Искусственный интеллект.

В Сети появились новые описания примерных возможностей самолета шестого поколения, разработка которого уже начата в США.

Сейчас развивается начальная стадия проектирования и хотя уже имеются некоторые эскизы внешнего вида машины, пока о нем говорить рано. С другой стороны, наиболее интересные, и одновременно – закрытые мероприятия, происходят по линии производителей военной техники и Пентагона.

Именно сейчас очерчивается круг технологий, которые будут использованы при строительстве самолета.

Большая часть этих технологий имеется прямо сейчас. Что-то – полностью готово к применению, что-то надо развить и довести до нужных кондиций, а что-то еще только предстоит освоить. Но важно то, что эти процессы финансируются прямо сейчас, а значит, результат скоро будет. Из того, что уже сейчас известно, важны два момента.

Первый. Самолет изначально проектируется под возможности пилотируемого и беспилотного применения. То есть, отсутствие пилота не должно существенно повлиять на функциональность боевой системы.

Второй момент уже имеет собственное название «умная кожа». Насколько можно понять из описаний, вся поверхность самолета будет усеяна различными датчиками, которые будут предоставлять информацию в режиме сферического обзора, на достаточно большом расстоянии.

Речь идет как о поиске целей, наведении на него оружия (бортового и сопряженного в общую систему управления боем), так и постоянном отслеживании угроз от наземных средств противодействия и от самолетов противника, а кроме того, они будут завязаны на постоянно работающей системе электронного противодействия угрозам.

Последняя технология прямо сейчас выходит на финишную прямую, и уже испытывается в виде отдельного контейнера, для тяжелых истребителей F-15 AESA, а F-35 Joint Strike Fighter изначально спроектирован для внедрения подобного модуля. Над этой технологией работают Air Force Electronic Warfare и Electromagnetic Spectrum Superiority.

Здесь нас интересует некий общий момент, который вытекает из совокупности этих технологий.

Итак, речь идет о том, что для авиации, морских и сухопутных сил, прямо сейчас разрабатываются системы постоянного слежения, наведения и противодействия, получающие информацию из множества источников или датчиков.

Понятно, что скоростной истребитель обязан иметь максимальное количество датчиков, для мгновенной реакции на входящие угрозы или быстро появляющиеся цели. Причем, датчики дают информацию в различных диапазонах, что способствует получению более точных данных об окружающих объектах.

И тут возникает самый интересный вопрос всех этих новшеств. Для кого собирается все более мощный поток информации?

Наверное каждый, кто видел фотографии кабины даже пассажирского самолета, невольно задавал себе вопрос о том, как можно одновременно следить за всеми этими приборами. Но ведь там нет боевых бортовых систем. Все сводится к показателям параметров полета, наличия топлива и еще чего-то.

Понятно, что поток информации, формируемый даже бортовыми системами современного истребителя – на порядок выше.

А прямо сейчас речь идет о том, чтобы уплотнить этот поток еще на порядок. Причем, эта информация должна приводить к принятию правильного решения, от которого зависит собственная безопасность и успех миссии.

Одним из основных отличий самолета пятого поколения от предыдущего, является бортовой вычислительный комплекс, который сводит многочисленные потоки информации от бортовых датчиков и внешних каналов данных, в синтезированное представление окружающей обстановки, для пилота.

Известно, что шлемы пилотов этих самолетов, уже предоставляют возможность наблюдать за окружающей обстановкой, как будто их не окружает корпус самолета.

При этом, в воздухе и на местности, пилот видит метки потенциальных целей или угроз. Ему просто нужно выбрать цель и оружие, которым ее надо поразить. Дальше сработает машина и боеприпас уйдет к цели.

Но сейчас, кроме этого, добавляются возможности распознавания и классификации входящих угроз.

Они сортируются по степени угрозы и параметрам воздействия, после чего избирается нужное средство противодействия, например – глушение определенного диапазона радиочастот.

Насколько можно понять, именно этот компонент работы бортовых систем, уже осуществляется автоматически.

