Как работают новые антироссийские санкции США

1. Последний санкционный удар США по России стал самым чувствительным. До сих пор санкции не затрагивали бизнес российских публичных компаний.

Последние санкции более мощные, чем SDN и даже секторальные санкции, считает Эрик Феррари, руководитель вашингтонской юридической фирмы Ferrari & Associates: это полный запрет для американцев на любые отношения с попавшими под них лицами (а это крупные коммерческие компании).

Создана основа для санкций против сотрудничающих с ними неамериканцев и это новый фактор, введенный принятым в 2017 г. законом о противодействии противникам США при помощи санкций – CAATSA, указывает Феррари: «Секторальные санкции, пусть и более комплексные, меньше по охвату и последствиям».

«Секторальные санкции в меньшей степени подрывают коммерческую деятельность попавших под них», – согласна Анна Брэдшоу, партнер британской юридической фирмы Peters & Peters Solicitors, специализирующейся на вопросах санкций.

Что запрещено.



Согласно новым санкциям любые американские лица должны прекратить всякие коммерческие отношения с включенными в список компаниями – а также с теми их дочерними компаниями, где им принадлежит не менее 50%.

Это касается как деловых отношений (например, поставок товаров, исполнения контрактов и проч.), так и работы американских граждан в этих компаниях, а также владения американцами их акциями и облигациями, предоставления кредитов (последнее касается трех компаний – Rusal, En+, ГАЗа).

Кроме того, по закону CAATSA под вторичные санкции могут попасть любые неамериканские лица, которые совершают «существенные операции» с лицами из списка SDN, и иностранные финансовые институты, совершающие с ними «существенные финансовые операции».

Фактически попавшие под санкции США российские физлица и компании отлучаются от долларовой системы, указывает Брэдшоу, любой платеж в долларах проходит через территорию США, в транзакции участвуют банки-контрагенты, которым будет нельзя иметь дела с российскими компаниями из санкционного списка.

«А существенные операции (в любой валюте) с подсанкционным лицом создают для лиц не из США риск вторичных санкций», – предупреждает она.

Таким образом, возникают риски того, что российские компании не смогут расплачиваться по долларовым долгам. UC Rusal уже заявила – в сообщении для инвесторов Гонконгской биржи, – что санкции могут привести к ее техническому дефолту:

«Компания полагает, что ее включение в SDN-лист может привести к техническим дефолтам в отношении некоторых кредитов и облигационных займов».

Санкции США окажут существенное негативное влияние на бизнес и перспективы компании, сообщила UC Rusal.

Кроме того, проблемы российских компаний могут сказаться на кредитующих их банках. Например, UC Rusal должна Сбербанку $4,2 млрд – и у Сбербанка возникает риск того, что он, как контрагент компании из SDN, может попасть под те самые вторичные американские санкции за существенные финансовые транзакции с ними.

Фактически этим российским компаниям придется вести бизнес только в России, на это во многом и направлены санкции: «Вторичные санкции могут испугать неамериканские компании. А большинство крупных европейских банков обычно не хотят иметь дела с кем-либо, против кого США ввели санкции».

О’Тул считает, что для нероссийских компаний и банков риск выше, чем для российских: «Фактически они поставлены перед выбором – вести бизнес или с UC Rusal (либо другой подсанкционной компанией), или с США. Большинство выберет США».

Риск действительно вырос, подтверждает Феррари.

Международный депозитарий Euroclear заявил, что оценивает новые санкции США и принимает меры для их соблюдения. Трейдеры в Лондоне в понедельник сообщали о трудностях в определении точной цены многих российских ценных бумаг, спровоцировав опасения о проблемах в международном клиринге после обнародования санкций, передало Reuters.

Главный актив Дерипаски – UC Rusal.



Из $9,969 млрд его выручки 79% – валютная. Поэтому 92,5% из $8,4 млрд общего долга – в долларах, сказано в отчете компании. У «Евросибэнерго», 100%-ной «дочки» En+, выручка в основном рублевая, из $4,6 млрд долга 12,2% – долларовый.

