КРЕМЛЕВСКИЕ ТРИГГЕРЫ ХАБАРОВСКА:

Сегодня четвертая неделя протестов в Хабаровске, и, не смотря на дождь в столице этого дальневосточного края, как всегда шествие в поддержку Сергея Фургала собрало десятки тысяч жителей города, ставшего символом антипутинского движения.

Своё отношение к происходящему я выражал намного раньше, а потому, не скажу ровным счётом ничего нового, отмечая парадоксальность происходящего – выступление против преступной власти РФ, в защиту губернатора преступника, ставшего жертвой перераспределения преступных сфер влияния.

Между тем, именно этот парадокс показал несколько очень важных триггеров Москвы. Первый триггер – это негатив отдалённых от столицы регионов, областей и городов, по отношению к столичной “вертикали”.

Второй триггер – вопиющий пример сепаратизма внутри патриотичной России, проявляющийся в отсутствии на шествиях, в которых принимают участие десятки тысяч человек, флагов России, а если таковые и есть, то в единичном экземпляре. В свою очередь, хабаровчане используют в основной массе флаги Хабаровска и Хабаровского края.

И главный, очень важный триггер Кремля – протесты перекинулись на другие регионы РФ.

Сегодня, в поддержку Хабаровска на улицы вышли, по одиночно, дюжиной или сотней, а кое где и тысячной колонной, жители: Владивостока, Комсомольска-на-Амуре, Новосибирска, Красноярска, Иркутска, Сахалина, Челябинска, Ижевска, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Краснодара и других городов. По сути, Хабаровск запустил общероссийскую пандемию протестов, которую Кремль всегда опасался и старался подавлять в зачатке.

Разумеется, кто-то может сказать, что протесты в других городах и субъектах РФ не столь масштабны, как в самом Хабаровске.

Но очевиден сам факт распространения данных настроений, а так же того, что тот, кто, в той или иной степени, но является серым куратором данного протестного движения, перетягивает чашу весов в России на свою сторону.

Пятой неделе – быть и чем дальше, тем интереснее!
P.S. Триггер — событие, вызывающее у больного ПТСР, внезапное репереживание психологической травмы.

Больные посттравматическим стрессовым расстройством обычно всеми силами сторонятся встреч с триггером, стремясь избежать нового приступа.

Злой Одессит