Как проходят учения NATO

Итак, пара слов о том как проходят учения NATO.

Если брать в очень большом отдалении, то задумка учений примерно такая же как у нас — на нас напали, мы отбились, перешли в контрнаступление, они перешли в оборону, мы их разбили. Все.

Хорош этот план тем что есть возможность в ходе одних учений отработать как атаку так и оборону, потому тут колеса не придумать и глобально все похоже. Разница начинается когда смотришь на картинку в некотором приближении.

1. Учения проводят не с мишенями, а против людей.

Не табуна чуваков в шлепанцах, а против учебного (тренировочного) подразделения которое в течении ротации только тем и занимается что играет Opposite Force (OPFOR), то есть противника, для каждого нового прибывающего в учебку (полигон) подразделения.

Потому в итоге эти самые ребята из OPFORCE знают полигон как свои пять пальцев, хорошо натренированы (так как тренируются постоянно) и представляют собой на учениях далеко не мишени, и не мальчиков для битья.

Потому то что украинскую сборную десантников и танкистов включили в батальон OPFOR — это во многом свидетельство признания высокого боевого потенциала нашего подразделения.

Но в тоже время OPFOR как правило играют меньшим числом (в нашем случае — 1 к 5), и сильно ограничены в возможностях. Так, например, у нас авиации и артиллерии не было совсем, тогда как у противника — было и то и то.

В качестве беспилотника у розведки OPFOR был обычный коммерческий Dji Phantom, в то время как у противника — полноценные военные дроны.

И так дальше. Потому в основном OPFOR ведут больше партизанские действия, стараясь доставить максимум неприятностей.

2. Во-вторых, которые вытекают из п.1

Так как с обеих сторон люди, то хоть и есть «план учений» и так далее, при необходимости это все может корректироваться, гибко подстраиваясь под обстановку. Задачи пройти строго по алгоритму не стоит совсем.



Задача тут не победа и куча отчетов — а чему-то научиться. Ради этого и приглашают иностранные подразделения — во-первых, конечно, отработать взаимодействие с теми с кем связаны блоком НАТО, а во-вторых и основных — посмотреть как они там себя чухают, и чему-то научиться.

3. Учения проводятся максимально близко к реальности за счет использования лазерной системы имитации боя MILES.

Не стоит думать что MILES это типа как страйкбол, или лазертаг. Все куда сложнее и реалистичнее. Попробую пояснить.

Система состоит из передатчика, приемника, и системы контроля поля боя. Приемники размещаются на теле участников учений или технике, передатчики — на оружии. Когда кто-то стреляет по вам, то приемник определяет из КАКОГО ОРУЖИЯ велся огонь, и под каким углом\с какой дальности.

В зависимости от этого она выдает результат: ранен, убит, враг мазила.

То есть передатчик передает данные о типе оружия которое имитирует. Таким образом не получится из автомата подбить танк, например. А из крупнокалиберного пулемета подбить вертолет — это пожалуйста. И так далее.

Стрельба ведется как правило холостыми боеприпасами, что обеспечивает аудиовизуальные эффекты настоящего сражения.



На вооружении и технике для которых использование холостых боеприпасов в силу разных причин невозможно (по технике безопасности, или отсутствие оных в природе) используются имитационные боеприпасы — эдакие взрывпатроны которые делают хлопок, вспышку и некоторый дым возволяющие по ним определить откуда ведется огонь.

Например подобное используется для имитации стрельбы из РПГ или танка.

При имитировании работы артиллерии уже нужны наблюдатели, они же судьи на местах. Другими словами — военнослужащие из самого учебного центра.

Когда подается заявка на нанесение артиллерийского удара, они кидают в указаный район имитационный заряд (а-ля взрывпакет, или учебную гранату) который имитирует разрыв снаряда. В некотором радиусе от него все кто не успел укрыться «погибают» — судьи их «убивают».

Система глобального контроля позволяет в режиме он-лайн отследить перемещение сил обеих сторон, и также используется для имитации работы минных полей. Сторона которая минирует тот или иной участок считывает координаты краев минного заграждения с помощью GPS-треккера, и передает их командованию.

Они их вносят в систему, и когда кто-то пересекает «заминированный» участок не предупредив что он его обнаружил и занялся разминированием (если есть в наличии саперы, естественно), система его «убивает».

Конечно помимо «смерти» участников можно и «оживить».