Больше всего UC Rusal должна Сбербанку – $4,2 млрд, это средства на покупку доли в «Норникеле», 26,88% компании заложено по этому кредиту. $1,7 млрд UC Rusal в мае 2017 г. привлекла в виде предэкспортного финансирования, организатор – нидерландский ING.

Себестоимость продаж UC Rusal – $7,1 млрд. «Какая-то часть оборудования из-за санкций станет полностью недоступной для UC Rusal, оставшаяся же станет в 2 раза дороже», – говорит менеджер крупного инвестфонда: китайские производители, зная, что компании негде приобрести оборудование, поднимут цены.

Проблемы могут возникнуть с перевозками грузов морем: UC Rusal возит глинозем из Гвинеи и Австралии, продолжает бывший сотрудник. Один из перевозчиков продукции UC Rusal – «Трансконтейнер».

«Мы изучаем вопрос влияния санкций», – отметил первый заместитель финдиректора «Трансконтейнера» Андрей Жемчугов. UC Rusal может сократить производство алюминия, если посчитает его убыточным.

В холдинг «Русские машины» входит 27 предприятий в таких отраслях, как автопром (группа ГАЗ и проч.), железнодорожное машиностроение («РМ рейл»), самолетостроение («Авиакор»), а также производство сельскохозяйственной и строительно-дорожной техники (совместные предприятия с американскими Terex и AGCO) и газозаправочные решения.

У группы ГАЗ (крупнейший актив «Русских машин») есть контракты на сборку легковых автомобилей для Volkswagen, легких коммерческих автомобилей Mercedes-Benz и двигателей для другого немецкого автоконцерна – Daimler.

Все связанные с «Русскими машинами» компании анализируют последствия попадания в санкционный список, сказал представитель холдинга. Анализируют эффект от санкций и в «Мерседес-Бенц рус», по словам ее представителя.

Из-за попадания «Русских машин» и группы ГАЗ в санкционный список высока вероятность упразднения СП с Terex и AGCO, а также расторжение контрактов с Daimler и Volkswagen, считает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков: «Автоконцерны хоть и не резиденты США, но могут перестраховаться».

Как отреагируют контрагенты, пока не ясно, но у ГАЗа однозначно возникнут сложности с транзакциями по зарубежным контрактам, считает сотрудник одного из автоконцернов.

ГАЗ, по собственным данным, поставляет технику более чем в 40 стран, имеет партнеров по продвижению, продажам и послепродажному обслуживанию в Африке, Латинской Америке, Азии, Европе и на Ближнем Востоке.

В 2016 г. продажи группы ГАЗ в России составили 132,7 млрд руб., в СНГ – 11,4 млрд руб., в других странах – 6 млрд руб.. Из-за попадания в санкционный список ГАЗу придется отказаться от долларов в расчетах, указывает Рачков, и лучше бы не в пользу евро – европейские банки могут иметь корсчета в США.

Под санкции попал и агрохолдинг «Кубань», входящий в «Базэл». С выручкой 10,8 млрд руб. в 2016 г. он занимал 36-е место среди крупнейших землевладельцев России BEFL .

«Кубань» торгует зерном на FOB, знает сотрудник крупного экспортера и подтверждает представитель агрохолдинга. В 2017 г. «Кубань», по собственным данным, продала за границу 82 тыс т пшеницы при общероссийском экспорте в июле – декабре 2017 г. порядка 29 млн т, по данным Минсельхоза.

Попавшая под санкции «Ренова» Виктора Вексельберга консолидированные финансовые показатели не раскрывает. На сайте (который доступен сейчас только в кэше Google) описаны активы компании в энергетике, металлургии и машиностроении.

Большая часть из них – российская, например:

  • энергетическая группа «Т плюс»,
  • «Золото Камчатки»,
  • «Ротэк»,
  • Уральский турбинный завод,
  • а также UC Rusal (26,5% в компании).

