Но мы не сдались.

Ночь с 19-го на 20-е февраля, ночь накануне «кровавого четверга», где-то после двух ночи. Тогда остро казалось, что уже все, уже не устоим. Тогда остро казалось, что взросление детей не увижу.

Выстояли. И приходила помощь. Мы тогда победили, ценой гибели Небесной сотни.

Я сейчас встречаю в ленте грустные посты наших сторонников о том, что мол уж надежды нет, что социология, что можно уже сдаться и не идти голосовать.

Тогда ночью, с 19-го на 20-е февраля тоже можно было сдаться. Но мы не сдались.

Юрий Бирюков

4.9
40