Катастрофа лета 1941 года

внезапность, численный перевес, отсталая техника...

Успех Вермахта в начальном периоде войны с совком, был обусловлен именно удачными и глубокими прорывами танковых групп.

Как видно из предыдущей части нашего обзора, по мнению Виктора Суворова, причиной неудач РККА в первые, решающие десять дней вторжения Вермахта на территорию совка, стала полная неготовность войск к организации обороны.

Имелось в виду, что войска не только не готовились к оборонительным боям, но и не имели плана обороны как такового.

Последующие комментаторы даже использовали термин «гонка на время» имея в виду ситуацию, что обе стороны не имели вменяемого плана на случай, если противник начнет наступление раньше и критическим стало то, кто первый закончит развертывание войск и нанесет первый удар.

По Суворову, именно первый удар, опрокинувший первый эшелон войск и стал фатальным для РККА. Мало того, этим поясняется потеря управления войсками на первом этапе военных действий.

Конечно, такая версия куда более правдоподобна, чем официальная, согласно которой тучи диверсантов, заброшенные в тыл совковой армии, нарушили всю проводную связь и потому, было потеряно оперативное управление войсками.

Действительно, официальная версия имеет право на жизнь только в том случае, когда нет возможности получить картину событий с обратной стороны или просто со стороны.

Тем не менее, никаких подтверждений выброски массовых десантов в тыл РККА нет.

Отсюда следует, что либо со связью все было нормально, либо отдельные случаи повреждения линий связи были делом рук местных жителей, которые имели такую степень «благодарности» совковой власти за полтора года ее присутствия, что хоть таким образом можно было сквитаться, пусть и частично.

Версия Суворова о том, что даже при вполне устойчивой связи с войсками, пока не начался их массовый отход, Генштаб просто не спускал никаких указаний в плане обороны, ибо четкого плана обороны просто не было.

Несмотря на многочисленные запросы руководства соединений, стоявших у границы, Москва не дала указаний о переходе в оборону, за что те и поплатились.

В целом, мы согласны с выводами Суворова, но тем не менее, возникает вопрос о том, как имея перевес в живой силе, многократный перевес в количестве и качестве техники и вооружений, можно было умудриться полностью провалить не просто отдельные участки фронта, где противник точечно создал перевес в силах, но весь фронт ?

Ведь логика подсказывает, что тот же самый Гудериан, со своими танковыми группами, обошедший Брест с севера и юга, и вклинившийся глубоко в тыл совковой группировки, оставил с флангов просто чудовищное скопление войск, которое имело перед собой ослабленный фронт противника, ибо принцип концентрации войск на направлении удара, неизбежно оголяет соседние участки фронта.

Мало того, сам Гудериан вспоминал довольно рискованных характер собственных маневров, ибо в момент глубокого прорыва, он имел очень уязвимые фланги, которые затыкались силами приданной пехоты, которая не всегда успевала за танками.

Эта ситуация повторялась несколько раз, в течение первых десяти дней военных действий.

Мало того, Гудериан утверждает, что в отличие от западной кампании по разгрому англо-французских войск, на востоке была пересмотрена тактика использования танковых клиньев.

Он отмечал, что применение больших групп танков вслед за пехотой, сковывала маневр и уменьшало общий темп операции, поскольку танкам приходилось двигаться по забитым пехотой дорогам, где возникал эффект бутылочного горлышка.

Здесь впервые практически была применена иная тактика, где танки шли впереди, а мотопехота шла сзади и именно на нее возлагалась задача прикрытие флангов всей ударной группировки.

Из этого следовали и новые подходы в организации управления такими группировками и постановка задач для них.

Организационно, именно командованию танковых групп подчинялись пехотные дивизии, а потому, можно было планировать действия именно в плане глубокого прорыва, когда пехота подстраивается под темп движения танковых групп.

Поэтому, цели для танкистов ставились не площадные, а точечные, например – захват мостов через водную преграду, что и было продемонстрировано в этом случае.

Во всех трех группах армий, танковые ударные группы действовали именно в таком режиме и в первые дни, наибольший успех в темпе продвижения, показывала танковая группа Гота из группы армий «Север».

Мы так подробно описываем именно этот момент по одной причине.