Есть и зарубежные – машиностроительные Oerlikon (43,04%), Sulzer (63,42%) и металлургической Schmolz + Bickenbach (42,08%). Долей в UC Rusal Вексельберг владеет через Sual Partners вместе с Леонардом Блаватником (ему в Sual Partners в 2010 г. принадлежало 30,6%).

Юристы считают, что последнему скорее всего придется запрашивать у Минфина США разрешение продать долю в Sual Partners.

Oerlikon, Sulzer и Schmolz + Bickenbach активно торгуют с США, на этот рынок в доле их выручки приходится 16,1% (459 млн швейцарских франков), 23% (713,6 млн швейцарских франков) и 10,1% (271 млн швейцарских франков).

В понедельник швейцарский машиностроительный концерн Sulzer решил выкупить 14,59% в компании у «Реновы», «чтобы снизить последствия для своего бизнеса из-за санкций США в отношении российской компании», говорится в сообщении Sulzer.

«Ренова» владела 63,42% Sulzer через багамскую Renova Holding. В сообщении Sulzer отмечается, что компания рассчитывает купить акции по средневзвешенной биржевой цене за 9–13 апреля (сейчас этот пакет стоит 525 млн швейцарских франков), но намерена заморозить передачу «Ренове» средств за выкупаемые акции, следует из сообщения.

Три гендиректора.




В новом санкционном списке три руководителя российских компаний, которые сами не были в него включены. Это Костин из ВТБ, Миллер из «Газпрома» и Богданов из «Сургутнефтегаза».

Наблюдатели полагают, что сами компании теперь тоже ходят под риском. «Установлен прецедент», – написал в отчете для клиентов аналитик Citigroup Барри Эрлих (его цитирует Bloomberg): если уж UC Rusal могла попасть под санкции, «это может произойти с любой российской компанией».

«Эти три компании могут попасть под вторичные санкции на основании существенных операций со своими гендиректорами, – говорит Анна Брэдшоу, партнер юрфирмы Peters & Peters Solicitors.

– А если будет какая-то связь с США, то риск существует и для любой компании – об этом говорит пример с ExxonMobil, которую Минфин США оштрафовал в 2017 г. за нарушение санкций, поскольку ее американские «дочки» подписали договор с руководителем «Роснефти» [Игорем Сечиным], который находился под санкциями».

«США могут наложить санкции на иностранные финансовые институты, проводящие существенные финансовые операции от имени лиц, включенных [во все президентские указы о санкциях].

Могу предположить, что потенциально меры могут включать санкции против ВТБ за проведение существенных финансовых транзакций с Андреем Костиным», – считает Эрик Феррари, руководитель юрфирмы Ferrari & Associates.

Что касается проектов госкомпании «Газпром», увидеть их под санкциями очень даже вероятно, например, под них может попасть «Северный поток – 2», –говорит эксперт, директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

2. Международные инвесторы стали активнее выводить средства с российского фондового рынка. За минувшую неделю они забрали из российских фондов $63 млн, а за три недели — почти $130 млн.

3. LME с 17 апреля вводит ограничения на торговлю металлом «Русала».

Как говорится в сообщении биржи, решение о приостановке выпуска варрантов на алюминий «Русала» принял специальный комитет биржи в связи с включением компании в SDN-лист. Оно начнет действовать с 17 апреля и до будущего уведомления.

Таким образом, с 17 апреля на бирже сможет размещаться только несанкционный товар. Любой владелец металла, желающий разместить варранты на алюминий под любым брендом «Русала», сможет сделать это, только предоставив бирже письменные доказательства того, что не нарушает санкции. В иных случаях склады LME не будут принимать металл «РусАла» на хранение, передает агентство.

Зачем это?

Чтобы потенциально подсанкционный металл не торговался на Лондонской бирже. Биржа прекратила листинг первичного алюминия производимых предприятиями «Русала» марок BAZ SUAL, KPA3, IRKAZ SUAL, UAZ SUAL. Торги маркой VGAZ SUAL прекращены.

Влад Пономарь