Падение Поребрика 04.09.17

"Открытие" - это первая ласточка, скоро в РФ грянет банковский кризис.

1. «Открытие» — это первая ласточка, скоро в РФ грянет банковский кризис. Банковский кризис в РФ только начинается, считают хедж-фонды.

2. Россиянам прописали бедность на годы вперед.

(Bloomberg) — Крупнейшая в Европе компания по управлению активами и другие держатели облигаций не верят обещаниям российского регулятора уладить кризис, разгорающийся в банковском секторе.

Санация второго по величине частного кредитора РФ не смогла обольстить Amundi Asset Management и Erste Asset Management, которые готовятся к новым плохим новостям от финансовых компаний, показывающих в этом месяце одни из худших результатов на развивающихся рынках.

Открытие испытывает отток клиентских средств с июня и стал первым системно значимым российским банком, павшим жертвой организованной Банком России чистки, в ходе которой с 2014 года он отозвал треть банковских лицензий.

Держателям субординированных облигаций по-прежнему грозят убытки в случае снижения уровня достаточности капитала.

Центробанк заявил, что готовит экстренные меры поддержки ликвидности других кредиторов, чтобы предотвратить распространение паники. Но, судя по комментариям отраслевых игроков, это не помогает:



Сергей Стриго, глава подразделения Amundi по бондам развивающихся стран в Лондоне, который участвует в управлении активами более чем на $1 триллион:

«Я предпочитаю держаться подальше от частного банковского сектора. Тут вся надежда на то, что центральный банк будет спасать своих кредиторов с выгодой для инвесторов, но подобный исход отнюдь не гарантирован.

В конечном счете, регулятор будет решать, каким образом ему справляться с этой проблемой, и что-то прогнозировать тут невозможно».

Антон Керкенезов, портфельный менеджер Aviva Investors в Лондоне, участвующий в управлении долговыми обязательствами развивающихся рынков примерно на $5 миллиардов:

«Вся ситуация с Открытием еще развивается, и нужно посмотреть, как она разрешится. Цены, вероятно, останутся волатильными, но могут пойти ниже с точки зрения распространения кризиса. Хотя угроза немедленного bail-in исчезла, этот сценарий сохраняется.

Сделка bail-in с держателями субординированных бондов будет негативной для банковского сектора. Россия никогда не делала этого с системно значимыми банками».

Дмитрий Баринов, портфельный менеджер Union Investment Privatfonds GmbH во Франкфурте, который участвует в управлении активами примерно на $200 миллиардов:

«Остается вопрос, сколько средств они должны будут влить в банк, чтобы выполнить все его обязательства — вероятно, миллиарды долларов. И еще более важный вопрос: сколько еще банков с аналогичными проблемами скоро потребуется спасать?»

«Я вообще не покупаю облигации частных российских банков», — отмечает Питер Варга, управляющий корпоративными облигациями развивающихся стран в австрийском фонде Erste. «Риск не оправдывает прибыль».

Россиянам прописали бедность на годы вперед.



Пока российская экономика «встает с колен», российскому населению придется продолжать «затягивать пояса», следует из обновленного макропрогноза на ближайшие три года, который опубликовало МЭР.

Несмотря на то, что показатели ВВП и промышленного производства, как считают в ведомстве, будут расти, граждане РФ на своих кошельках этого экономического чуда практически не почувствуют.

Накопленным итогом за 4 года уровень жизни в РФ вырастет на 5,7%, компенсировав лишь четверть от обвала, зафиксированного за последние 38 месяцев, когда доходы в сумме упали на 19,2%.

Скудные ресурсы бюджета и экономики, травмированных санкциями и обвалом цен на нефть, пойдут не на улучшение жизни населения, а на инвестиции, следует из прогноза Минэкономики.

Ставка делается на инвестиционный скачок, это позволит выйти на рост ВВП даже при условии, что цены на нефть упадут почти на 20%, до 41,6 доллара за баррель — такой уровень МЭР закладывает в свои проектировки на 2018 год.

МЭР излучает оптимизм, но на чем он основан не ясно: с начала года инвестиции выросли на 4,4%, но это госстройки в виде «Силы Сибири» и Керченского моста, частных вложений нет, в обрабатывающей промышленности инвестиции падают, а рекордный за 3 года обвал прибыли у российских компаний еще больше зажимает финансовые ресурсы.

Попытка закрыть глаза на бедность в стране, где более 20 млн человек имеют доход ниже прожиточного минимума, а 40% жалуются на нехватку денег на одежду и еду, лишает экономику перспектив — с бедным населением осуществить технологический прорыв не получится.

 

Власти ошиблись с эпохой: модель, когда дешевая рабочая сила была драйвером роста, работала в индустриальную эру; теперь же, когда стартовал постиндустриальный цикл, робототехника, информационные технологии, биотехнологии, здравоохранение — все это требует совсем другой квалификации и другой оплаты труда.

«И именно поэтому борьба за адекватные доходы граждан — не стремление к соблюдению социальных гарантий, а экономический императив, который прямо связан с экономическим успехом страны», — считает эксперт.

Усредненная статистика по России ретуширует острые углы и не показывает всей картины: в стране есть 15-20 настоящих «зон бедствия», это огромные территории, по размеру больше многих стран.

Например, в Республике Тыва валовой региональный продукт на душу населения на 66% ниже, чем в среднем по РФ. Это уровень Бутана, Гондураса или Папуа Новой Гвинеи.

Влад Пономарь

Оцените статью.