Прокурор Луценко 2 часть.

Part Two

Первую часть можно прочитать здесь .

Как я и обещала, в сегодняшней части послепросмотровых впечатлений об интервью Луценко я выделю несколько спорных для меня моментов.

Они в основном касаются не оценки каких-либо событий или политических процессов (здесь у меня полное совпадение как раз), а исключительно оценки некоторых персоналий.

Немногих, но тем не менее. Никоим образом не отнимая права Юрия Витальевича на такую оценку этих людей, я бы хотела все же выделить этот момент.

Итак, четыре персонажа, мнение о которых у меня с мнением Луценко не совпадает. Давайте разбираться.

1. Александр Мороз.

Которого Луценко назвал великим. И я подпрыгнула до потолка, потому что исповедую принцип «леваки — не люди».

Но здесь важно помнить, что Луценко в течение достаточно длительного времени был одним из руководителей социалистической партии Украины, о чем говорит без сожаления, просто как об одном из многочисленных эпизодов своей биографии. Говорит, что с тех пор изменился и прошел серьезный путь.

И даже свой эпитет «великий» по отношению к Морозу он объяснил так, что трудно возразить:

— На тот момент он был великим, потому что создал единственную на постсоветском пространстве парламентскую левую партию.

Он сделал много для того, чтобы наша Конституция была демократической, но потом попал в зависимость от людей, для которых «Капитал» Маркса был менее важен, чем капитал Рината Ахметова (с).

Еще один штрих к портрету Луценко: он до сих пор испытывает уважение к Морозу, несмотря на нелицеприятные и даже оскорбительные высказывания последнего в его адрес в то время, когда Луценко сидел в тюрьме.

Жаль, что Юрий Витальевич никак не прокомментировал появление Александра Мороза в предвыборной гонке, любопытно было бы послушать. Но, видимо, не захотел.

Либо интервью записывалось до того, как дедушка Мороз выпал из коробки с нафталином прямо в ЦИК.

На сегодняшний день, по словам Луценко, он не испытывает никаких «левых иллюзий»:

— Они все ушли в первые месяцы работы в МВД. Как только я узнал, что на самом деле происходит в экономике страны, мои все левые иллюзии про возможность государственного регулирования экономики развеялись моментально.

Поэтому я до сих пор сочувствую левым идеям справедливости, поддержки слабых, отношении к меньшинствам любого типа, но совершенно не верю в левые рецепты построения экономики.

Они не работают. Это только путь к коррупции (с).

2. Юлия Тимошенко.

В этом месте интервью я еще немного полетала на метле, потому что Луценко убежден в том, что Юлия Владимировна не является агентом Кремля.

Она, по словам Юрия Витальевича, «пуля, которая летит по только ей известной траектории».

Здесь я позволю себе не согласиться, потому что пуля не может лететь по неизвестной траектории, хотя баллистик из меня тот еще. Да и на спусковой крючок кто-то должен нажать, чтобы пуля полетела, а не сидела на жопе ровно.

И вот я позволю себе продолжать считать, не утрачивая уважения к мнению Луценко, что нажимают на спусковой крючок в Кремле и еще немного жмет один кудрявый женевский бабушка. Это мое мнение.

Хотя, учитывая саркастичный склад характера Юрия Витальевича, могу предположить, что он по-джентльменски милосердно опустил вторую часть от выражения «пуля — дура», хотя ПуляДура у нас уже есть, наша Надя.

На чем базируется такое комплиментарное отношение к Тимошенко, я судить не берусь, ибо голова — предмет темный, исследованию не подлежит (с), а тем более чужая голова, которая, как известно, совсем уже потемки, но предположить рискну.

Во-первых, это воспоминания о Помаранчевой революции, когда все стояли на одной сцене, и казалось, что впереди свободная страна и счастье, и никто не уйдет обиженным.

Да, не в последнюю очередь благодаря Юле первый Майдан страна просрала. Однако ностальгические воспоминания — страшная вещь, они делают людей мягче, сентиментальнее и добрее.

