Крымнаш.1822 16.11.2019.

«Когда оккупанты будут бежать из Крыма, вырвут с корнями даже унитазы».

1.      По всей оккупированной Феодосии вчера вечером стояли менты на отжатых украинских Приусах, и в полной экипировке с автоматами — спецназовцы в масках.

2.      Эксперт Крымской правозащитной группы Александр Седов убежден, что памятник Калашникову, установленный в симферопольской школе, свидетельствует о сознательных усилиях оккупантов по милитаризации детей:

“Памятник с автоматом сразу у входа в школу… Это продолжение политики рф на оккупированной территории по внедрению такого типа сознания среди детей, в котором оружие — это нормально, это хорошо, его надо использовать”.

Руководитель Центра психологической поддержки и психоанализа Наталья Улько: “Если что-то вдруг случится, эти дети не будут реагировать, как их родители, которые жили в другой ситуации, которые знают, что такое быть в Украине.

Расчет на то, что дети уже не будут этого помнить и будут защищать то, что у них есть сейчас. Так управляют толпой:

создают внешнего врага, консолидируют всех и воюют с ним, а до внутренних проблем дела нет.

Этот общероссийский подход переносится на Крым, но в большей степени: для них это вооруженный форпост, они боятся внутреннего бунта”.

3.      Дети (вероятно, понаехов) превращены в комсо-зомби и зачитывают с бумажки отчёт “ленинского комсомола Армянска имени Че Гевары”.

4.      Появились фото открывшегося вчера после реконструкции КПВВ “Чонгар” между Херсонщиной и временно оккупированным россией Крымом. Через 2-3 недели здесь же откроют сервисный центр по предоставлению админуслуг. Отделение “Новой почты” и туалет уже работают.

Будут также автостанция, медпункт, комната матери и ребенка, здание для отдыха водителей. Полное обустройство должно завершиться до 20 декабря.

Выглядит все хорошо (и теперь лучше, чем у оккупантов), но не как временное сооружение. Строительство профинансировано ЕС и входило в “План мероприятий по реализации государственной политики Украины по аннексированному Крыму”, утвержденный 28 марта 2018 года.

5.      Азовские порты Украины потеряли почти половину прибыли из-за агрессивных действий россии.

В 2014 году такие действия ограничивались акваторией Крыма, в 2015 году — районом газовых месторождений, в 2016-2017 годах — Азовским морем, а в 2019 году речь идет уже о закрытии по районам огромных участков Черного моря.

Кроме того, россия продолжает задерживать суда различных стран на переходе через Керченский пролив.

6.      Житель оккупированного Симферополя Роман Лесниченко вчера провел одиночный пикет в центре города в поддержку пособника оккупантов Олега Зубкова. Мужчина держал в руках плакат со словами “Помогите спасти Тайган и Сказку от прессинга властей”.

За день до этого Зубков сообщил, что его парки хотят закрыть, а животных ему придется начать массово убивать.

7.      На Южном берегу Крыма ситуация с гибелью деревьев приобретает “серьезные масштабы” — в Кореизе, Мисхоре и Алупке “уже погибло много пальм и ленкоранских акаций”, констатировали оккупанты.

Вредители (пальмовый долгоносик и пальмовый мотылек) были завезены в последние два года с посадочным материалом, минуя карантинную службу. Оккупанты нам весь Крым угробят!

8.      Центральные улицы оккупированного россией Севастополя завтра будут перекрыты — по ним пройдет скрепный крестный ход секты ФСБ РПЦ. Шабаш будет посвящен годовщине “Русского исхода” — эвакуации из Крыма Белой армии и беженцев в 1920 году. Ждем следующий исход.

9.      В парке Шевченко в Симферополе нам не хватало, как вы догадались, храма безтомосных проходимцев РПЦ.

10. О процветании бизнеса в оккупированной Ялте: и мяса им не жаль было, и мАхитой народ завлекали… А не идёт “богатый” турист. Теперь вот надеются хотя бы 15-рублёвыми драниками заманить. Пока заманить получилось только кота.

11. Оккупанты выставили на продажу здание Украинского государственного геологоразведочного института в Симферополе.

Крымское отделение института — единственное в Украине отраслевое научно-исследовательское учреждение, которое выполняло научно-исследовательские и опытно-методические работы в области геологии, направленные на обоснование направлений геологоразведочных работ, развитие и освоение минерально-сырьевой базы твердых полезных ископаемых.

До аннексии Крыма россией в институте работало 193 человека, из них — 145 научных сотрудников, в том числе 6 докторов и 34 кандидата наук.

Первые проблемы у института начались еще при Януковиче, когда финансирование было урезано в десятки раз. А вот что вспоминает Игорь Палкин — кандидат геолого-минералогических наук и бывший сотрудник института, который после аннексии вместе с семьей выехал на материковую Украину:

“Когда россия аннексировала Крым, так называемая «самооборона» вошла в здание института и начала его разорять. Начали с хороших вещей: мебель, паркет, мрамор.

Платиновую посуду забрало «Министерство финансов Республики Крым», Киев не успел вывезти. Разорили и роскошную институтскую библиотеку, собранную из дворянских южнобережных имений Крыма. Когда вошло «крымское ополчение», они сдали ее на макулатуру, порвали, умные, вероятно, что-то украли.

Там были уникальные книги. Сначала оккупанты хотели сделать в двух зданиях Крымского отделения УкрГГРИ представительство президента россии.

Потом по каким-то причинам от этой идеи отказались. Говорят, сейчас это здание принадлежит симферопольскому исполкому. Но его разграбили полностью, там ничего нет. Даже паркет сняли”.

P.S. Мебель, паркет, мрамор, платиновая посуда, книги — все разграблено и уничтожено… Когда оккупанты будут бежать из Крыма, вырвут с корнями даже унитазы, как сделали это на Чонгаре, когда уходили оттуда… Никогда не зовите в свой дом “русский мир” — мир варваров, воров и убийц.

КРЫМский бандеровец