Прагматизм.

Есть надежда на то, что ситуация изменится и мы еще будем смотреть новости о массовых арестах чиновников в Берлине, Париже и других местах, за работу на ФСБ.

2014 год четко показал, какую Европу создали ее лидеры.

После вторжения России в Украину, та запросила помощи, в первую очередь у Европы. При этом, справедливо указывая на грубейшие нарушения Россией, целого ряда основополагающих международных актов, регулирующих функционирование Европы, как единого экономического и правового механизма.

Но никакой помощи мы не получили, ибо Германия и Франция отказались квалифицировать действия России как агрессора.

Мало того, даже нынешняя их риторика часто сводится к описаниям каких-то повстанцев и прочему бреду, придуманному в Москве. Мы не получили оружия потому, что такие деятели как Юнкер, Штайнмайер и прочие считали, что это приведет к эскалации конфликта.

Вот тут возникает серьезная неувязка. Если речь идет о «сепаратистах», то надлежащее оружие наоборот – закончит конфликт быстро и эффективно. Однако дальнейшие рассуждения этих господинчиков, сводились, таки к войне России и Украины. Именно эту эскалацию они имели в виду.

Но раз так, то в таком случае, следует забывать о повстанцах и вести речь о войне России в Украине. Точку в этой пустой болтовне поставил сам Путин, который лично и публично объявил о том, что аннексия Крыма была произведена силами его войск, а потом и о том, что на Донбассе присутствуют его войска.

ПРАГМАТИЗМ.

Вот эта эпопея с Мистралями, показала истинную позицию Европы и то, во что уже превратилась сама Европа. Многие помнят, в какую тягомотину превратился процесс отказа Франции от контракта. Это не было четким и легко аргументированным решением. Олланд крутился и извивался до последнего.

Его уже душили из Вашингтона самыми нетрадиционными способами, ибо простой логики вещей там уже никто не понимал. А логика такова. Россия, устами своего президента, назвалась агрессором, не просто стороной конфликта, а агрессором и ей Париж собирался поставлять системы тяжелых вооружений, каковыми безусловно являются Мистрали.

По мнению Парижа, это никак не могло привести к эскалации конфликта, а поставка оружия Украине – могла!

Все пояснения французской стороны, сводились к необходимости выполнения условий контракта и прагматизму. Новая война России в Сирии, не сильно изменила эту позицию и прагматизм снова и снова вылазит из Европы, как клопы из старого дивана. Вот совсем свежий пример.



На, уже ставших классикой, кадрах оккупации Крыма, многие помнят знаменитый российский броневик «Тигр», название которого позаимствовано у тяжелого танка Вермахта, с которым «дидываивале».

Так вот это чудо техники, на одном из видео, тщетно пыталось преодолеть препятствие в виде бордюра или «поребрика», как это принято называть в скреповой. Как он ни гудел и ни дымил, ничего у него не получалось. Понято, что пришлось искать замену там, где у людей руки растут из нужного места.

И вот россияне освоил производство и поставки в войска замену Тигру, броневик Рысь. Очень быстро выяснилось, что это – итальянский ИВЕКО, поставляемый в РФ в обход санкций.

Там только начни копать и Рыси, вместе с турбинами, окажутся просто незаметными. Все это поставляется в страну агрессор, в частности, угрожающей странам НАТО, ядерным ударом. И тут – прагматизм – налицо.

Но впереди всех, конечно же Германия, которая до прошедшей недели, упорно пропихивала российский проект газопровода «Северный поток-2». Тут прагматизм просто бьёт через борт.

Берлин затыкал рот всем, кто так или иначе противился этому мероприятию, в частности – Польше, и все дальше продвигал путинские щупальца. Это при том, что сам Путин уже неоднократно использовал трубу как способ выворачивания рук. Ангеле на это – плевать. Она требует, чтобы Штаты учитывали немецкий прагматизм.

Но возьмем именно этот эпизод.

То есть, по любым параметрам, экономика «Северного потока-2» не имеет обоснования и тем паче – на перспективу.

Мало того, проект имеет массу политических издержек и прямо угрожает перспективным внутриевропейским коммуникациям. Как не крути, идея – вредная сама по себе, а если учесть, что она работает на интересы страны агрессора, то возникает очень конкретный вопрос о природе такого вот европейского прагматизма.

Пора называть вещи своими именами.

Прагматизм сводится к содержимому карманов вполне определенных лиц находящихся, во главе конкретных европейских стран и структур. Свой карман они поставили гораздо выше фундаментальных ценностей и именно это назвали прагматизмом.

Есть надежда на то, что ситуация изменится и мы еще будем смотреть новости о массовых арестах чиновников в Берлине, Париже и других местах, за работу на ФСБ.

Антиколорадос

Оцените статью.