Реинтеграция.

Как это может выглядеть? Примерно так.

Вчера мы писали о том, что делать с бронетехникой противника после того, как противник будет выбит из оккупированных районов Донбасса. Читатели проявили фантазию и хватку, нащупывая разные варианты использования железа, но главное, что все уже всерьез задумываются о том, что и как делать на освобожденных территориях.

Если сейчас почитать то, что люди писали в 14-м году и вчера, в комментариях под темой, можно обнаружить существенную разницу. Собственно говоря, статья как раз и задумывалась для того, чтобы все могли увидеть по комментариям, насколько мы стали сильнее и увереннее в себе и нашей армии.

При всем потоке критики, который идет в адрес президента и правительства, уже никому в голову не приходит расхожая фраза прошлых лет о том, что Петя договорится и сольет. Тем не менее, вопросов о том, что делать дальше – много и думать на эту тему надо было еще вчера.

Мы уже не раз писали о том, что Украине придется жестко проводить реституцию, в плане демографии. За три с лишним года войны в оккупированные районы Донбасса и Крым наехала масса оккупанта, которая решила там остаться жить. Безусловно, все это должно быть вычищено под ноль.

Особенно жестко это надо делать в Крыму. Все пенсионеры ВС РФ и прочая российская сволочь должны покинуть пределы нашей страны и осваивать собственные побережья Карского моря и моря Лаптевых. Кстати, туда же они могут вывести памятники потопленным Нахимовым кораблям, знаменитую стелу «Мечта импотента» и прочий хлам. Полярным песцам это понравится.

И, конечно же, в родную говень должны вернуться все те, кто голосовал против Украины и орал «Путен введи». Вернее, им следует либо отсидеть положенный по УК срок и получить еще не введенное поражение в правах, в части лишения гражданства. Это пока не предусмотрено законодательством, но уже назрело и перезрело.

Хотя мы – европейская страна и должны дать им выбор. Либо сидеть свою десяточку, либо собирать пожитки и отчаливать в родную говень, где они могут получить свои желанные камни с неба и умереть в России. С этим там проблем не будет.

Но после того, как последний оккупант уйдет в чернозем или в свою Московию, а соответствующие структуры вычистят с нашей земли прилипший к ней российский навоз, надо будет реинтегрировать регионы в Украину в экономическом смысле. И тут не должно быть линейного подхода.

Тупо восстанавливать то, что уже само себя изжило и висело на дотациях – никто не будет. В этом нет сомнений. Регионы должны получить свой новый профиль и как раз под это можно будет привлекать финансирование международных организаций. Как это может выглядеть? Примерно так.

ДОНБАСС

От совка регион достался с обилием шахт, металлургических заводов, предприятий тяжелого машиностроения и прочим уже довольно изношенным и потрепанным парком предприятий. Собственно говоря, в начале 20 века и позже, когда уголь был основой энергетики и металлургии, регион был достаточно удачным местом для создания промышленных конгломератов.  Конечным продуктом был либо металл, либо металлоемкие производства.

Но время на месте не стояло и в 21 веке все выглядит уже совсем иначе. Энергетика все больше делает упор на восстанавливаемые источники энергии – солнце, ветер и т.д. Уголь, как энергоноситель, становится анахронизмом. То же самое и с металлургией, которая уже давно имеет иной вид и все больше становится неким придатком новых видов получения металлических изделий.

3D печать и прочие технологии все больше входят в повседневную жизнь. Качество металлов и способы их получения тоже претерпели кардинальные изменения и уголь уходит из этой отрасли хозяйства.

То есть, еще до войны остро встал вопрос о ликвидации шахт, которые превратились в черные дыры для бюджета, особенно при участии таких дельцов как Ринат. Шахты стали камнем на шее Украины и превратились в чемодан без ручки. Закрытие шахт, где работало значительное количество местного населения, резко увеличивала депрессивность региона и вызывала острую социальную напряженность.

Собственно говоря, через это жесткое мероприятие прошла Великобритания, где Маргарет Тетчер, благодаря своей жесткой позиции на ликвидацию убыточной отрасли, получила прозвище «Железная Леди». Это было жесткое и длительное противостояние, на грани социального взрыва и Британия разминулась с крупными потрясениями всего в миллиметре.

