Необычная гонка за лидером.

Безусловно, август – пора отпусков и снижения политической активности.

Уже давно замечено, что пока на здании ВР висит амбарный замок, нет ни походов непонятной публики, ни колонн пенсионеров, ни автобусов, свозящих «демонстрантов» из глухих мест, ни перекрытой Груши или чего-то подобного. Как только эта шпана (депутаты) вернутся, сразу же возобновятся и эти перфомансы.

Но это лето – не такое, как обычно, ибо оно – последнее перед президентскими выборами. Об этом говорит обилие графической рекламы на улицах, где с плакатов суровые портреты мужчин и женщин обещают новую жизнь, новое счастье, новый бюст и Новый Год, с эльфами, гномами и прочей загадочной нечистью.

Но вот что интересно, тактика ведения предвыборной кампании в любом месте, где действует сам принцип выбора, подчиняется общим правилам.

Например, кандидату надо привлечь к себе внимание публики, если удалось попасть в актуальную тональность, то из этой части публики часть заинтересуется твоими действиями и перейдет в разряд благосклонных наблюдателей.

Но дальше – сложнее, ибо эту публику надо удерживать вплоть до момента голосования.

Если начнешь раньше, то кампания станет астрономически дорогой и главное – будет очень сложно удержать внимание публики, поскольку другие кандидаты тоже не будут сидеть на месте, а будут действовать напористо и кое-где очень креативно, и может создаться ситуация фальшстарта, когда вновь вынырнувшее лицо прикует к себе внимания больше лишь по причине своей свежести.

И наоборот, если начать слишком поздно, то можно просто не успеть привлечь к себе внимание достаточно большого количества потенциальных избирателей.

В общем, эта технология чем-то напоминает подготовку спортсмена к ответственным соревнованиям. Человек просто не может находиться на пике своих возможностей постоянно. Его потенциал движется волнообразно и после пика следует спад.

Мастерство тренеров заключается не только в том, чтобы обучить спортсмена приемам его вида спорта и развить в нем навыки, необходимые для демонстрации выдающихся результатов, но и привести подопечного к моменту соревнований именно на пике его формы.

Здесь – то же самое.




Можно достичь просто феноменальных результатов не в купленных, а настоящих опросах общественного мнения, при этом – могут быть абсолютно рекордные значения поддержки, которые никто не демонстрировал ни до, ни после конкретного кандидата, но если этот пик формы не совпадет с моментом выборов, а пройдет раньше, например, то все пойдет насмарку.

Есть разные мнения по поводу оптимального момента предвыборной кампании, но часто звучит срок – 3 месяца до выборов. Это знают сами кандидаты и те, кто ставит на них в этой выборной кампании.

Если кто-то стартует намного раньше остальных, он должен понимать, что к выборам он будет вынужден двигаться с нарастающими усилиями.

Это значит, что каждый последующий месяц будет требовать повышения градуса его предвыборной деятельности, ибо если этого не обеспечить, он как раз войдет в выборы в фазе спада собственной формы и почти гарантированно проиграет тем оппонентам, которые буду в этот момент находиться на взлете.

И вот еще, что важно понимать, в Украине давно нет эксклюзивных электоральных ниш.

За каждый вид избирателя будет воевать сразу несколько кандидатов, а это значит, что за одного и того же избирателя будет сражаться несколько кандидатов со схожей риторикой, с похожими обещаниями и даже сходным символизмом. Поэтому можно быть уверенным в том, что как только ты зазеваешься, твой электорат уйдет к оппоненту.

В связи с этим довольно интересно выглядит очень ранний старт целого ряда кандидатов в президенты.

Причем, уже сейчас он выглядит довольно тяжеловесно. Это и реклама на ТВ и многочисленные рекламные баннеры вдоль дорог, и многое другое. Уже одно только это стоит внушительных денег, но законы жанра диктуют свои условия, согласно которым, кандидат должен только наращивать свои усилия с приближением выборов.

Не трудно догадаться о том, что и денег это будет требовать чем дальше, тем больше.

Все это заставляет обратиться к фундаментальному вопросу любых выборов: «Откуда дровишки?»

Дело в том, что большая часть кандидатов либо официально нищие, либо крайне не богатые люди, которые вынуждены жить в домах друзей и родственников и ездить на их же машинах, занимать деньги у внезапно разбогатевшей мамы или еще кого-то. В общем, на такие размашистые рекламные кампании у них не может быть денег по определению.