Во-вторых, их связывает тюрьма при Януковиче. Хотя я бы проводить параллели между правомерностью приговоров одному и второй точно бы не стала. Немного прямой речи:

— С Юлией Тимошенко у меня личные отношения. Я с ней вместе работал, вместе сидел. Вместе был на Майдане и вместе — в парламенте. Скажу откровенно: это хорошие человеческие отношения. Мы на «ты», по имени.

Ее политика в последнее время входит во все большее противоречие с тем, вот что я верю. Я считаю, что ставка на оголтелый популизм и ставка исключительно на свою непогрешимость очень опасны. Категорически отрицаю, что Юля — агент Кремля.

Я уважаю ее за стойкость, напористость, но очень боюсь авантюрного управления по только ей ведомой траектории (с).

Скажу як на сповіді: если бы не все остальное интервью, я бы наверное трохи поплевала в монитор, когда речь шла о Юле. Но не стала, просто поняла, что Луценко не идет в мейнстриме и валит в интервью все в глаза, не скрывая.

И выдает комплименты Тимошенко, при этом оставаясь в команде Порошенко. Маємо те, що маємо.

3. Владимир Зеленский.

Тут, скорее, возражений не особо много, потому что нечего возразить на слова «…это страна равных возможностей! Каждый может идти в президенты, имея знания, уверенность в том, что он что-то сделает лучше, а еще и деньги на фонд. Welcome!»

Но вот дальше начинается ржака и мастер-класс, как элегантно увиливать от прямого ответа, но при этом чтобы этот ответ подразумевался.

Гордон, уцепившись за фразу «деньги на фонд», всеми силами пытался вытрясти из Луценко душу и фамилию «Коломойский» применительно к Зеленскому.

Луценко улыбался, таинственно мерцал окулярами и делал ответы закругленными и обтекаемыми, как морская галька:

— Что еще я настойчиво предложил бы всем кандидатам? Все-таки публично сказать, откуда деньги — на всю эту кампанию.

Есть старый анекдот. Человек пришел к проктологу, а у того во время осмотра рука застряла.

Ну и что делать?

Приковыляли к хирургу, а тот им: «Послушайте, но мы же не в кукольном театре!» Так вот, во время предвыборной гонки, пожалуйста, снимите ширму.

И покажите либо источник денег, либо хозяина, который свою куклу держит… На пальчике. Если мы выбираем конкретного олигарха, так и скажите (с).

Тут уж было я чуть не зааплодировала стоя и собралась перенести этот эпизод в первую часть, но все же фамилия так и не прозвучала, так что пусть уже это будет здесь.

Хотя я и понимаю, что назвать фамилию прямо Луценко не мог, ибо доказать, чья рука застряла в Зеленском, невозможно.

4. Арсен Аваков.

Здесь от Юрия Витальевича был еще один мастер-класс: как написать три предложения так, чтобы их можно было вывернуть в любую сторону:

— Мощный. Многослойный. Один из немногих украинских политиков, которые считают дальше, чем на три шага вперед. И даже вправо-влево на парочку шагов — тоже (с).

Я, конечно же, сразу вывернула фразы в нужную мне и приятную лично для меня сторону, особенно вот это «вправо-влево». И, в принципе, это тоже можно было бы отнести в первую часть моего обзора.

Я до такой степени не люблю и опасаюсь Авакова, что любая недосказанность воспринимается мною негативно. Хотя, опять-таки, я понимаю то, что Луценко не мог и не имел права, как глава смежного ведомства, прямо обозначить полюса (плюс или минус) в своей оценке министра МВД. Так что пусть тут лежит и это тоже.

Ну вот, собственно, на этом вторая часть обзора заканчивается.

Далі буде.

Завтра вас ждет третья часть, с коллекцией цитат Юрия Луценко. Наверное, это будет моя любимая часть, поверьте, там встречаются настоящие сокровища.

Олена Монова

4.8
19