Теперь Великобритания одна из богатейших стран Европы, куда стремятся попасть на работу даже жители Германии и Франции.

У нас все случилось иначе, но в ходе войны шахты были уничтожены оккупантом. Собственно говоря, им уже просто нет места в здоровой экономике, а кроме того, погибшая шахта почти наверняка не подлежит восстановлению.

Самая большая проблема любого подземного объекта – борьба с грунтовыми водами. Если шахта глубокая, то ее ствол обязательно пересек несколько водоносных горизонтов. Как бы ни упражнялись с гидроизоляцией, вода все равно будет проникать в полость шахты и ее надо постоянно откачивать.

Каждый может наблюдать пример того, как выглядит гидроизоляция в исполнении совковых и пост совковых строителей разного профиля. Везде можно видеть, что где-то что-то течет и разрушается. С шахтами – та же проблема. Короче говоря, даже просто заброшенная шахта скоро превратиться в затопленные пещеры и скопившаяся там вода будет вести себя так, как ей вздумается.

Гробить миллиарды на откачку воды, переборку всего ржавого металла, который держит ее конструкцию – самоубийство для любой экономики.

Это значит, что никаких упражнений с шахтами там не будет и населению стоит об этом знать. То же самое и с допотопными вонючими металлургическими производствами. Там свои особенности умирания, но они такие же необратимые. Главное в том, что уже сегодня растет потребность в другой металлургии, а выглядит она совершенно не так, как на распиленных или заглушенных заводах Рината.

Сам он не станет убивать свое состояние на воссоздание древних чудищ, а сторонний инвестор ни копейки не даст в реанимацию зомби из позавчерашней жизни. Посему и металлургии там не будет. О машиностроении и вовсе не может быть речи. Если сейчас строят подобные заводы, то это уже почти безлюдные, роботизированные производства, где в цехах даже свет не включают, ибо некому подсвечивать.

Из того, что лежит на поверхности, для Донбасса вполне перспективно развивать ветроэнергетику и парки солнечных электростанций. Степь всегда была прибежищем ветра, а солнца там всегда достаточно.

Кроме того, там может неплохо прижиться современное сельское хозяйство. С одной стороны – достаточно близко источники энергии, а с другой, оккупант телами своих граждан уже довольно хорошо удобрил землю, которая может ответить на импортный чернозем высокими урожаями.

Безусловно, там будет возможность развивать и другие современные производства, но уж точно не то, что там было раньше. Оно уже умерло!

КРЫМ

Крыму предстоит тоже перепрофилироваться, ибо в виде здравницы он успешно умер в результате суицида. Собственно говоря, нынешнее население Крыма показало себя временщиками в худшем смысле этого слова.

Автору часто приходилось там бывать по работе и видеть все изнутри. В большей своей части, крымчане напоминают психотип москвича. Не будучи коренными жителями, они не привязаны к земле. Они не любят землю, и она отвечает им взаимностью.

Самое смешное заключается в том, что география говорит о большом рекреационном потенциале Крыма. Это значит, что местная власть должна создавать максимально комфортные условия всем, кто работает на курортный бизнес. По примеру Турции и Египта, это выглядит в виде максимальных преференций отельерам, общепиту и сельскому хозяйству.

Но там все оказалось перевернутым с ног на голову. Максимальное количество отелей строить просто невозможно, ибо прибрежная земля тупо разворована теми же самыми чиновниками. Не говоря уже обо всем остальном. Но главное даже не это. Крымчане просто не видят себя адекватной частью курортного бизнеса. А ведь это предполагает качественное обслуживание отдыхающих.

Это значит, что большая часть населения должна работать официантами, поварами, уборщиками, садовниками, менеджерами, аниматорами и всеми теми, кто работает в сфере отельного бизнеса. Если не там, то в смежных отраслях, в первую очередь – в сельском хозяйстве. Курорт потребляет массу продуктов питания и если все – местного производства, то цена условной путевки курортника будет низкой и привлекательной. Это видно по Анталье, Хургаде и прочим местам.

