Крымнаш. 1707 23.07.2019.

«Слёзы предателей: очень сильно нас тут прижимают, обижают и лишают жилья. Наших детей лишают будущего».

1.      В Санкт-Петербурге убили активистку Елену Григорьеву, которая боролась за права представителей ЛГБТ, а также выступала на митингах в поддержку крымских татар, выражая свой гражданский протест против репрессий. Ей был 41 год. Россия — конченная страна.

2.      Дочь политзаключённого Муслима Алиева Гульсум до сих пор в “списке экстремистов и террористов”, несмотря на то, что сфабрикованное против нее уголовное дело оккупанты закрыли еще в январе 2019 года.

3.      Состояние тяжелобольного крымского татарина Эдема Бекирова снова ухудшилось. Несмотря на то, что он содержится в медсанчасти СИЗО, у него защемило нерв в позвоночнике — он не может встать с койки.

Дело Бекирова оккупанты направили в “Красноперекопский суд”. Политузник сообщил адвокату, “что физически не переживет переезд в пыточных условиях автозака, тем более что изолятора временного содержания в Красноперекопске нет, а ближайший находится в Армянске.

И даже если он будет содержаться в ИВС, то условия там не отвечают тем, при которых он может выжить. Понимая все риски, Эдем Бекиров пояснил, что откажется выходить из камеры для перевоза его в Красноперекопск, поскольку эта поездка равносильна смерти. Он готов привязать себя к койке в знак протеста”.

4.      Против жителя Судака оккупанты возбудили уголовное дело за уклонение от службы в армии ихтамнетов. Крымчанину грозит до 2 лет лишения свободы. Напомню, призыв в армию оккупирующей страны нарушает 51 Статью Женевской конвенцию ООН, которую ратифицировала россия.

5.      В Севастополе оккупанты снова перекрывают бухту, отменяя рейсы катеров, из-за репетиции Дня ВМФ мразии. По улицам передвигается военная техника. Люди выстраиваются в советские очереди на маршрутки. Кто там мечтал о совке? Следующие перекрытия бухты будут 24, 26 и 28 июляю.

6.      Через оккупированную Евпаторию сегодня прошла большая колонна военной техники оккупантов.

7.      Киевский апелляционный суд удовлетворил иск “Ощадбанка” и позволил выполнить решение Международного коммерческого арбитража в Париже о взыскании $1,1 млрд с россии, а также процентов, начисляемых с марта 2014 года, в качестве компенсации за изъятие украинских активов в аннексированном Крыму.

8.      Кандидат в т.н. “депутаты заксобрания Севастополя” от оккупационной партии “Родина” Алексей Процко начал шестидневную голодовку под зданием “правительства” города.

Цель ватного протеста — привлечь внимание Москвы к “произволу севастопольского избиркома, не допустившего к выборам непарламентские партии и самовыдвиженцев”.

9.      Новости процветающего Заозерного: “Поселок Заозерное за Евпаторией выглядит заброшенным, пустынным. Многие санатории и пансионаты, построенные и функционировавшие при совке, не работают, стоят в запустении, некоторые просто напоминают Припять. Очень много пляжей закрытых с табличками:

“Купаться запрещено”. Кафешки на набережной почти всегда пустуют. На местном рынке торгуют промтоварами, и одно место всего лишь — под фрукты-овощи. На наше удивление, местные продавцы сказали, что хоть бы это раскупили:

отдыхающих нет, сезона нет, последний сезон был в Украине, поселок разваливается, никому до него нет дела. Спасибо, хоть к середине июля дорогу сделали, а то была как после бомбежки”.

10. Щелкино. Решение проблемы водообеспечения водой возле дома 78/1 — при помощи ассенизаторской машины. Уверена, что туристы в восторге.

11. В Никитском ботсаду по решению “суда” оккупантов заменят скульптуру богини Флоры на бюст Ленина. Ботсад пытался обжаловать это абсурдное решение, но проиграл уже второй “суд” .

12. Оккупированную Евпаторию накрыл апокалипсис — сильный ветер, град и проливной дождь. Улицы превратились в реки. На пляжи выпал снег. Сохраняется штормовое предупреждение для всего полуострова.

13. Оккупанты продолжают заваливать “исками” жителей Гурзуфа, требуя снести все граничащие с лагерем “Артек” постройки. Палисадники, гаражи, пристройки — все пойдет под ковш ради нового трехметрового в высоту каменного забора по периметру лагеря, в котором теперь одебиливают детей.

Но на этом оккупанты не остановятся: следом у людей отберут квартиры, уверены жители поселка. Куда всех выселят, неизвестно — программы переселения нет. До оккупации Крыма россией постройки, гаражи, сады и квартиры передали в коммунальную собственность поселка, чтобы жители могли реализовать свое право на приватизацию жилья, что и было сделано.

Теперь “Артек” просит оккупационный “суд” признать все пристройки на придомовых территориях самостроями и пустить их под снос, причем за счет законных владельцев жилья.

Но и это еще не все. Понаехавшее руководство лагеря против (цитата) “нежелательного соседства”, под которым подразумевает жителей улицы Ленинградской, где проживает около 300 человек:

“Нам прямым текстом сказали, что не отказались бы от наших квартир и готовы оспаривать законность украинской приватизации в судах. Угрожают, что смогут легко признать наши дома аварийными, и тогда нам придется выселиться”…

Несколько десятков человек снова вышли на митинг, на котором жаловались, что “людей здесь просто растоптали”, и подписались под очередным слезным письмом — на этот раз оно адресовано т.н. “вице-премьеру” Крыма Евгению Кабанову, который еще в апреле обещал людям помочь. Кроме того, собравшиеся на митинг люди пожаловались, что им “стало сложно жить материально, потому что такая ситуация вообще”.

Некоторые не сдерживали слез, и все вместе обвинили оккупантов в смерти своих близких и соседей (а таких уже 9 человек), которых оккупанты довели до нее “судами”. Собравшиеся заявили, что это “геноцид” и “беспредел”, а оккупантов назвали “варварами, которые занимаются нашим уничтожением

Одна ватница напомнила, что “когда прошел референдум, путин нам сказал, что ни один житель Крыма не пожалеет, что мы вступили в россию. Но сейчас, конечно, мы глубоко сомневаемся, что никто не пожалел.

Очень сильно нас тут прижимают, обижают и лишают жилья. Наших детей лишают будущего”. Еще один ватник, зачитывая на камеру подписанное коллективное письмо, сказал, что “мы были слепы”, а также заявил, что люди готовы к войне и перекрытию дорог, но свою землю и жилье не отдадут.

P.S. Большая часть предателей в Крыму предпочитает от греха подальше плакаться только на кухнях — благо есть длительный опыт, полученный во времена советской оккупации. В крайнем случае можно поплакаться в соцсетях — но это уже опасней.

Но когда оккупанты приходят, чтобы отобрать что-то, принадлежащее ватникам, тогда мы слышим то, о чем они давно говорят на кухнях и строчат в соцсетях. 

Послушайте внимательно 11-минутное видео из последнего пункта дайджеста, чтобы еще раз ужаснуться, как Крым и его жители зажили в “родной гавани” без “бандер”.

КРЫМский бандеровец