Крымнаш.1737 22.08.2019.

«Чувство клетки убрать можно только вместе с клеткой».

1.      Тяжелобольной узник Кремля Эдем Бекиров доставлен в больницу имени Семашко в оккупированном Симферополе, где врачебная комиссия определит, сможет ли он и далее содержаться в СИЗО. Об этом сообщил украинскому омбудсмену Людмиле Денисовой адвокат Бекирова Ислям Велиляев.

2.      Бывшие украинские военные-предатели Максим Одинцов и Александр Баранов, задержанные в 2016 году при пересечении админграницы между Крымом и Херсонщиной (их позже приговорили к 14 и 13 годам тюрьмы), а также граждане рф Евгений Мефедов (фигурант событий 2 мая 2014 года в Одессе) и Игорь Кимаковский (агент ФСБ) проходят юридические процедуры оформления обмена на удерживаемых в россии украинцев.

3.      С начала этого года около 25 тысяч жителей Крыма оккупанты не выпустили из гетто из-за долгов.

4.      Если жители Керчи тоскуют по Осадчему, жители Севастополя — по Яцубе, то жители Феодосии тоскуют по ныне покойному Владимиру Шайдерову. Объединяет эти три фамилии то, что они руководили городами до российской оккупации.

А поскольку тосковать по Украине — чревато, то приходится вот так:

“Хотелось бы докричаться до администрации города. Когда урны появятся в городе? Город превратили в свинарник!!! Жаль, нет Шайдерова — порядок был”,

“Да, с урнами беда. Насчёт Шайдерова согласен”,

“Просто при нём уборка территорий была более регулярной и надлежащей, чем сейчас. Количество урн не решит это”.

5.      Прочтите, как в оккупации прошел первый день “Таврида-феста”: “Рассказываю вам с места событий о первом дне долгожданного вами Таврида-фест и воображаемых некоторыми 30 000 (прим — гостей). Палатки стоят пустые.

Из репродукторов разносятся несмешные шутки и аплодисменты в записи. Вокруг ходят измученные жарой охранники забора. Охранники защищают себя и свой забор от местных жителей, которые, впрочем, пока тоже не пришли.

Под предлогом этого огораживания на 8 дней перекрыта дорога республиканского значения между населенными пунктами. Объезд от Меганома до города Судак — 30 км.

На берегу возле детского пляжа 4 дня истекал кровью мешок с трупом крупного животного, до которого никому из городских служб не было дела, т.к. все были заняты обслуживанием имитации фестиваля”.

6.      До оккупации фестивали приносили местным жителям и гостям радость. В оккупации все превращается в ад. Судак оставриденный комментирует шабаш:

“Кто знает, в честь чего самолеты летали военные и пукали петардами средь бела дня?”,

“Авиашоу на Тавриде будет. Репетируют”,

“Аа, они уже репетировали полет пару дней назад. Я уж думала, все, война”,

“А свет есть в Судаке сейчас?”,

“В восьмиэтажках еть свет, но воды нет”.

7.      Судак, Новый Свет и поселки в окрестностях сидят без света. Оккупационным фестивалям не хватает электричества, чтобы балаган свой осветить. С водой и связью тоже перебои, понятно:

“На Меганоме не было электричества с 12 до 19”,

“Писец какой-то”,

“СТаврида все сожрала, да”,

“Света нет и связи нет, почти сразу пропадает”,

“Воду дали ночью”,

“Я сегодня был в Судаке. Люди очень недовольны”,

“В Дачном связи не было вчера. Могут сделать местным праздник!”,

“В Белогорске вырубали каждый час по 3-4 минуты”.

8.      Оккупанты установили в Судаке новый забор, перегородив доступ к пляжам. Через своих пропагандонов заявили, что забора НЕТ!

Тем временем уже который день подряд жителей Судака трясет от забора, “которого нет”. Все знают и понимают, что в критической ситуации заборы увеличат количество жертв. Для того и заборы — чтобы террористы из ФСБ могли количество жертв точнее просчитать, планируя очередной теракт

и

Открыл свою ватную пасть и нацист Горный, который, ужаснувшись увиденным, снова написал, что гавань делает все для роста проукраинских настроений.

9.      ЖД вокзал в Евпатории оккупанты превратили в ЖД вокзал строгого режима, обнеся его забором и спиралью Бруно. Жители города комментируют: “Интересно, а пассажиров будут туда пускать, или это подготовка к очередной депортации?

Страна строгого режима”, “Уже совсем и не похож на старый, ДОБРЫЙ, милый и безопасный вокзал, где жизнь кипела, и никто ничего не боялся. Вот и прикатились крымчане в говень. Пугающий вокзал”.

10. В Євпаторії на головній площі гине 6-метрова блакитна ялинка, улюблениця мешканців міста. Її плекали 20 років і прикрашали на кожне новорічне свято. Так в окупації гине все живе.

11. Оставшиеся две “Кометы” для оккупированного Крыма не смогли поставить в срок из-за поиска нового поставщика двигателей. Как выяснилось, виноваты в этом санкции, которые очень полезны и которых никто не боится.

12. Оккупанты сегодня отмечают день своего флага, за поднятие которого еще недавно в Москве ОМОН жестоко избивал протестующих. Интересно, у крымских перевертышей от фразы “флаг родины”, которую пропагандоны используют в своих эфирах, не возникает рвотных позывов от своей никчемности и лицемерия?

13. В детских садах оккупированного Крыма детей приучали поклоняться тряпке в цветах вражеского триколора. Керченские пропагандоны один из шабашей прокомментировали так: “Юные патриоты показали хорошие знания о своей Родине и государственной символике”. А что о мерзости знаете вы? 

P.S. Сегодня в постскриптум хочу вынести сообщение ватницы, которая прокомментировала скрепный фестиваль оккупантов в Судаке:

“Конечно, вспоминая прошлое, хочется понять, почему раньше было иначе? Я перестала ходить на городские праздники, за забором и рамкой с полицией.

На Тавриду один раз пойду из любопытства, но чувство клетки убрать можно только вместе с клеткой”. Пока ватники возмущаются отдельно выстроенным клеткам — будь то на фестивалях или вокруг вокзалов — для тысяч граждан Украины в Крыму весь полуостров стал одной большой клеткой.

КРЫМский бандеровец