Крымнаш. 1843 07.12.2019.

«Мама, они пришли нас убивать?»

1.      В Интерполе ответили на запрос Прокуратуры АР Крым, что не будут объявлять в розыск трех подозреваемых в похищении и убийстве крымскотатарского активиста Решата Аметова.

Сказали, что политика и военные конфликты — не их конек. Выходит, что украинских добровольцев по запросу россии задерживать можно, а реальных убийц — это все политика и не их дело?

Напомню, убийцами по этому делу проходят двое ублюдков из созданного россией незаконного вооруженного формирования “Самооборона Крыма” Александр Баглюк и Александр Руденко, которые действовали под руководством бывшего военнослужащего Вооруженных сил россии Евгения Скрипника.

2.      На КПП “Чаплынка” на админгранице с Херсонской областью российские оккупанты более трех часов удерживали Нури Джаферова.

“Его заставили раздеться, обвиняли в терроризме, оказывали давление психологическое”, — цитируют активисты “Крымской солидарности” слова Редвана Джаферова, сына задержанного.

После моральных издевательств Нури Джефарова вывезли на скорой помощи в больницу Армянска, поскольку ему стало плохо. Сын следовал за отцом на автомобиле.

3.      Задержанному (и позже отпущенному) 3 декабря на КПВВ “Каланчак” на админгранице с Крымом члену партии путина “Единая россия” из Севастополя Игорю Кучерявому, который активно поддерживал оккупацию Крыма, но отправился в Херсон за украинским загранпаспортом, сообщено о подозрении.

Прокуратура АР Крым готовит ходатайство об избрании в отношении коллаборанта меры пресечения.

4.      В Симферополе обокрали единственный храм ПЦУ, который оккупанты хотят отжать — уже есть и соответствующие решения оккупационных судов.

5.      Встаем с колен:

объем инвестиций за 9 месяцев 2019 года в экономику Крыма сократился на 36,9% в сравнении с и без того хреновыми показателями аналогичного периода 2018 года. Бюджетные средства дорогих россиян составили 92,9% общего объема привлеченных средств.

6.      Оказывается, раше-система QIWI не только свои банковские карты в Крым не шлёт, но и отказывается пополнять счета крымских мобильных операторов. Искандеры уже икают…

А в Фейсбуке читатели подсказали, что и в терминалах QIWI в Крыму (которых пока овердофига) уже нельзя пополнить их же кошелёк. По номеру карты — ещё можно, а по номеру кошелька — фсьо.

7.      Питався про Кримський канал у електрика, що обслуговує насоси. Нічого вони не роблять по каналу, як і раніше. Тим часом на півострові зникло озеро Богайли (і не тільки воно).

Повноводна водойма ще у 2014 році — тепер просто висохла. Інформацію про це кримські “ЗМІ”, контрольовані росією, замовчують.

8.      Оккупанты пробурили еще четыре дополнительные скважины для подачи воды в кислотонакопитель в отравленном Армянске. Каждая новая скважина ничего не решает, а лишь ускоряет приближение полной катастрофы и засоление почв.

9.      В Перевальном большие проблемы с водой. Дают по 2 часа утром и вечером — соленую, грязную, да и вообще, не питьевую. В/Ч МО рф (оккупант) проложила СЕБЕ ВТИХАРЯ трубопровод с нормальной питьевой водой с Балановского водохранилища, и выставила круглосуточный пост охраны вокруг трубы.

Местные жители тем временем продолжают довольствоваться каплями из-под крана.

10. Барабанная дробь! Парарам! Еще до одного рашиста что-то дошло после общения с крымчанами… Ялта от “русского мира” всегда была, есть и будет дальше, чем Катманду:

“Во меня раздолбали. Все, сдаюсь. Понял, что Крым Украинский, судя по комментариям. Здесь русским духом и не пахнет”.

11. Окупований Крим. На цвинтарі в Феодосії путлєр’югенд взяв участь у захоплюючому заході: перепохованні праху дідів. На сеанс некромантії дітлахів привезли з Сімферополя.

12. “Наказаны казаки не за то, что мы считаем преступлением, не за содействие в оккупации и аннексии части своей страны, а за то, что не хотят быть винтиком в российской государственной машине, да еще хотят ее улучшить. Не поменять цели и задачи государства-агрессора, а оптимизировать его функционирование”.

P.S. “Я удивилась обыску и стала задавать вопросы. Мужчина в маске ответил:

“Не забывайте, где вы теперь живете” — супруга политзаключенного Теймура Абдуллаева Алиме Абдуллаева вспоминает, как проходил обыск в их доме, во время которого напуганные маленькие дети задавали только один вопрос:

“Мама, они пришли нас убивать?”.

КРЫМский бандеровец