Отличие почти размыто.

В интересах наших читателей мы иногда совершаем погружение в мир Оруэлла и Кафки, ныне именуемый РФ, а точнее – в их СМИ, чтобы в очередной раз убедиться в том диагнозе, который выставлен уже давно и окончательно.

Тем не менее, иногда там вываливаются такие перлы, которые удивляют даже закаленных и тренированных, в плане информационной войны, людей. Нечто подобное произошло и сегодня, когда на глаза попала довольно забавная, на первый взгляд, заметка.

Итак, один из медийных рупоров Московии поместил заметку о том, что МВД РФ обратилось к ворам в законе, перестать разъезжать по городам кортежами.

Оно и понятно, кортежами обеспечены высшие чиновники, личные друзья Путина, которые по странному совпадению, возглавляют нефтяные и газовые компании, некоторые высшие военные чины и конечно – попы из верхнего эшелона их иерархии.

Ведь быдло привыкло, что если по городу мчится бронированный мерседес, обвешанный такими же мерседесовскими «кубиками», то это значит, что едет власть и все должны мысленно исполнить команды «равняйсь, смирняйсь!»

Ведь еще со времен совка повелось петь песни, в том же духе: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно, смирно и кругом».



А тут получается пренеприятнейший вид. Воры едут точно так как и власть, а потому, условная грань между ними стирается начисто. Тут могут возникнуть недоразумения, а быдловатая публика будет чесать затылок и выдавать сакраментальную фразу: «Ну куды крестьянину податься?»

Однако, за внешней анекдотичностью ситуации, скрываются показательные процессы, которые вошли в свою необратимую фазу.

Дело в том, что МВД не интересует вор в законе как таковой, не интересует и то, откуда у вора столько денег, чтобы обеспечивать себе такие кортежи. А ведь он еще где-то живет, наверное не в хрущевке, что-то ест и откуда-то платит той братве, которая сидит в кубиках, в виде охраны.

Это значит, что не только воры в законе, но и все воровское сообщество уже легализовано и заняло свою нишу в этом больном обществе.

То есть, консенсус и равновесие между властью и преступным миром – достигнуто. Преступники вписались в структуру общества, а власть – окончательно приняла вид преступного сообщества, практически ничем от нее не отличаясь. Единственное зримое отличие было в атрибутах этой власти, но теперь и это отличие почти размыто.

В этой связи, следует понять, когда именно произошла такая метаморфоза в российском обществе.

Ведь какое-то время назад, оттуда шли сообщения о спецоперации МВД и других силовых структур, по задержанию то одной, то другой сходки воров в законе. Другое дело, что заканчивалось это задержание почти всегда одинаково – воры оказывались на свободе через несколько часов, после соответствующих бесед с силовиками.

Уже тогда создавалось впечатление, что таким образом власть тоже участвовала в сходняке, а в отделении, куда доставляли воров, им доносилась точка зрения власти по вопросам, которые обсуждались в кругу воров. Поскольку о них быстро забывали, то скорее всего, удавалось договориться о чем-то на взаимовыгодных условиях.

В общем, такие вещи происходили регулярно вплоть до весны 2014 года. Автор отлично помнит, что примерно в одно и тоже время, сразу несколько источников сообщили о крупнейшей сходке воров где-то в Подмосковье, после чего эти мероприятия как-то исчезли более, чем на год из обычных и регулярных сообщений.

Еще тогда возникла мысль о том, что возможно решался необычный и скорее – теоретический вопрос о том, западло ли братве состоять на службе в незаконных вооруженных формированиях, действующих в интересах РФ, на территории других стран.



Для тех, кто не в курсе поясним, что по «понятиям», любое сотрудничество с властями считалось «западлом» и считалось непростительным в профессиональном преступном мире. Тот, кто замарался в сотрудничество с властями никогда не мог иметь воровского авторитета.

Правда, эта аксиома действовала в старые времена, а в новые уже считалось, что если такое сотрудничество приносит пользу преступному сообществу или пополняет «общак», то оно могло и не считаться «западлом».

Но тут вопрос оказался более фундаментальным, ибо имел конкретный прецедент.

Во время Второй Мировой Войны, часть преступников ушла воевать на фронт, а вернувшись с войны – продолжила заниматься привычным ремеслом и снова попадала в лагеря. Так вот, по тем понятиям, считалось, что они «ссучились» и больше не могут претендовать на лидирующие роли в лагерном мире.

Но отвоевавшие преступники уже повидали на войне такого, что вообще не останавливались перед насилием и по всем лагерям прокатились «сучьи войны», где блатные и «ссученые» резали друг друга сотнями. В итоге, бунтарей вырезали почти подчистую и статус-кво был восстановлен.

Теперь же этот вопрос встал в другом ключе, ибо НВФ на чужой территории получали фантастические возможности мародерства. Поэтому власть и предложила ворам сыграть в игру, на кону которой стояла мародерская добыча.



Трудно сказать, что там решили , на той сходке, но документально подтвержден факт волны ранее судимых и только что освобожденных досрочно преступников, в рядах вооруженных формирований террористов на Донбассе.

Но сделав такое предложение ворам, власть уравняла себя с ними в уровне законности и легитимности и сама стерла ту и так тонкую границу, которая разделяла мир власти и мир преступности. Теперь это – единое целое, а потому – вор в законе, едущий кортежем через центр Москвы, может получить лишь просьбу от МВД, вести себя скромнее и не более того.

Теперь их душить уже невозможно, ибо нынешние воры имеют такой компромат на власть, что если они дадут ему ход, власти будет грустно и власть это знает.

Антиколорадос