Интервью Курта Волкера российской газете.



Спецпредставитель Госдепа США по Украине Курт Волкер в интервью российской газете рассказал об агрессии РФ в Украине и о переговорах с Сурковым 7 октября в Сербии.

— Миротворцы ООН на Донбассе, очевидно, — главная тема вашей будущей встречи с Сурковым. США здесь разделяют позицию Украины: миротворцы должны контролировать весь Донбасс, в том числе границу с РФ. Этот взгляд не совпадает с российским, согласно которому «голубые каски» должны защищать ОБСЕ только на линии соприкосновения. Ни одна из сторон не говорит о готовности к компромиссам. Выходит, мы в очередном дипломатическом тупике?

— Здесь стоит начать с того, что цель Минских соглашений, которые поддерживают и Россия, и США, и на условия которых согласилась Украина, — это восстановление территориальной целостности и суверенитета Украины над востоком страны. И один из вопросов, который Россия постоянно поднимает в ходе дискуссий, — это необходимость обеспечить безопасность русскоязычного населения.

Проблема в том, что единственное место в Украине, где русскоязычное население подвергается опасности, — это там, где находятся российские войска.

Так что основная идея международной миротворческой миссии заключается в том, чтобы обеспечить безопасность в зоне конфликта и таким образом гарантировать, что русскоязычное население будет чувствовать себя защищенным. Кроме того, миссия миротворцев станет основой для выполнения Минских соглашений.

Так что мне кажется, что у позиций России, Украины, Франции и Германии (участники «нормандской четверки» — переговорного формата, поддерживающего Минский процесс) много общего.

Вопрос в том, как мы можем перейти от предложения по миротворцам, к более широкому подходу, чтобы мы могли избежать углубления противоречий внутри Украины и действительно создать условия и для обеспечения безопасности в зоне конфликта, и для реализации Минских договоренностей.

— Есть ли какие-то конкретные идеи, как можно сблизить эти позиции?

— Ну, для начала — продолжать эти переговоры. Это и есть главный смысл моей встречи с Сурковым. Мы слышали, что предлагает Россия. Мы ответили на эти предложения. Мне кажется, у нас есть несколько общих целей — суверенитет Украины и безопасность для местного населения.

Как мы можем добиться этого, мы и будем обсуждать 7 октября в Сербии. Говоря прямо, на востоке Украины сейчас идет война в горячей стадии. Тысячи убитых, миллионы людей, оставивших свои дома. Это настоящая трагедия.

Поэтому если США смогут сыграть свою роль и помочь добиться мира, мы будем очень рады.

— Параллельно в США обсуждаются поставки летального оружия в Украину. Не кажется ли вам, что такие поставки могут дестабилизировать и без того опасную обстановку на Донбассе?

—Ситуация в следующем. Согласно статье 51 Устава ООН, каждая страна имеет право защищаться. Единственные боевые действия, которые сейчас происходят, идут на территории Украины. Я думаю, что страна вправе защищать себя.

— Со стороны Украины неоднократно делались заявления о том, что Минские соглашения не работают, поэтому их нужно либо видоизменять, либо отменять в принципе. Что вы думаете об этой идее?

— Позиция США заключается в том, чтобы Минские соглашения были выполнены, а не отвергнуты.

Но, по правде говоря, прошло уже три года и Минский процесс до сих пор не остановил боев. Люди гибнут там каждую неделю. Прекращение огня, перемирие и дальнейшие политические шаги— ни по одному из этих направлений не удается достичь прогресса. Так что нельзя сказать, что Минские соглашения работают эффективно.

Мы надеемся, что американо-российские консультации помогут сдвинуть ситуацию с этой точки, достичь момента, когда Минские соглашения начнут выполняться, а конфликт — завершаться.

— Сегодня в США есть много инициатив относительно украинской политики. При нынешней позиции России на этом направлении, насколько велик шанс, что она столкнется с еще одним пакетом санкций?

— Россия слишком далеко зашла с военным присутствием в Украине, установлением контроля над ее территориями.

То же самое президент Трамп объяснял Путину на саммите «большой двадцатки» в Гамбурге в июле. Мы бы хотели урегулирования конфликта в Украине. Насчет внутренней дискуссии — вы правы, что в США сохраняется очень серьезное беспокойство по поводу ситуации в Украине.

За введение новых санкций в отношении России проголосовали 98 американских сенаторов и 419 членов палаты представителей. В США обеспокоены ситуацией в Украине и хотят, чтобы российские войска ушли с востока Украины, а Минские соглашения были выполнены.

— Как сильно внутренние противоречия в Вашингтоне относительно Украины влияют на вашу работу как дипломата?

— Я сам этого никогда не замечал. Я нахожусь в тесном контакте с Конгрессом, с госсекретарем Рексом Тиллерсоном, с министром обороны Джеймсом Мэттисом, с президентским советом по нацбезопасности. И везде я вижу уверенное единство, противоречий в Вашингтоне нет.

У нас однозначно консенсус — мы хотим, чтобы Россия помогла добиться мира в Украине, вывела свои силы, и мы хотим, чтобы выполнялись Минские договоренности.

—С вашей точки зрения, нынешние санкции помогают США в продвижении своей внешней политики в Украине?

— У американской администрации и многих европейских стран был единый взгляд на предварительный текст законопроекта о санкциях. Он заключался в том, что формулировки, которые содержались в документе, не позволяли администрации США следовать правильному подходу к использованию санкций. Кроме того, были несколько проблемных пунктов с точки зрения принципа экстерриториальности.

Финальный же текст закона о санкциях претерпел изменения в результате поправок, и это ведет нас правильным курсом. Нынешние санкции прочно увязаны с Минскими соглашениями и нацелены на то, чтобы Россия обеспечила восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины.

Если нам удастся добиться этого с помощью международного миротворческого контингента, это будет большим шагом вперед. Так что мне кажется, нынешние санкции помогают.

—Каков шанс новой эскалации и возвращения к полномасштабному конфликту?

— Потенциал для эскалации остается всегда. У России много людей и оборудования в зоне конфликта. Войска сконцентрированы вдоль линии соприкосновения.
Нарушения режима прекращения огня происходят каждую ночь.

Перестрелки, взрывы, удары артиллерией. Каждые три дня погибает один украинский солдат. Надеюсь, ситуация изменится, перемирие начнет крепнуть, а воюющие стороны будут разведены. Но всегда есть риск, когда войска находятся на таком небольшом расстоянии друг от друга. Поэтому нам кажется, что миротворческие силы очень помогут. Если бы миротворцы находились в зоне конфликта и обеспечивали бы безопасность, то тогда потенциальной возможности для эскалации было бы гораздо меньше.

— Вы утверждаете, что российские войска присутствуют на территории Донбасса. Россия отвергает эти обвинения.

— Ну, есть множество публичной информации на этот счет: от фотографий, в том числе снимков со спутника, до соцсетей. Российские военнослужащие попадают в плен, их допрашивают украинцы. Так что утверждение о том, что Россия управляет и контролирует вооруженные силы на востоке Украины, не вызывает сегодня никаких сомнений.

2. В Канаде единогласно одобрили «закон Магнитского», который позволяет вводить санкции против России

За принятие закона, аналогичного американскому «акту Магнитского», проголосовали все 277 депутатов, присутствующих на заседании палаты общин канадского парламента. Закон, в частности, предусматривает замораживание активов и, отменяя визы, запрещает въезд чиновникам из России, которые, нарушают права человека.

Влад Пономарь



Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*