Крымнаш. 1734 19.08.2019.

«За шаг в сторону тебя могут расстрелять».

1.      С водой не получилось — перешли на продукты. Оккупанты через говорящую голову коллаборанта теперь вымаливают у Украины разрешение на торговлю с Крымом. Оккупанты снова заверяют, что заботятся об украинских аграриях:

“Я бы сказал, что у украинских аграриев слезы наворачиваются на глаза при виде того, за какую цену им приходится отдавать свой товар, который они могли бы в разы дороже продать в Крыму.

К тому же снятие продуктовой блокады стало бы лучшим примером народной дипломатии: в Крыму любят украинские продукты, и возвращение их на крымский рынок было бы очень знаково и символично”, — проскулил предатель Украины и крымскотатарского народа Руслан Бальбек.

На днях Гоблин рассказывал о “рекордных урожаях в Крыму”, а в 2014 году, сразу после захвата, обещали накормить крымскими продуктами всю россию, но что-то пошло не так.

2.      Миссия Бальбека: вернуть в Крым украинских фермеров, чтобы заплакали кубанские? Так он какой страны “патриот”?)))

3.      Севастопольские пропагандоны описали жизнь в Крыму без бандер: “Идущим по Большой севастопольской тропе вновь запретили смотреть сверху на вельможные дачи ЮБК.

Пешеходов в горах останавливают, машины разворачивают, палаточные лагеря разгоняют. Объясняют «репрессии» учениями, которые, по опыту прошлых лет, продлятся до конца сентября.

Визиты первых лиц несут и положительные моменты: к приезду путина с дорог исчезли запрещенные им камеры на треногах, а когда президент улетел — появились вновь.

«Получается, у нас есть маршрут — Большая севастопольская тропа, но за шаг в сторону с нее тебя могут расстрелять», — возмущается житель Севастополя Александр Трофимов.

Аналогичные ситуации происходили и прошлом году. Туристов гоняли по всей гряде — от Ласпи до Ат-Баша. Пешеходов в районе Ильяс-Кая встречали вооруженные люди без погон и шевронов и требовали документы. Альпинистов и скалолазов снимали с маршрутов. Объясняют происходящее всегда одинаково:

в районе проходят учения. Действительно, каждый год в августе-сентябре в лесу над ЮБК разворачиваются палаточные лагеря, где якобы тренируются бойцы неизвестных родов войск

— по горам они ходят исключительно без опознавательных знаков. Однако источники «Примечаний» в Севприроднадзоре подтверждали, что они имеют отношение к охране многочисленных госдач, расположенных по берегу от мыса Сарыч до Оползневого”.

4.      Оккупанты проводят очередные военно-террористические учения в Крыму.

5.      Выделенную до аннексии в Симферополе землю для кафедрального собора Крымской Епархии Украинской православной церкви оккупанты отдали Римско-католической церкви, сообщил архиепископ Крымской епархии ПЦУ Климент.

6.      В севастопольской инфекционке много людей с вирусным менингитом. Заразились во время купания в море от Алушты до Сак. Скорые привозят больных каждые 2 минуты. Вирусы в засранном свиньями море стали символом крымского августа.

Тем временем оккупанты закрыли еще четыре пляжа в Алуште и Севастополе “из-за несоответствия нормативам проб морской воды”. Закрывают пляжи так, что об этом никто не знает.

7.      Нас “спасли”, но мы не просили: “Отдыхающим у нас тоже не мешало бы изменить отношение к нам. Спасителей от “бандеровцев”, от НАТО или еще от кого-то нам не нужно.

Приезжайте к нам на отдых. Будьте добры, соблюдайте все нормы, которые свойственны цивилизованным людям в современном обществе, тогда и к вам будет соответствующее отношение”, — написал ватник на паблике Евпатории.

Замостовой рашист возмущенно ответил: “Я еду к морю, а не к вам!!!!! И порядок в городе сначала наведите, а потом цены поднимайте!!!! Везде срач!!!!”

