Прокурор Луценко 3.

Цитаты

А вот и обещанная третья часть. Как на мой взгляд, самая интересная, потому что тут нет меня и моих ремарок, только чистый беспримесный Луценко.

Первую часть можно прочитать здесь.
Вторую здесь.

В отличие от первых дух частей, где солировало мое мнение об интервью и о том, как выглядел, о чем говорил и как себя вел Юрий Луценко, вся третья часть полностью состоит из цитат, практически без моих ремарок.

Я выбрала те, которые, как мне кажется, наиболее полно и всесторонне раскрывают черты характера Юрия Витальевича. Возможно, после просмотра интервью вы отметите для себя другие моменты. Вы можете писать об этом в комментариях.

А пока мой личный ТОП цитат от Луценко.

Вот он:
1. Любая руководящая должность временна. Ты должен это помнить и всегда держать ответ за сделанное.

2. Ни одно политическое кресло не стоит того, чтобы под него прогибаться. В связи с этим моя карьера — американские горки, дух захватывает.

3. Нельзя строить новую страну, оставив незыблемыми коммунистические символы, это шизофрения, так жить нельзя.

Нельзя назначать свидание любимой девушке на площади имени убийцы. Нельзя водить детей в школу на улице имени тирана.

4. Меня никогда не пытались вербовать русские, но несколько раз пытались пугать наши. Как?

Говорили, что я не бессмертный, а пуля маленькая и сносит череп.

5. Для меня Шухевич главный герой времен УПА. Он, имея возможность уехать в Европу — остался. И сделал кровавый посев, который взошел сначала шестидесятничеством, потом девяностыми, а потом нашими двумя Майданами.

УПА является символом права украинского народа на собственное государство.

6. История не учит всех. Она просто карает тех, кто ее не учит.

7. При Помаранчевой революции внезапно появилась новая основа для выборов.

Если раньше советские были против антисоветских, и советские побеждали, то с первого Майдана основой принятия решения — за кого голосовать — стало не отношение к истории, а отношение к нации.

8. Я до сих пор сочувствую левым идеям справедливости, поддержки слабых, отношения к меньшинствам любого типа, но совершенно не верю в левые рецепты построения экономики. Они не работают. Это только путь к коррупции.

9. «Слушать только меня! Если кто будет давать другие команды, получит мегафоном по голове!»

Один депутат в это время решил закричать: «Почему ты?» — и получил мегафоном (Украина без Кучмы).

10. Я решил устроить то, что сейчас называется эпатажем. Взял лапти и со словами: «Это вам на дорогу в Европу!» — вручил Леониду Даниловичу.

У него хватательный рефлекс был достаточно хорошо развит. Он их цапнул, потом сообразил, что это лапти, покрутил, бросил. Правда, попал не в меня, а сидящего в первом ряду коммуниста.

Второй лапоть мне потом принесли, и он у меня хранится как вошедший в историю.

11. Акция «Украина без Кучмы» дала людям сигнал о том, что можно победить власть, если она не отвечает интересам людей. Внутреннее домашнее задание было очень позитивным.

Его последствия — два Майдана, которые не дали втянуть Украину назад в империю.

12. Медведчук — это Харон, который переводит с нормального берега назад в имперский. Он таким был, таким остается.

13. Мой принцип в жизни — плыть против течения. Во-первых, конкуренция минимальная. Во-вторых, дерьмо смывает вниз.

14. С Юлей сидели в соседних боксах. Я к тому времени в тюрьме полгода пробыл. Я научил ее, как передавать малявы при поцелуях.

15. Я себе дал зарок, что ни секунды не потрачу на месть по отношению к тем, кто давил меня.

Но тех, кто давил страну, буду доканывать.

16. Мой любимый фильм — «Апокалипсис Мела Гибсона. Там ключевой момент, помните: отец с молодым сыном возвращаются с охоты, увидели племя перепуганных людей, которые куда-то бегут. Отец говорит: «Вырви страх из сердца. Страх заразный».

17. Я понял, в чем был виноват. В поверхностности. В том, что относился и к жизни, и к политике неглубоко. После тюрьмы, мне кажется, я стал глубже.

18. Тюрьма — очень интересное место, где ты встречаешь людей, казалось бы, совсем других.

Но на самом деле она — не самое опасное место. В Верховной Раде намного опаснее. Концентрация плохих людей там намного больше, чем в Лукьяновском СИЗО, смею сказать.

19. Считаю, что тюрьма сделала меня лучше. Я сидел невиновный, я был политическим военнопленным, но смог выжать из нее позитив. Никому не желаю это проходить.

Более того, я считаю, что наши люди сегодня слишком много времени уделяют мести. А она разрушает и забирает возможность творить.

