Отток капитала ускоряется.

1. Рубль смыло оттоком капитала.

Российский валютный рынок продолжает тонуть на фоне рисков санкций и оттока иностранного капитала.

После роста на 2,05 рубля в среду, на 1,11 рубля в четверг на торгах в пятницу доллар прибавил еще 1,24 рубля и достигал отметки 67,8975 — максимальной с 18 апреля 2016 года. Евро подорожал на 48 копеек за день и 3,11 рубля с начала недели и обновил 4-месячный максимум — 77,43 рубля.

На рынке нарастает нехватка валюты: суммарный объем зарегистрированных биржей заявок на продажу к концу основной сессии упал до 22 млн долларов, что в 5 раз ниже среднего значения за последний месяц.

К рискам антироссийских санкций добавился «пожар» в экономике Турции.

Турецкая лира обесценилась на 20% за день после того, как Трамп, уже наложивший санкции на турецких чиновников, объявил о двукратном увеличении пошлин на сталь и алюминий для страны.

В ответ Эрдоган пообещал, что Турция «не склонится на колени» из-за «экономических манипуляций».

Эхо турецкого кризиса обвалило валюты EМ — инвесторы выводят средства из фондов, ориентированных на развивающиеся страны.

Бумаги Сбербанка рухнули еще на 4,98% на МосБирже и на 6,06% — в Лондоне. Индекс РТС потерял 3,68% и обновил «дно» с апреля, цены долговых бумаг правительства РФ опустились до минимума за 15 месяцев по индексу RGBI.

Отток капитала из России тем временем  ускоряется: в июле он составил 4,2 млрд долларов, в 10 раз превысив показатель за весь второй квартал.
К вывозу капитала подключается частный сектор.

Экспортеры придерживают валютную выручку в ожидании более слабого курса, другие — копят валюту для выплат по внешнему долгу (34 млрд долларов до конца года).

Погашение займов вымывает валюту из России и приводит к тому, что долларовые запасы банков скудеют. О этом свидетельствует резкий взлет процентных ставок по долларовым депозитам.

В российской банковской системе просто физически не хватает долларов, чтобы дать отпор атакам на рубль, — говорит Дроздов. — И в ближайшие если не часы, то дни мы увидим новый виток обесценения российской валюты.

2. Санкции США отправят российских нефтяников в каменный век.




Новые санкции США, анонсированные Госдепартаментом и вступающие в силу с 22 августа, станут «горькой пилюлей» для российских нефтяников, попавших в зависимость от поставок зарубежного оборудования.

Ограничительные меры, которые вводятся из-за использования Москвой химоружия для отравления экс-разведчика Сергея Скрипаля, затронут в том числе «продвинутые технологии в секторе нефти и газа», сообщил Госдеп.

В результате под угрозой окажутся проекты по как переработке, так и по добыче, предупреждает директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

«Запрет на импорт может негативно сказаться на возможности российских компаний продолжать модернизацию НПЗ» и развивать нефте- и газохимию, объясняет Маринченко: в этих областях зависимость от западных технологий довольно высока, а заменить их на китайские и российские аналоги невозможно.

«Под угрозой окажутся новые проекты в сфере СПГ» и нефтедобыча, «где западное оборудование используется на наиболее сложных проектах», продолжает эксперт.

Уже действующих санкций было достаточно, чтобы технологическая база нефтяной отрасли полностью остановилась в развитии: доля принципиально новых разработок упала с 30% в 2011 году до 0% — в 2016-м, говорит замдиректора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов.

Ситуация уже выглядит неприемлемой, считает он: коэффициент извлечения нефти (КИН) для разрабатываемых месторождений в России составляет в среднем около 25%, тогда как в мире у лидеров — до 45%.

Главной проблемой станет невозможность поддерживать добычу на стареющих месторождениях, пишет директор энергетического центра при Московской школе управления «Сколково» Татьяна Митрова: за последние три года в стране не было создано не одного флота гидроразрыва пласта, а имеющийся флот стремительно ветшает.

К 2025 году Россия может потерять 5% от добычи нефти, а к 2030-му — около 10%, или 1,1 млн баррелей в сутки, прогнозирует Митрова. В денежном выражении при текущих нефтяных котировках это 28,5 млрд долларов экспортной выручки ежегодно.

Если санкции коснутся запрета всего перечня западных технологий и услуг, необходимых России, то проблемы могут возникнуть и у отечественных разработчиков, полагает руководитель направления «Газ и Арктика» центра энергетики Сколково Роман Самсонов: под удар санкции могут попасть держатели патентов, которые не смогут делиться интеллектуальной собственностью с РФ.

3. Санкции против Трампа.




На угрозе новых американских санкций рубль в России обвалился до двухлетнего минимума к доллару и евро.

Об очередных конкретных санкциях против России объявил Госдеп — по «делу Скрипалей». Ограничения касаются запрета на экспорт в Россию товаров, которые могут быть связаны с национальной безопасностью. Речь идет об электронных устройствах и их компонентах, в том числе тех, что используются в авиационной отрасли.

Но самый страшный набор санкций содержится в экономической части законопроекта «Акт по защите американской безопасности от агрессии Кремля — 2018».

В этом документе содержится требование полного запрета на операции в США (и замораживание активов) семи российских банковских структур, уже находящихся в санкционном режиме, в том числе Сбербанка, ВТБ, Внешэкономбанка и Промсвязьбанка.

На практике это будет означать невозможность для этих банков стандартных долларовых расчетов через корсчета в банках США. Кроме того, текст содержит фактический запрет на операции с российским госдолгом со сроком обращения более двух недель.

Есть в законопроекте и такая санкционная мера, как запрет на космическое сотрудничество с Россией и поставки титана. К слову, запретить поставки титана в США хотели и российские законодатели, однако не стали этого делать, учитывая последствия для российских производителей.

В «персональной» части санкционного проекта главная идея — заставить Трампа более эффективно исполнять акт CAATSA.

В этом плане сенаторы предлагают сократить сроки отчетов по исполнению санкций в течение 60 дней после принятия законопроекта, обновить «кремлевский список» (в его открытой части более 200 российских политиков и бизнесменов, против некоторых уже введены персональные санкции), а также начать практическую работу по поиску активов и личного состояния в мире Путина.

Кроме того, законодатели предлагают признать Россию страной-спонсором международного терроризма — собственно, это и станет правовым основанием для замораживания активов и счетов российских банков в США.

6 ноября Штатам предстоят промежуточные выборы, знаменующие половину президентского срока любого главы государства. На этих выборах будет полностью переизбираться нижняя палата Конгресса (Палата представителей), 35 сенаторов из 100, а также 39 губернаторов штатов и территорий.

Влад Пономарь