Пресса. Внутреннее противоречие.

Мы уже неоднократно проходились густым гребнем по отечественной прессе, но ни блох, ни колтунов там меньше не стало и не станет. Мы давно пришли к выводу о том, что лучшим решением было бы состричь всю эту дрянь просто под ноль и дать вырасти чему-то другому.

Если полезет примерно такая же поросль, а наши ВУЗы пока не готовы готовить журналистов, но штампуют информационных проституток, то стричь еще и еще раз, пока вся эта зараза не будет сострижена начисто.

Но мы строим демократическую европейскую страну, а потому в таких случаях действует другой принцип: до пяти сантиметров – не грязь, а что больше пяти – само отвалится.

Поэтому вместо СМИ, которым известно, что такое объективная информация и что такое информационная война, во время войны вооруженной, информационное пространство заполнено тем, что есть. А есть то, что можно видеть в сильно зарыбленном пруду, когда туда бросают корм.

Как только пошел выброс бабла, ими там кишит просто как голодными рыбами. Иногда кажется, что у нас образовалась запруда не просто с прожорливой рыбой, а с натуральными пираньями, которые готовы набивать свое чрево чем угодно и им абсолютно наплевать, кто бросает им этот корм.

Но во всей этой ситуации есть некое внутреннее, логическое противоречие. Ведь все, что они сейчас вытворяют, основано на том, что Украина даже в ущерб собственной безопасности, поддерживает демократический принцип свободы слова.

Следствием этого стало почти полное отсутствие именно проукраинских телеканалов. Даже государственный «Первый», усилиями такого себе Аласании из бездарной унылой жвачки, быстро превратился в четко ориентированный на Москву рупор вражеской пропаганды.

Когда этому деятелю, в конце концов, дали под зад коленом, то первое, о чем он стал вещать – об ущемлении свободы слова. А на самом деле, он сам пресекал эту свободу так, что многие органы цензуры могли бы списывать у него методы работы.

На самом деле, он обиделся на то, что его разлучили с теплым местом и с кормушкой, в которой всегда лежал хлеб, а масло к нему можно было подобрать уже на свой вкус в других и очень других местах.

В общем, наши СМИ, в большей своей части, прямо или косвенно через различных посредников четко отрабатывают пропагандистские посылы противника и многие даже не скрывают этого.

А внутреннее противоречие тут заключается в том, что вот эта поголовная проституция может быть лишь в стране, где свобода слова не просто существует, а из нее сделали священную корову.

При том же Януковиче эти же люди, называющие себя журналистами, не позволили бы себе десятой или даже сотой доли той вольницы, которые они демонстрируют сейчас.

Они четко понимали, что их просто выпрут с работы, а если будут упорствовать, то в собственном подъезд братки отработают по голове трубой так, что всю оставшуюся жизнь уже придется держаться подальше от журналистики, постоянно улыбаясь и пуская слюни.

Как было сказано в одной старой лихой одесской песне: «и вот по этой неразборчивости женской, холера прет теперь по всей Преображенской».

То есть, они просто утратили причинно-следственную связь, и теперь отрабатывают деньги заказчика, который в принципе не позволяет прессе никакой вольницы. Имея профессиональные навыки, они просто не могут этого не понимать.

Но вот представим, что они добились своей цели и своим просто нескончаемым потоком грязи и дезинформации сломили в украинцах волю к борьбе и победе, и их заказчик победил. Как они представляют свое будущее?

Ведь в самой РФ журналистский цех заметно сжался. Если раньше пресса отрабатывала интересы разных групп и группировок, часто враждующих между собой, то сейчас такие номера не проходят. Информационное пространство в РФ воспринимается как поле боя и вольницы там давно нет.

Те, кто не захотел мириться с таким положением дел уже либо за рубежом, либо в могиле. Так что журналистский цех там вертикально интегрирован и дисциплинирован, как отдел пропаганды министерства обороны или ФСБ.

Там просто физически не нужно огромного количества журналистов, как это бывает в свободной стране.

Если наша пресса полагает, что достигнув своей цели и таки развалив оборону Украины и саму Украину, они устроятся на казенные харчи Московии – глубоко ошибаются.

Они там будут ренегатами и профнепригодными просто потому, что российская пресса шлифовалась двадцать лет и она уже четко интегрирована в систему, а украинские коллеги, тоже работавшие на их хозяина, нужны были лишь для работы в свободной стране.

В империи уже есть свой проверенный штат промывателей мозгов. Именно эта небольшая когорта имеет те гонорары, которые вызывают слюноотделение у нашей публики: Соловьев – 67 млн. руб., Киселев – 20 млн. руб.

И сошка помельче, типа Скабееевой – по 2 млн. руб. Эти теплые места давно и надежно заняты, и никто наших проституток не пустит на эти хлеба.

Но и без присмотра их тоже не оставят, поскольку те понимают, как работает информационная машина, имеют соответствующие навыки, и самое главное – отравлены той самой свободой слова, которой в РФ нет и не будет.

Им надо понимать, что все эти Найемы, Серлещи и прочие Громадские и Эспрессо, даже присягнувшие на верность новому хозяину – уедут осваивать северные районы Якутии или сгинут в неведомых глухоманях настолько быстро, что даже не поймут, как это все произошло.

Вся эта публика обязана знать то, что первым номером программы делает совок, он же – РФ,  после захвата новых территорий. Ответ на этот вопрос – в Быковне, Куропатах, Соловках, Катыни и тысячах других мест.

Ей, этой публике, должно быть понятно, что чем удачнее они отработают свои тридцать серебренников, тем быстрее они окажутся где-то у того места, куда исчезают нежелательные режиму люди.

Это и есть то самое внутреннее противоречие, о котором мы упоминали в начале. Чем лучше эта публика сработает, тем быстрее она убьет свободу слова, собственную волньцу и окажется на краю собственной могилы. Иного просто нет.

Анти-колорадос

5.0
25