8.      Керчь. Под любым постом про город, тонущий в грязи и скрепах гавани, упоминается Осадчий — крайний украинский мэр. Контекст — сравнили, поняли, оценили. Когда говорят, что “при Осадчем” было лучше, имеют ввиду “при Украине”:

“Почему пляж на Дружбе такой замусоренный? Я хочу, чтобы все было чистым, сразу нырять в море и не искать самое опрятное место. Туалет на Дружбе и зона для пикников — отдельная тема. В городе не хватает уборщиков.

Неужели мы утонем в своих отходах?”,

“Осадчий же был плохой, а другого вы не найдете (болеющего за город). Всем, кто приходит в мэры, запланирована лестница повыше. Естественно, никто не заинтересован в подъеме города, а вот в отмывании денег все первые”.

“Что ни говори, а при власти Осадчего не было такой грязи и разрухи! И себе брал, и людям строил”, “Как же, сукааааа, обидно за город-герой”, “А когда звали оккупантов, обидно не было?”, “Кто тебе сказал, что их звали?” 

9.      Севастопольские пропагандоны описали, как в оккупации угасает Севастополь, но самую главную причину этого процесса назвать побоялись: “Скука, застой, шаурма, дефицит осмысленных лиц. Прогулявшись по сакральному городу русской славы, корреспондент «Примечаний» ностальгирует об утраченной атмосфере праздника и размышляет о том, почему массовая культура в Севастополе упрощается и грубеет.

Город нравится все меньше. Я вижу, что Севастополь превращается в Керчь — в керченский центральный рынок на автовокзале. Причем это — центр Севастополя, где раньше было совсем иначе. Вечером в выходной день прошлись по центру, прошлись по стометровке. Былого ощущения праздника нет.

Контингент — деревня, как местная, так и кавказско-азиатская. Вездесущая шаурма уже подступает к памятникам Затопленным кораблям и Нахимова, но еще не захватила их. Зато из машин истошно вопит что-то типа Коржа, только еще хуже.

Вокруг запах шашлыка и зиры. Как будто попала на Горпуху на день рождения какого-нибудь Васяна или Адилхана.

Почему Севастополь грубеет и примитивизируется? Мне кажется, потому что вакуум неизбежно будет чем-то заполняться. А вакуум возникает из-за массового оттока студентов и выпускников вузов. Единственная массовая «студентота», которую выпускал Севастополь — это айтишники.

И по совокупности условий, в которых оказалось российское, и очень в большой частности крымское ИТ, в Крыму этим студентам делать вообще нечего, они не могут тут работать.

Это не только санкции. Это и политика Роскомнадзора, например, которая связала руки вторым — дополнительным к санкциям — узлом. Запрет VPN, например. Год назад моему севастопольскому другу предлагали вакансию в Ubisoft со ставкой в 3000 евро.

Работать надо было в Одессе. В Крыму таких предложений нет. Остаются в Севастополе гуманитарии, экономисты и юристы. И первые в конце концов тоже валят — потому что и им тут делать особо нечего.

Их места занимают те, у кого все чаще нет ни образования, ни воспитания. Те, кого устраивает Корж из колонки, и кому для развлечения вполне достаточно шаурмы”.

то не только санкции. Это и политика Роскомнадзора, например, которая связала руки вторым — дополнительным к санкциям — узлом. Запрет VPN, например. Год назад моему севастопольскому другу предлагали вакансию в Ubisoft со ставкой в 3000 евро.

Работать надо было в Одессе. В Крыму таких предложений нет. Остаются в Севастополе гуманитарии, экономисты и юристы. И первые в конце концов тоже валят — потому что и им тут делать особо нечего.

Их места занимают те, у кого все чаще нет ни образования, ни воспитания. Те, кого устраивает Корж из колонки, и кому для развлечения вполне достаточно шаурмы”.

P.S. “За шаг в сторону тебя могут расстрелять” — плачется пропагандонам пенсионер, которому не повезло встретиться на Большой севастопольской тропе со “спасителями от бандер”. Думаю, что скоро начнут стрелять и на поражение, а все те же пропагандоны, включив режим дурака, напишут очередную сопливую статью в поисках причин происходящего в Крыму ада.

КРЫМский бандеровец