Они работают…

О премии за победу в Стокгольме, или почему 38 грн премии за принесенные 3800 грн — это нормально, а грабить Украину вместе с Путиным и врать людям — ненормально.

Я показал в предыдущих записках (первая, вторая, третья), что коррумпированная и лживая система привела к необратимым потерям каждой украинской семьи, которые  превысили 61000 грн, только на контрактах с Газпромом.

И что команда, которая остановила эту порочную практику, пошла в международный арбитраж и победила, сделала так, что теперь каждая украинская семья не задолжала Газпрому 7000 грн за поставленный газ и 105 000 грн за газ, который даже не был поставлен, но должен быть оплачен по кабальным контрактом Тимошенко-Путин.

Наоборот, сейчас Газпром задолжало каждой украинской семье 4400 грн.

Газпром обжалует решение арбитража, но факт остается фактом: раньше, по  контракту, украинская сторона имела задолженность перед российской стороной, теперь, по решению арбитража, задолженность имеет российская сторона перед украинской стороной.

Премия, которая используется для того, чтобы в обществе вызвать злость, зависть и ненависть, касается последнего выигрыша в Стокгольме, по транзитному контракту. Как я уже писал, в этом арбитраже мы заработали более 8000 грн, для каждой украинской семье.

Из этих 8 тыс грн 3,8 тыс уже фактически было взыскано с Газпрома.

За счет этих средств Нафтогаз заплатил за газ для Украины. Так решил международный арбитраж, который провел соответствующий зачет встречных требований. Иными словами, эти средства были взысканы не деньгами, а газом.

Газ на 3,8 тыс грн это тоже самое, что и 3,8 тыс грн деньгами. Потому как газ был нужен, его получили, и теперь за него уже заплачено. И даже, если сейчас Газпром пытается приостановить принудительное взыскание остатка своего долга перед Украинской, то на сумму, которая пошла на зачет, приостановление не распространяется.

Газ мы у Газпрома забрали в счет погашения его долга, и у него нет никаких оснований сейчас требовать его возврата или оплаты за газ. Газпром  молчит.

Вы можете сказать, что люди этот газ не получали, его получал Нафтогаз государство, но не простые люди. И от этой победы, в Стокгольме, простым людям не холодно, ни жарко.  Но, если вы так относитесь к Украине и Национальной компании, значит это все не ваше, почему тогда Вас интересуют эти премии?

Нет, это ваша Национальная компания, это ваша Победа, это ваша Государство?

Тогда давайте разбираться дальше.



Если сравнить премию, которая уже была выплачена, то это 38 грн команде, которая принесла положительный финансовый результат, уже фактически полученный в виде газа, в размере 3800 грн. в пересчете для каждой украинской семьи.

38 грн по сравнению с 3800 грн, это много?

Большой сумма премии становится только когда умножить 38 грн на количество украинских семей. Но тогда нужно умножить это количество и 3800 грн, чтобы понять, какой общий финансовый результат принесла команда, которая получила премии.

Сейчас найдутся плохие люди, которые будут говорить, что премии выплачивались из кармана украинцев. Это не так. Наоборот, как я показал, в карманы украинцев поступило в 100 раз большая сумма, чем было выплачено премий.

Разве плохо, что кто-то зарабатывает и отдает украинским семьям сумму в 100 раз больше своего заработка? Может пусть будет больше таких примеров? Вы можете найти владельца частной компании в своем уме, чтобы он был против того, чтобы его работники ему зарабатывали в 100 раз больше, чем получают сами?

А разве владельцы государственных компаний не должны думать о том, чтобы эти компании зарабатывали больше?

Я еще не видел ни одного человека, знакомым с этим арбитражным делом, который действительно считал, что выигрыш был бы возможен без команды, которая получила за это премию. Конечно международные юристы помогали, но и у Газпрома были хорошие юристы, даже больше стоили.

К сожалению, это дело комментируют люди, у которых нет полного ее понимания. Нужно осторожно относиться к опыту тех, кто плавал только на лодке по реке, когда этот опыт применяешь к кораблю в океане.

Премии назначал Наблюдательный Совет, который был выбран владельцем, и который состоит из специалистов мирового уровня, с незапятнанной репутацией и независимых от руководства компании.

Они разбирались в этом деле и наверняка не хуже других могут определить какой процент от прямого финансового результата должна составлять премия.