Успех Вермахта в начальном периоде войны с совком, был обусловлен именно удачными и глубокими прорывами танковых групп. Это обстоятельство не оспаривается ни официальной, ни альтернативной версией изложения событий.

Но оно же вызывает и самый большой и тяжелый вопрос.

Вот эти самые танки, которые обеспечили успех, имели небольшой боекомплект и скромный пробег на одной заправке. То есть, большой отрыв от своих коммуникаций, мог быть как невероятным успехом, так и полной катастрофой.

Достаточно было перерезать пути их снабжения и танковые дивизии просто остановились бы, став хорошими мишенями и грудой металлолома.

То есть, произошло бы ровно то, что потом стало с совковыми мехкорпусами, имевшими в разы больше танков и имевшими в своем составе танки, превосходящие германские абсолютно по всем характеристикам, включая бронирование и огневую мощь.

То есть, надо просто представить, что пройдя полсотни километров вперед, тот же Гудериан оставлял слева и справа от себя десятки тысяч войск противника и сотни танков, которые обязаны были смять его фланги и оставить его ударную группировку в мешке.

Глубокий прорыв, по факту является почти полным тактическим окружением.

Чтобы его не произошло, должна быть синхронизация действий соседей справа и слева, которые будут подтягиваться и закрывать фланговые бреши.

Но мы помним о том, что буквально все аналитики утверждают, что глубокие прорывы были достигнуты именно временной концентрацией сил и средств на узком участке фронта.

Это значит, как минимум, что соседи имели куда меньшую плотность войск, ибо там никакой концентрации не производилось. Из этого следует, что они по определению не могут показывать такой же темп, как и ударные группы Гудериана, Гота или других руководителей танковых групп.

Это означает, что их продвижение вперед будет обусловлено исключительно тем, что будут делать противостоящие им сил противника.

По факту же получилось, что и на других участках фронта, где близко не было танковых дивизий, Вермахт успешно продвигался вперед, имея перед собой просто чудовищную концентрацию войск РККА с танками, артиллерией и прочим.

Что касается именно танков, то летом 1941 года совок имел тяжелые танки с характеристиками, которые промышленность Германии не смогла выдать до конца войны. На фото — трофейный танк КВ.

Когда о наличие этого танка прошли первые сообщения второго дня боевых действий, то это воспринималось как неудачный юмор.

Только позже, когда удалось подбить КВ и даже захватить несколько целых экземпляров, стало понятно, насколько танки Вермахта отстали от совковых.

И тем не менее, невероятные прорывы легких и средних танков Вермахта оказались невероятно успешными. Как так могло произойти?

На этот вопрос у Суворова нет ответа вообще.

Похоже на то, что официальные военные историки уловили этот момент и попытались это объяснить это средствами, которые были им доступны, с идеологической точки зрения.

Они оказались универсальным объяснением краха приграничного первого эшелона войск. Первое объяснение – внезапность, второе – численный перевес, ну и конечно же – отсталая техника.

Что касается второго вопроса — численный перевес немцев, Суворов примерно показал, что его Германия не имела и сделал он это достаточно основательно, разбив доводы совковой пропаганды, ее же заявлениями и сообщениями в центральной прессе.

По поводу технического отставания, уже никто речи не ведет, ибо это противоречит не только открытой статистике, но и здравому смыслу. А что касается внезапности, то ее не было вовсе и это легко доказать.

Итого, никто так и не дал вменяемого ответа на вопрос о том, почему превосходящая по всем параметрам РККА, не смогла придушить прорыв Вермахта еще в первые 10 дней его вторжения, хотя она имела для этого все возможности?

Для ответа на этот вопрос, мы приведем некоторые данные третьей стороны, а именно — противника РККА. Это поможет составить наиболее полную картину произошедшего и указать на действительную причину того, что теперь называется «катастрофа лета 1941 года». Далее…

ЧАСТИ: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 11

Антиколорадос

4 Trackbacks / Pingbacks

  1. Первые 10 дней. | ponomaroleg.com
  2. Сигнал «Дортмунд» | ponomaroleg.com
  3. Шок. | ponomaroleg.com
  4. Эффективные легенды для ваты. | ponomaroleg.com

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*