20. Я могу плохо относиться к некоему человеку, но, чтобы его посадить, должна быть сумма доказательств.

Никакие политические или личные антипатии не должны влиять на уголовное преследование.

Для меня это символ того, что я прошел, что прошли тысячи таких, как я.

21. Смотрите, меня депутаты вечно упрекают: «Почему до сих пор не сидят такие-то?» — и называют целый список политиков.

Говорю им: «Заявление, где факты — и подпись «О заведомо неправдивом сообщении о преступлении предупрежден». Тут не стол заказов.

22. Успешная Украина — это гвоздь в гроб Российской империи. Поэтому параллельно со стратегической целью раздела Европы у Путина задача — не дать совершиться успеху Украины.

Как это сделать? Выломать стену, плеснуть туда бензину и поднести спичку. А затем постоянно подливать бензин, отрывая от нас огромные ресурсы на войну.

23. Наша национальная особенность — соломенный огонь. Быстро загораться, очень ярко сражаться, но потом остывать.

Так мы проигрывали Хмельниччину, так мы проигрывали УНРовскую историю, и сейчас нас в это толкают: вы устали, смените власть, черт с ним, с Путиным, давайте договоримся.

24. Детские болезни украинской государственности — радикализм и популизм.

25. Главные источники коррупции в Украине — небывалый государственный сектор, таможня, где ничего нового — воруют, и лицензии на недра.

26. Я просто хотел бы, чтобы мы даже в нелюбимых людях ценили то, что они делают правильно.

27. Когда совсем-совсем хреново, надо обязательно иметь чувство юмора.

28. Я чувствую стыд перед пенсионерами и инвалидами. Перед всеми остальными я такого чувства не испытываю: у вас есть все возможности жить достойно!

29. Нужно не бороться с НАБУ и САПом, а попробовать сделать их эффективными, не исключая, в том числе, кадровые решения. Но ни в коем случае нельзя опять собирать дракона!

Тяжело ли мне? Очень. Потому что люди склонны к быстрым решениям. Как говорил Жванецкий, люди не хотят думать, поэтому любят обвинять.

30. Он (Янукович) наибольший злодей в современной Украине. Ни один украинец с 90-х годов не причинил столько горя своей стране.

Хочу увидеть его на скамье подсудимых. У меня ж «личка»! У нас 2:2: он дважды судимый, я дважды судимый. Он открыл дорогу войне. Он должен сидеть.

31. Я горжусь тем, что у нас есть отдельная статистика — количество прокуроров, которые заявили о предложении взятки, отказались и задержали взяткодателя. Начиная от трех миллионов баксов.

32. Я из себя каждый день стараюсь выдавить вот эту советскую заразу, а она все равно есть!

Следующее поколение, наших детей, уже другое. А вот новое, которое только сейчас приходит в активную жизнь, вообще не спрашивает, что им должен президент, премьер или губернатор, такие дефиниции для них — левые дела. Они делают себя. Вот на них надежда.

33. (Гордон) — Но у нас же много невменяемых людей во власти, правда? Шизиков настоящих.

(Луценко) — Ну, послушайте, значит, они представляют шизиков.

34. Вот убрали ширму декларирования — и стало ясно: у меня проктолога нету, никто мною не шевелит.

35. Мне очень не нравится тональность таких оценок: клоун или мессия. И мне кажется, не стоит унижать людей и говорить, что электорат Зеленского — это какие-то маргиналы.

Послушайте, это правда, что он исполнял антиукраинскаие, как мне кажется, репризы, в том числе в Кремле? Да, правда.

Плохо ли это? Да, плохо. Но почему вы считаете, что это хуже, чем подписывать с плешивым чертом газовый контракт и отпускать хи-хи про мазурика? Мне кажется, этот электорат ничем не хуже того.

36. Я 30% своих доходов отдаю на АТО. Если кто-то из моих критиков делает то же самое, пусть критикует дальше. А если ни копейки — пускай закроет рот.

37. Книги делю на несколько категорий: книги-компасы, книги-друзья, книги-лекарства.

38. Я не хочу попасть в учебник истории. Это не моя роль. Моя роль — быть медиатором между простыми людьми и вождями.

39. Мемуары — самая нечестная литература, которая существует. Весьма немногих знаю людей, которые писали честные мемуары, один из них — Тони Блэр.

40. Это только в молодости кажется, что важны фейерверки. На самом деле главное — стабильный успех.

41. У меня друзей немного. Несколько политиков, депутатов и один усталый президент, который делает, казалось бы, невозможные вещи.

42. У Украины — кровавая цена за свободу, но, честно говоря, это питает мой оптимизм.

Вот, собственно, и все. Портрет готов. Вам оценивать. Спасибо всем, кто осилил все части.

Олена Монова

5.0
30