Понятно, что работают чужие, привлеченные деньги, и в принципе, это – устоявшаяся мировая практика.

Недавно мы писали о грядущем визите в Киев советника по национальной безопасности президента США Джона Болтона.

Он, кроме всего прочего, был одним из самых активных сборщиков средств на предвыборные президентские кампании для кандидатов-республиканцев. Он собирал средства для Трампа, обоих Бушей и даже для Рейгана. Но это – легальная деятельность, а избиратели знают, кто жертвует средства на выборы того или иного кандидата.

Естественно, что воспользовавшись пожертвованными средствами, президент будет отстаивать интересы как всей страны, так и отдельных ее физических или юридических лиц, оказавших ему поддержку.

Тут важно то, что ни донор, ни реципиент не скрывают этой связи, а избиратель уже волен делать выводы именно из этих связей и, соответственно – голосовать или не голосовать за этого кандидата.

По характеру таких пожертвований можно представлять, какую именно политику будет осуществлять президент, какие сектора экономики или отрасли промышленности получат приоритетное значение.

Другое дело, когда деньги на поддержку президентской кампании приходят из компрометированных источников.

Трудно себе представить, что кто-то из кандидатов загрузится деньгами наркокартеля или террористической организации.

Кроме того, по вполне понятным причинам, за скобки выведены любые пожертвования иностранцев, ибо одно дело продвигать, например, интересы оборонно-промышленного или энергетического комплексов собственной страны, чьи пожертвования пополнили предвыборную кассу, и совсем другое – связаться обязательствами с интересами другой страны.

Тут попахивает совсем нехорошим, а потому – такие вещи справедливо расцениваются как вмешательство во внутренние дела, и особенно – в такой деликатной сфере. Во многих странах такого факта будет достаточно, чтобы кандидат был снят с предвыборной гонки.

Многие помнят эпопею, которая еще отнюдь не закончена и во что она выльется еще трудно понять. Речь идет о предвыборной кампании действующего министра внутренних дел Франции Николя Саркози.

Как известно, он привлек средства ливийского диктатора Муамара Каддафи, который стал основным вкладчиком его предвыборной кампании. Вся эта история оказалась фатальной для самого Каддафи и теперь и Саркози находится под следствием.

Но в данном случае важен сам факт финансирования предвыборной кампании одного из кандидатов руководством другой страны. Такое финансирование неизбежно создает обязательства кандидата, в случае избрания его на пост главы государства, что и произошло во Франции.

Когда Муамар потребовал услуги за свои взносы, последовали те события, которые разодрали в клочки Ливию и привели к смерти Каддафи.

Только такой ценой удалось погасить пламя разгорающегося скандала вокруг неразборчивости Саркози в связях. Однако, в момент получения денег, Ливия и Франция не находились в состоянии войны и между ними не было особых конфликтов.

У нас же другая ситуация. По характеру кандидатов, их риторике, а также по тому, что некоторые из них стартовали непростительно рано, можно судить о том, что они получили серьезное финансирование, причем – конечным донором является руководство страны-агрессора.

Лакмусовой бумажкой таких кандидатов является отношение к армии, а также риторика о «мире», а не о победе.




Под миром они подразумевают капитуляцию с тем или иным объемом позора: от мягкой, в стиле того, как это сделал Саакашвили с Грузией, до более жесткого, в стиле Армении, где страна уже давно лишилась самостоятельной внешней политики и почти не имеет политики внутренней. Де-факто, она превратилась в колонию Московии.

Понятно, что ближе к выборам набор кремлевских отмычек станет заметным во всей красе, но сейчас наиболее ярким представителем именно этого сектора украинского политикума, является Юля Тимошенко.

Что характерно, в последнее время она как-то исчезла из медиа пространства, тем не менее – ее бигбордами обвешаны обочины дорог по всей Украине. Создалась довольно забавная ситуация, которая может быть обыграна вариантом ее слоганов на прошлых выборах: «її нема, але вона працює». Причем – нет самой Тимошенко, а работают ее фотографии.

Есть мнение о том, что такое необычное исчезновение во время уже давшей обороты предвыборной кампании, может быть оправдано двумя вариантами. Либо она делает очередную пластику критических частей тела, либо это следствие суда над Пашей Лазаренко в США.

Антиколорадос