То есть, пилот просто получает уведомление о том, что обнаружена угроза, и система уже отрабатывает контр меры, по этому поводу. Неправда ли, это очень напоминает работу активной защиты на современных, самых дорогих танках.

Экипаж вообще не вмешивается в работу активной защиты потому, что просто не успеет оценить ситуацию и принять нужное решение. Для этого системе защиты, человек вообще не нужен.

Теперь вспомним о том, как работает бортовое вооружение на том же нашем БТР-4 или танке «Оплот». Оператору надо просто навести маркер на цель и система наведения захватывает ее вне зависимости от движения самой платформы. Оператору остается только нажать «пуск», чтобы поразить цель.

Как видно из приведенного примера, для человека остается две функции – обнаружить цель и принять решение на ее поражение.

Это мы ведем речь не о самых совершенных боевых платформах.

То, что сейчас готовится для самолетов 6 поколения, а в несколько упрощенном виде – для наземных боевых платформ, предполагает использования куда большего количества датчиков, которые формируют более точную картину окружающей обстановки.

Со слов одного из ведущих специалистов, в этой области, Дена Клагера (один из руководителей CERDEC), для наземных боевых платформ, уже разработана концепция постоянного контроля окружающей обстановки на 360 градусов, вокруг машины.

Причем, нет особой разницы в том, танк это, БТР или вертолет. Задается единая возможность быстрого сканирования и классификации целей и угроз, на определенном расстоянии от машины.

Все эти мероприятия, активно ведущиеся во всех сегментах боевой техники вооруженных сил США, наводят на мысль о том, что такой количественный скачок потоков информации, обязан перерасти в качественное изменение возможностей бортовых систем.

Нигде об этом прямо не говорится, но мы делаем вывод о том, что американские военные дали принципиальное «добро» промышленности, на создание систем, генерирующих потоки оперативной информации, многократно превышающей способности ее обработки человеческим мозгом.

Причем, приведенные выше примеры говорят о том, что речь идет не только о плотности информационного потока, но и о скорости реагирования. То есть, чисто теоретически можно предположить, что возросшее количество датчиков, на отдельной боевой платформе, дает несравненно больший поток информации, который можно распределить между несколькими членами экипажа.

Но такой подход все равно не даст нужной скорости реакции.



В истребитель или танк мы не сможем посадить 10-20 человек. В итоге, все это будет выдаваться для того человека, который осуществляет оперативное управление системой. Из этого видно, что самой медлительной частью боевой системы, в данном случае, становится именно этот самый человек.

Похоже, что в Штатах принято принципиальное решение на передачу машине тех самых двух компонентов, о которых мы вели речь выше – классификацию целей и угроз, а также – принятие решения на их устранение.

Косвенно это подтверждает изначальная концепция самолета 6-го поколения, которая должна функционировать в беспилотном режиме, без утраты своего боевого функционала.

То есть, речь уже не идет о боевом БПЛА, которым удаленно управляют пилоты, находящиеся в специальных центрах управления, на территории США. Машина получает свою миссию и выполняет ее, исходя из оперативной обстановки.

Точность принятия решений, как раз и должна обеспечиваться тем невероятно большим количеством датчиков, которым будет оперировать машина.

В общем, речь идет о том, что эффективность работы воздушных и даже наземных боевых систем, уже уперлась в ограничения, вызванные пределом возможности экипажа. Короче говоря, мы сейчас видим, как внедряется обвес датчиками боевых систем, которые будут управляться искусственным интеллектом.

Прямо об этом еще никто не говорит, но все остальное указывает на то, что скоро мы увидим на поле боя то, что фантасты называли «Терминатором». Кстати, это очень четко ложится в давнюю концепцию западного стиля ведения боевых действий, которая диктует необходимость минимализации потерь личного состава, на поле боя.

Похоже на то, что очень скоро на поле боя, американская армия вообще не будет иметь людей, ибо сухопутные платформы, движутся в этом направлении с той же скоростью, что и авиационные. Это – общий процесс, который уже не остановить.