Они определили, что это должно быть 1%. В частных компаниях в Украине стандартом является скорее 10%. В международных компаниях, акции которых размещены на бирже, руководство получило бы скорее всего тоже больше, но прежде всего через опционы и акции.

Очевидно, что были учтены как международные, так и украинские реалии. Не говоря уже о том, что были соблюдены все законодательные требования.

Пожалуй, уважаемые и умные люди в Наблюдательном совете считали, что 38 грн для премии, по сравнению с 3800 грн заработанных для каждой украинской семьи, это — нормально.

И что когда работник для компании зарабатывает в 100 раз больше, чем получает сам, это хорошо для компании. И для владельца этой компании — украинского народа. И если уж кто-то говорит про «воюющую страну», то для воюющей страны особенно нужно, чтобы государственные компании больше зарабатывали, чтобы было за что воевать.

Что дальше?

Далее мы будем заставлять Газпром погасить долг 4400 грн перед каждой украинской семьей.

За это, Наблюдательный совет также назначил премию — 44 грн премии по сравнению с 4400 грн прямого финансового результата. Премия будет выплачена только тогда, когда этот результат будет получен. Но еще и растянута на три года.

Кстати, по этому долгу начисляются проценты.

Они уже составили около 100 грн для каждой украинской семьи. То есть эти проценты уже превышают сумму премий, уже выплаченных и еще тему, что будут выплачены. 100 грн больше, чем 38 грн, не так ли? Таким образом, можно сказать, что украинские семьи получат даже больше.

А если Газпром выигрывает обжалования решения арбитража? И почему не дождаться завершения этого процесса?

Если Газпром выигрывает обжалования, последствия для Украины будут мягко говоря драматичны.

Как я уже говорил, по контракту Тимошенко-Путин, долг каждой украинской семьи уже превышает 112000 гривен и он будет только расти. Но вероятность этого минимальна.

Обжалование решений арбитража может занять три года, если потом дело будет рассматривать и Верховный суд Швеции. Если потом будет повторный арбитраж по этим же вопросам, то это может быть еще четыре года. И его результаты тоже можно будет обжаловать.

То есть, это может быть бесконечный процесс.

Поэтому премии привязаны к уже полученному результату, а не к завершению потенциально бесконечного процесса обжалования и маловероятного пересмотра решения. Учитывая, что премии составляют лишь 1% от уже полученного результата, это решение Наблюдательного совета отнюдь не выглядит неосмотрительно.

Премии выплаченные за уже полученный по факту результат.

Сейчас, по факту, мы уже получили часть выигрыша в виде газа, а газ — это деньги. И по факту, сейчас еще и Газпром должен деньги нам, а не мы ему.

Подытоживая:

  • размер премий является адекватным;
  • решение было взвешенным, своевременным и обоснованным;
  • назначались премии специальным независимым органом и только за конкретный вклад в победу;
  • в соответствии с законом и международным стандартам;
  • связана она только с победой в Стокгольме;
  • премия работникам компании, хозяйствующего субъекта.

И еще. Извините, что мы не объясняли детали относительно премий. Были надежды, что для общественного доверия будет достаточно того факта, что премии назначаем не мы сами себе, а независимый, компетентный наблюдательный совет с незапятнанной репутацией, который объясни свое решение в коротком сообщении.

Сейчас уже очевидно, что этого было недостаточно.

При этом, например, у меня нет проблем объяснять ситуацию с премиями глядя людям в глаза. Я это сделал на передаче у ведущих украинских журналистов, которые системно борются с коррупцией, — Дмитрия Гнапа и Алексея Шалайского.

И в интервью журналу НВ ответил на все вопросы. Посмотрите, там я развенчиваю басни псевдо-экспертов и объясняю много дополнительных деталей, которые могут помочь вам объективно разобраться в проблеме.

Признаю, лучше это было сделать раньше.



Но мы все также должны признать, что мы столкнулись с гораздо более глубокой проблемой общественной трансформации от коррумпированной и лживой системы к новой, более справедливой, эффективной и открытой системы.

Но об этом, о моральных аспектах проблемы, а также почему коррумпированная и лживая система является плохой для Украинской, — в следующей записке.

P.S. Возможно, вы же видели эту новость. Да, мы пока только ждем отмены решения апелляционного суда о приостановлении принудительного исполнения решения арбитража в Нидерландах и Швейцарии.

Но это не помешало нам вчера получить приказы суда в Великобритании по заморозки там активов Газпрома для их дальнейшего принудительного взыскания.

«Они работают» …

Юрий Витренко