Нефтегазовые доходы российской экономики рухнули почти на 20%.

В Рашці все погано. По телеку суцільний Малахов зі своїм брєдогенератором для збовтування мозку населения. Левада-центр показує 40% росіян, що живуть на менше ніж 12 тис рублів у місяць. В той час, як навіть в Україні середня ЗП в еквіваленті — 28 тис рублів.

При чому в нас середня це середня. 12 тис рублів на наші гроші це зп, на яку піде лише людина, у якої нема іншого виходу. За 4,6 тис грн навіть охоронця в магазин не знайдеш. Касирша від 5 тис.
А доходи населення в рашці продовжують падати.

Плюс падіння нафтогазових доходів на 20% за рік. Плюс газовий попит на ринку ЄС перевищує пропозицію. Плюс американці зі своїм СПГ віджимають і без того полисівшу долю ринку, помножуючи на нуль картельні змови.

Рейтинг путіна на мінімумі. Населення виходить на мітинги. ТИСЯЧУ людей затримують за раз. Мислимо?

Коротше, у них все не просто погано, а ДУЖЕ погано.

Як остання надія у них було, це скинути Порошенко, швиденько домовитися з Україною та здихатися цієї проблеми.

Але Зеленський навіть такий, який він є — готовий приймати з будь-якої сторони в будь-яких кількостях, — не влаштовує їх. Він все це робить дуже повільно. А треба беззастережно і прямо січас.
І тому опудало коломойського під синагогу.

Короче з дня на день чекаємо, коли почнуть розповідати, що «євреї заробляють на війні і тому не хочуть домовлятися про мир».

Российская экономика впервые с 2016 года столкнулась с заметным сокращением доходов от продажи сырья за рубеж.

По итогам третьего квартала экспортеры принесли в страну 55,7 млрд долларов валютной выручки от нефти, газа, нефтепродуктов и СПГ, сообщил ЦБ РФ в оценке платежного баланса.

По сравнению со вторым кварталом приток сократился на 3%, или 2,9 млрд долларов; относительно начала года — на 12%, или 7,5 млрд долларов. Если же сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, экономика недосчиталась 11,8 млрд долларов, или почти каждого пятого доллара экспортной выручки (18%).

Нефтяные доходы уменьшились на 9%, или 3 млрд долларов; экспорт нефтепродуктов рухнул на 25%, или 5,2 млрд долларов в денежном выражении.

Отчасти это объясняется снижением цен на нефть — с 74,3 доллара за баррель до 61,8 доллара в среднем по кварталу, хотя в июле-августе началось и физическое сокращение экспорта нефтепродуктов, указывает аналитик ЦМИ Сбербанка Данир Зулькарнаев. Спрос, вероятно, страдает из-за замедления мировой экономики, добавляет он.

Настоящей «головной болью» становится европейский рынок газа, где цены зимой обвалились вдвое и по спотовым контрактам едва превышают 110-120 долларов за тысячу кубометров.

Потеряв 40% экспортной выручки во втором квартале, в июле-сентябре «Газпром» столкнулся с новыми сложностями: доходы от продажи газа за рубеж упали еще на 11% (квартал к кварталу), а в годовом выражении обвал достиг 31%.

«Европейские хранилища газа заполнены до отказа — спроса нет», — пишут аналитики Промсвязьбанка. По данным самого «Газпрома» (на второй квартал), к падению продаж в ЕС (на 8,9%), добавилось сжатие спроса в странах бывшего СССР (на 7,2%), которое пришлось компенсировать повышением цен на 19% в рублях и 9% в долларах.

Ненефтегазовый экспорт из России растет на грани статистической погрешности (+1 млрд долларов, или 0,7% за 9 месяцев) и компенсировать выпадающие сырьевые доходы не может.

В результате общий приток валюты сокращается, причем темпы увеличиваются: во втором квартале — на 6,5%, а в третьем — уже на 8%.

Статистика Федеральной таможенной службы по месяцам рисует еще более мрачную картину: на конец сентября спад достигает 12,3%, отмечает главный аналитик Промсвязьбанка Денис Попов.

Падение экспорта во втором квартале можно было списать на разовые факторы: Польша и Германия приостанавливали импорт нефти после инцидента с нефтепроводом «Дружба», а Турция сокращала закупки зерна, рассуждает экономист Nordea Татьяна Евдокимова.

Но к осени болезнь перешла в хроническую форму. Стало понятно, что «падение экспорта является следствием ухудшения конъюнктуры внешних товарных рынков», констатирует Попов из ПСБ.

ОПЕК и МЭА понизили прогноз спроса на нефть до минимума за 10 лет, рост мировой торговли остановился впервые с кризиса 2008-09 гг. Дальнейшее обострение торговых войн и замедление мировой экономики могут ограничить потенциал роста в России, предупреждает Евдокимова.

В прогнозе МЭР на 2021 год из 1,7% роста ВВП 0,3 п.п. должен обеспечить экспорт, в 2024-м году эта доля возрастает до 0,7 п.п. из 3,3%.

Потеря сырьевых доходов создает риски и для рубля: приток валюты сокращается, а отток на импорт устойчиво растет впервые с начала 2018 года, что связано, вероятно, с закупками машин и оборудования под инвестпроекты, говорит Попов.

В этих условиях рубль становится все более зависимым от потоков иностранного капитала на рынке госдолга, предупреждает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин.

Джон Смит