Карман Путина.

Россия ведет агрессивную захватническую политику, в Европе и на Ближнем Востоке.

Именно оно является основным получателем профита от Газпрома, который стал его личным карманом

Сегодня, когда основные события на подходе, мы начинаем новую серию статей, которые будут совершенно разно направленности, но будут связаны именем компании уже сыгравшей свою роковую роль для России.

Речь идет об одиозном Газпроме, так или иначе, затронувшем все аспекты внешней и внутренней политики РФ и очевидно изменившей общественное сознание россиян. Это – вводная статья и ее название станет названием всей серии.

ПРОЛОГ

Сейчас уже всем понятно, что Россия ведет агрессивную захватническую политику, в Европе и на Ближнем Востоке.

Если внимательно посмотреть на то, где именно Москва сосредотачивает свои усилия прямого и скрытого силового характера, то окажется, что это происходит вдоль нынешних газовых магистралей

или в местах, где таковые планируется прокладывать в направлении Европы.

Собственно говоря, нынешняя волна неоимпериализма России, полностью провонялась запахом газа и тому есть две причины.

Первая связана со структурой российской экономики, где большую часть экспорта обеспечивают нефть и газ. Это – важнейший момент, ибо все офшорные схемы укрытия прибыли, обязательно предполагают экспортно-импортное плечо.

Если оборот по единице товара составляет десятки миллиардов долларов, то любая манипуляция на этом объеме, дает заработок с девятью нулями в долларах.

То есть, без особых усилий тут можно сделаться долларовым миллиардером почти мгновенно.

Причем, тут не надо особого ума. На самом деле, схемы увода прибыли – примитивны, а вся инновация заключается в том, чтобы держать верховную власть, которая не даст правоохранительным органам копать под этот Клондайк.

И Путин эту власть получил, удерживая ее уже 17 лет.

Но эти два основных источника получения богатства имеют существенное отличие. Нефть легко транспортируется в обычных наливных емкостях от жд цистерн и до морских супертанкеров.

Это делает рынок нефти довольно мобильным и конкурентным.  Там есть свои картельные особенности, но технически он очень открыт и получить монополию на каком-то отдельном крупном рынке потребления нефти – невозможно.

Другое дело – газ.

Его транспортировка происходит под высоким давлением и в обычной цистерне или танкере его не повезешь. Нужны емкости, выдерживающие давление в десятки раз превышающее атмосферное.

Мало того, нужны целые заводы по сжижению этого газа, со стороны продавца и такие же заводы, но уже по разжижению его, со стороны покупателя.

Такая инфраструктура требует серьезных затрат, что отражается на цене СПГ. До последнего времени такой газ потребляли страны, которым в принципе некуда деваться, например – Япония.

Но когда цена на газ стала беспрецедентно высокой из-за спекуляционной составляющей, прибыли поставщиков газа позволили им легко вложиться именно в инфраструктуру СПГ для расширения рынков сбыта.

Кстати, сланцевые технологии тоже стали рентабельными из-за беспрецедентно высоких цен на газ.

Это сработали рыночные механизмы, когда повышенный спрос породил альтернативное предложение.

Далее все будет развиваться именно по законам рынка. Как только количество сжиженного газа у продавца станет критически большим, а покупатели смогут принимать эти большие объемы газа, то цена СПГ неизбежно будет падать и стремиться к цене трубопроводного газа.

Этот процесс уже идет полным ходом и это – объективная реальность, ибо прокладка трубопровода, особенно морского, на тысячи километров, а потом и его обслуживание – задает свои параметры себестоимости.

Так вот, сейчас идет процесс неуклонного сближения этих цен.

Тем не менее, пик нефте-газовых цен пришелся на абсолютное доминирование именно трубопроводного газа, поскольку предложение СПГ было мизерным и цена такого газа – заоблачной.

Особенно это касалось европейского рынка, где Газпром имеет львиную долю своего сбыта.

Понятно, что Москва желала закрепить для себя этот рынок полностью и окончательно. Для этого проводилась скупка газотранспортных предприятий, например Германии.

То есть, Газпром желал получить полную цепочку транспорта газа от своего месторождения и до газовой горелки поляка, немца, итальянца или чеха.

Эта задача была переведена в практическую плоскость и Газпром стал активно захватывать мощности ГТС от своих границ, где Газпром – монополист, до той самой газовой плиты в Нюрнберге.

Поскольку на пути к ЕС газопровод проходил транзитом по территории Беларуси и Украины, началась активная работа по отжатию национальных ГТС.

В Беларуси это удалось, а в Украине этот процесс застряла на стадии создания совместного консорциума, который должен был заниматься управлением Украинской части ГТС. Уже была создана структура с участием 50 на 50 Газпрома и Нафтогаза, но потом тема заглохла.

Нет никаких сомнений в том, что конечной целью этой комбинации была передача ГТС Газпрому. То есть, украинская часть газопровода, ставшая Москве костью в горле, обусловила события, вылившиеся в войну.

Но конфликт с Украиной породил еще один интересный момент – неуемную жажду строительства именно подводных обходных газопроводов.

Само по себе это – дорогое удовольствие, но процесс строительства газопровода «Северный поток», стал одним из самых крупных примеров кражи бюджетных денег, в истории человечества.

Даже очень дорогие немецкие строители газопроводов, предлагали втрое меньшую цену для его прокладки, сколько там на самом деле выпилили – трудно себе представить. И понятно, кто не согласился на условия немцев – положил себе в карман многомиллиардную разницу.

Однако целью Газпрома был не только захват трубы, но и недопущение чужих труб на тот же самый рынок.

Поэтому любая активизация переговоров по прокладке перспективного газопровода из Азербайджана, а в перспективе – из Туркмении в Европу, заканчивается либо началом войны с Грузией, либо возобновлением войны в Карабахе.

Арабский пул стран Залива, которые через Катар пытались протянуть газопровод до Турции, по территории Сирии, получил сирийскую войну, в которую открыто влезла Россия.

А влезла она потому, что Асад был на грани капитуляции и за два-три года, газопровод уже бы функционировал.

То есть, максимум в 2018 году, газ из Катара через Сирию и Турцию уже шел бы в Европу, но мы видим, что стало причиной отмены этих планов – прямое российское вторжение.

Все это – технический аспект ситуации, а коренной интерес всей деятельности Газпрома и тех событий, которые породила эта деятельность, принадлежит конечному бенефициару – Владимиру Путину.

Именно оно является основным получателем профита от Газпрома, который стал его личным карманом. Далее…

Антиколорадос

1 Trackback / Pingback

  1. Газовая ложь. | ponomaroleg.com

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*