Он утонул…

Заседание специально созданной “Комиссии по результатам расследования разрушения “Крымского моста” с участием Президента должно было начаться уже полчаса назад, но задерживалось из-за отсутствия членов комиссии, посланных в Крым три дня назад.

К громадному экрану, занимающему едва ли не половину стены,   выходит Главный Метеоролог страны — стройная, ещё совсем молодая, не более лет двадцати пяти на вид, девушка, в строгом деловом костюме.  

(Строгий деловой стиль одежды для девушек и женщин давно уже стал в стране обязательным: обтягивающее юбки с открытыми коленками Президентом не приветствовались.)

Она  сообщила комиссии о том, что самолёту, взлетевшему из Керчи, пришлось преодолевать многочисленные зоны “устойчивой турбулентности”— относительно нового, но уже ставшего причиной нескольких авиакатастроф  атмосферного явления, — и рассказала о невиданных до сих пор в Крыму, ливнях и штормах:

— Глобальное потепление, что тут скажешь? — развела она руками, выводя с помощью пульта-указки на  поли-экран, карты, схемы и диаграммы.

Главный геолог — крепкий, нестарый ещё, но уже полностью седой мужчина, с резкими чертами загорелого лица, задубленного ветрами и морозами, — что-то бормотал себе под нос.

Министр по чрезвычайным ситуациям, сидевший рядом, улыбнулся, услыхав: ” Бл…! Говорил я им, пи… этим, что ни… не выйдет с этого ё… моста”.

Геолог прослыл страшным матерщинником и не привык сдерживать себя в выражениях, что впрочем, компенсировалось его поистине энциклопедическими знаниями и громадным практическим опытом.

Пожалуй, не было в стране человека, лучше его разбирающегося в сложных геологических условиях полуострова.

В зал, рука об руку, о чём-то вполголоса разговаривая, вошли министр внутренних дел и директор “Комитета по антитеррору”.

Министр по ЧС негромко сказал сидевшему рядом Геологу:

— Террористов с сопредельной стороны будут выявлять, шпионов и лазутчиков вражеских!

Геолог ничего не ответил, уткнувшись в электронный планшет  с выведенной на экран пёстрой схемой взаимодействия литосферных плит в области сочленения   Большого Кавказа и Крыма.

Министр потянулся; он чертовски устал, смертельно хотелось курить, а с приходом нового президента-спортсмена курение было возведено в ранг злейших пороков, и всячески изгонялось из быта, так что “курилок”  в здании  администрации  президента  просто-напросто  не было.

Присутствие “антитеррориста” было скорее данью традиции, чем необходимостью, так как для всех здесь собравшихся было абсолютно ясно, что никакие не диверсанты и вредители являются причиной того, что “Крымский мост”, вернее та его часть, что проходит, — проходила, уже проходила, — усмехнулся про себя “чрезвычайник”, — по Керченскому проливу, в одночасье исчезла в морской пучине.

— Слава богу, что извержение гигантского грязевого вулкана произошло ночью, — подумал министр, — количество жертв не так уж и велико, — А если бы экспресс “Баку – Рига” оказался на мосту в это время? — Министр поёжился.

В зал, тем временем, прошли ещё не отошедшие от болтанки в небе, вернувшиеся из Крыма эксперты. Они ещё рассаживались по своим местам и доставали из кейсов бумаги, когда через боковую дверь в зал вошёл Президент. Он небрежно махнул рукой, показывая, что не надо вставать. Дескать, не до этого сейчас! Когда шум в зале затих, и установилась тишина, Президент сказал:

— Ну що, почнемо, і так прогаяли багато часу. Панове, у нас сьогодні є низка нагальних питань, які ми повинні розглянути. Прошу вас, пане віце-прем’єр, оголосити попередні висновки урядової комісії…

Анти-колорадос

Он утонул…
5 (100%) 19 votes


Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*