В зависимости от типа учений это может быть по-разному и позволяет имитировать различные ситуации — от штурма дома где бой может продолжаться всего несколько минут, после чего стороны будут воскрешены и снова будут отрабатывать тоже самое задание, до крупных операций где погибшие воскрешают только на утро и входят в бой извне игровой зоны под видом подкрепления, и так далее.

Это позволяет моделировать самые разнообразные сценарии используя даже незначительное количество людей и техники.

Что самое приятное в этом всем так это то что полигон для учений с ситемой MILES вовсе не обязан быть огромным, потому что нет необходимости учитывать куда и сколько пролетит снаряд выпущенный в гарячке боя и не заденет ли он гражданское население. Потому что ничего не летает. Шумит, да. Бахает, да. Но и все.

Естественно система имеет и свои недостатки.




В первую очередь связанные с самим принципом лазерного «поражения» цели. Замаскированная листвой техника вполне может стать «неуязвимой» из-за того что прикрыты приемники, а в дыму луч лазера и сам по себе сильно рассеивается, и потому стрелять куда-то туда наугад практически бесполезно.

Потому для решения всех спорных вопросов на местах всегда присутствуют судьи-наблюдатели из персонала учебного центра.

Конечно, как и всякая сложная система она умеет глючить, отказывать, не работать. Обычно это происходит по закону всемирного свинства именно в тот самый самый неподходящий момент про который все в курсе, но никто не готов. Увы, никто не совершенен.

Ну и в конце-концов, то что в рамках одних учений люди «оживают» иногда провоцирует на вещи которые в реальном бою вряд ли сделали бы. Например «вы очень далеко, потому помрите там, и оживайте на базе. А завтра утром объединенными силами пойдем».

4. Что хочу вынести отдельно и что ОЧЕНЬ понравилось.

К учениям привлекают гражданское население. Да-да, вот такой вот военный полигон, учения, ты такой крутой на БТР летишь ощущая как в лицо дышит ветер приключений, а тут из-за угла выруливает старый тарантас с бабулей за рулем и кулечком из супермаркета на соседней седухе.

В пору и обалдеть с непривычки, пока не увидишь на бабуле одетую разгрузку системы MILES. То есть ее тоже могут «убить» в ходе учений, и все это будет учтено при разборе полетов.

Для пущей реалистичности на территории полигона возведено несколько имитационных городков с кафешками, магазинами, домами. Везде, естественно, понатыкано видеокамер. И в течении учений там реально живут люди.

Им привозят сухпаи и платят неплохую зарплату (нам говорили что порядка 100$\день) за то что они будут имитировать жизнь города — полицейский оденет форму и будет патрулировать город, кто-то поедет в соседний городок к знакомому, кто-то пойдет грибы собирать и так далее.

При чем люди в городке входят в роль, и могут изображать и народные волнения, и больных, и все на свете. У всех своя легенда — настоящая полевая ролевка, в общем)) И все в MILES. Совершенно потрясающе, и добавляет +3 к реалистичности происходящего.

5. На войне как на войне.

Разрешено практически все. Захватил чужую технику? Используй. Пленного? Отлично. Карту противника? Вообще супер. Чем более нестандартно ты действуешь — тем лучше для всех: ты отработаешь, они увидят что и так можно было.

«Ітогі подведьом» (с)

Не смотря на общую схожесть задумки учений во всех армиях мира, а именно оборона-атака-оборона, чем больше углубляешься в детали, тем больше вылазит разница.

И это очень здорово что в учебных центрах ВСУ начинают внедрять подобную систему подготовки войск, и в Украине уже закупаются и используются несколько лет системы MILES. Еще далеко не везде, но движение идет, и это очень здорово.



Из недостатков, на мой счет, это то что я бы назвал «совком» в планировании учений. BLUFOR (Blue Force — то бишь «синие», а синим на картах в странах НАТО обозначают «свои» войска) при подавляющем превосходстве героически громит плохишей из OPFOR.

Сделали бы +\- равные силы и устроили capture the flag батальон на батальон, например. Вот это было бы реально круто. Ну да где я, а где высокие штабы из NATO — им виднее.

Опять же, если в деталях план учений гибко подстраивается, то в общей картине план все же будут удерживать. Пора переходить к следующей фазе, а там что-то не закончили? Фиг с ним — вызвали арту, вас всех убили, поехали дальше. Немного расстраивает по-человечески, но умом понимаешь что время и бюджет не резиновый, надо укладываться. Увы.

Алексей Бобовников