МЮНХЕН. ПОСТСКРИПТУМ.

По итогам Мюнхенской конференции просмотрел украинские и российские СМИ. Наиболее типичные отзывы:

 Наши (газета «Сегодня»):

Конференция была больше похожа на праздник «русской весны»: кулуарами спокойно расхаживал подсанкционный Косачев, дипломаты и топ-политики все меньше говорили об Украине, а все больше – об отмене санкций против России. Неофициально рассказывали, что «Северный поток-2» в обход украинской ГТС с вероятностью 90% таки достроят и США не помешают.

Российские (газета «Коммерсант»):

Москву вновь обвинили в аннексии Крыма и вторжении в Донбасс, вмешательстве в выборы в США и странах Европы, поддержке преступного режима Асада в Сирии, нарушении договоров в сфере контроля над вооружениями и кибератаках. Кроме того, западные участники конференции, опрошенные “Ъ”, заверяли, что в США и ЕС нет усталости от украинской тематики.

Плять (извините за обсценное междометье), если даже российская пресса признаёт, что у башкиро-нанайцев на этой конференции ничего не получилось, а все страны продолжают поддерживать Украину, почему мы сами пытаемся надеть на себя намордник ущербной виктимности?

Зрадофилы задают один и тот же вопрос: Почему выступление Порошенко не стало топом Конференции?

1. Потому, что на сегодня уже нет жесткой конфронтации посткрымского и иловайско-дебальцевского периода.

2. Потому что основное внимание акцентировалось на более глобальных проблемах: плане Макрона по спасению Евросоюза, усиливающейся конфронтации на Ближнем Востоке, беженцах, северокорейской проблеме, глобальном противостоянии по осям Запад-Китай и Запад-Россия, а также кибербезопасности.

3. Потому что для Запада (будем реалистами) российско-украинская война уже закончилась. Имеется ввиду война в полном понимании этого слова — с многочисленными жертвами и захватом новых территорий.

Пример. С начала года на линии соприкосновения убит 21 украинский воин. За это же время в Украине только в ДТП погибло почти 800 человек. В Сирии с начала года уничтожено до 4 тысяч людей, а в США за один день — 17.

Понимаю, что кощунственно сравнивать эти цифры — ими я хотел лишь продемонстрировать, что понятие «украинско-российская война», в свете вялотекущего военного противостояния, уходит на второй план. Тем более, что ни один из западных экспертов, специально опрошенных мной, не верит в то, что Россия решится обострять ситуацию.

Значит ли это, что украинский вопрос отодвинут для Запада на второй план? И да и нет.




«Нет» в том смысле, что цивилизованный мир НИКОГДА не смирится с вопиющими нарушениями международного права и продолжит планомерное давление на империю зла с целью восстановления status quo ante bellum.

Любые попытки отдельных европейских или американских игроков проявить лояльность к российскому медведю будут жёстко пресекаться коллективной волей. Как пресекла вчера партия Меркель попытку министра иностранных дел Германии заикнуться о возможном снятии санкций с Кремля.

«Да» — потому, что Запад понял: обуздать Эрэфию наскоком не получилось, а потому положительное решение украинского вопроса — игра в долгую. Может быть не столь долгую, как освобождение Прибалтики, но сама проблема переведена из красного режима в жёлтый.

Так, значит, поездка в Мюнхен Президента была бесполезной?

Нет и ещё раз нет. Главный акцент украинской внешней политики закономерно переместился на двухсторонние отношения. То количество плодотворных встреч, которые Порошенко провёл в Мюнхене (от Терезы Мэй до генсеков ООН и НАТО), свидетельствует об одном — Украина хоть уже и не в главных мировых приоритетах, но бросать её никто не собирается.

Да, и вообще, настоящая политика делается не на трибунах, а в кулуарах. Наиболее действенные решения принимаются именно там. Знаю, плавал…

Выводы:

1. Надо привыкать к тому, что война с Россией становится исключительно НАШЕЙ войной. Цивилизованный мир никогда нас не предаст: он уже оградил медведя красными флажками и периодически тычет ему в морду горячей рогатиной.

В дальнейшем он будет подносить нам снаряды, изматывать Россию санкциями, эмбарго и ограничениями, реализовывать всевозможные программы помощи, но воевать с Россией теперь нам и только нам. Ситуация может измениться после вступления Украины в НАТО, но пока имеем то, что имеем.

2. В то, что Россия, по примеру Союза, вот-вот развалится, а мы быстренько заберём своё, да ещё и часть Кубани прихватим, не верю. И вам не советую — это только расхолаживает. Да и не факт, что мы и мир от этого выиграем.

3. Как это ни прискорбно, Запад для себя уже «заморозил» данный конфликт: это просматривается по поведению основных гарантов Минского процесса — Германии и Франции, которые практически сорвали намечавшуюся на полях Мюнхена встречу Нормандской четвёрки.

Как-то ещё пытается активизировать поиск решений Вашингтон, но и он решил отложить свои усилия, как минимум, до президентских «выборов» в России.

4. На этом фоне украинская дипломатия делает всё, что может. Да, со стороны западных партнёров продолжаются традиционные упрёки в коррупции, но они не перевешивают общий тренд и понимание того, что страна движется в правильном направлении.

Кстати, по моим данным, модераторы конференции пресекли попытки Саакашвили выступить публичным оппонентом ПАПу, заявив, что большинство его претензий имеют «личный подтекст».

5. Из нынешнего Мюнхена украинская делегация выжала максимум, а если что-то не получилось, то не от усталости от нашей страны и не от идиосинкразии к её руководству — просто нужно помнить, что Украина для мира не пуп земли, а международная конъюнктура весьма привередлива.

Но для нас Украина — ВСЁ, наша война — это наша война, наша армия — наша главная опора. Держим голову высоко и двигаемся дальше.

Меня часто спрашивают:

«За что мы сражаемся?»

Могу ответить:

«Перестанем сражаться — тогда узнаете».

Этой фразой сэра У.Черчилля завершаю свой обзор и желаю всем нам скорейшей победы. Шануймося!

Helgi Sharp