдатели говорили, что патриарху сделают предложение, от которого он не сможет отказаться.

Но теперь стало понятно, какая игра шла на этом фоне. Московия была предсказуема и ее тактика легко просчитывалась, а в это время вселенская патриархия сманеврировала.

В тот момент, когда Гундяев заверял, что он уже практически все порешал, Вселенский патриархат подбирал фактический материал для исторического и канонического обоснования не только предоставления Украине автокефалии, но и пресечения самоуправства московского патриархата.

Этого не ожидал никто, и когда начали зачитываться все подвиги Московии, а потом то, что и как она нарушала, с выходом на констатацию права и обязанности Вселенского патриархата навести порядок, стало понятно, что Гундяев готовился не к тому бою и теперь слоняется где-то в Норильске, у черта на куличках, пока его не угостили чаем от Путина или не случилось что-то подобное…

И вот все это уже называют пиаром, как и полет президента на похороны сенатора Маккейна обычным рейсовым самолетом.

Между прочим, сам Маккейн знал, что умрет просто в ближайшее время и дал распоряжения по поводу ключевых моментов своих похорон. В частности, он утвердил список из 17 человек, которые должны были присутствовать на его похоронах и кому будет предоставлено право прощальной речи.

В этом списке – все живые президенты США, кроме Трампа, но первая леди – вошла в список, и в этой компании есть еще одна запись, гласящая: «Президент Украины».

И это – тоже списано на пиар, как на него же списан парад и речь президента. Кстати, другие кандидаты не были замечены на этом параде. В общем, это уже расценивается как пиар, в плохом смысле слова.

Но мы воспользуемся нашим правилом и назовем это связью с общественностью или посылами, которые действующий президент, кстати, еще не объявивший о желании баллотироваться на вторую каденцию, направляет тем, кто за него голосовал в 2014 году, и тем, кто возможно, решит голосовать за него в 2019 году.

Если это пиар, то пусть будет пиаром, но не в конторском понимании этого определения.

Антиколорадос