Но великие завоеватели Крыма не из тех, кто будет мыть унитазы и выделывать лебедей из полотенец курортников. Они не станут унижаться ролью официанта и, уж тем более – горбатить на плантациях фруктов и ягод. Они желают сдавать свои убогие хаты с водой в ведрах и ванных и жить жизнью надменного, вечно недовольного и безусловно – великого рантье.

У москвичей — та же болезнь. Они давно разучились строить свои дома и подметать свои улицы. Это делают понаехавшие. Но жизнь все расставляет по своим местам.

После изгнания из Крыма оккупанта, включая его черноморский флот, следует задуматься о том, что полуостров не просто пристрелил свою репутацию курорта, но даже сделал два или три контрольных выстрела. Поэтому возрождение курортного бизнеса – отдаленная перспектива.

В первую очередь, надо будет возвращать крымских татар и дать им возможность возродить сельское хозяйство. Как только это начнет работать, можно думать о переработке продуктов. Благо дело, сельхозпродукция Украины уже полетела по всему миру от Эмиратов, до Франции. Это запустит процесс оздоровления.

После этого, надо будет кардинально решать вопрос с ЮБК и Западному побережью, с учетом опыта указанных выше стран и с привлечением тех, кто умеет создавать курорты. Это потянет цепочку строительной индустрии.

А кроме того, вместо базы ЧФ, можно будет создать грузовые терминалы для перевалки сельхоз продукции, нефти и прочих нужных вещей, проведя полную демилитаризацию Севастополя. Сам город, постепенно стирая с себя гримасы совка и русского мира, превратится в обычный город с неплохим туристическим потенциалом.

Кроме того, Крым просто обязан сам себя обеспечивать электроэнергией за счет ветропарков и солнечных электростанций. Тут должно быть внедрено самое экологически чистое оборудование и запрещены любые двигатели внутреннего сгорания, кроме военной техники.

Кстати о военной технике. Наверняка, тут уместны судоремонтные предприятия, которые следует вынести в район бухты Донузлав, где наверняка будет удобно создать совместную базу военно-морского флота Украины и союзников по НАТО. Это – идеальное место, куда можно перебазировать корабли, ныне квартирующие в базе Рота, на другом конце Европы.

Строительство и обслуживание военной базы даст массу рабочих мест и наполнит местный бюджет невиданными средствами. И опять же, военных надо будет кормить, а это можно будет сделать, применив опыт Израиля и других развитых стран, которые показывают успехи отрасли в самых неподходящих местах.

При наличии днепровской воды и обилии электроэнергии, тут могут возникнуть громадные комплексы по выращиванию различной сельхозпродукции круглый год.

Только спустя время, когда будет наведен порядок с недвижимостью в прибрежной зоне, когда из Крыма выедут рускомирские, которым все должны и которые увидят, что халява кончилась и надо работать, чтобы нормально жить, когда будет введен жесткий запрет на сдачу курятников в наем или это будет обложено прессом налогов и умрет естественной смертью, только после этого, постепенно можно будет говорить о возражении курорта в его нормальном виде.

Но совкового и пост-совкового Крыма уже точно не будет. За это никто не заплатит.

В любом случае, мы не имеем права восстанавливать ту смердящую дрянь, которая осталась нам как отрыжка совка. Если уже так случилось, что враг сам разрушил эти курятники, то заниматься восстановлением этого абсурда категорически нельзя.

Надо строить нормальную, вменяемую Европу и все, кому это не по вкусу, могут паковать чемоданы и выезжать на свою ментальную родину, для осваивания искусства лепки петуха из фекалий. Таких скульпторов нечего держать, даже если их окажется несколько миллионов. Они не нужны ни нам, ни Украине, ни завтрашнему дню. Их манит крепостничество? Пусть едут туда, где оно реставрируется, но у нас этого уже не будет.

А для того, чтобы формализовать новый статус территорий, которые уходят вместе с Украиной в Европу, следует стереть одиозные названия и произвести административные изменения. Так, Крымская область должна получить свою историческую столицу в г. Бахчисарай. Никаких особых статусов Севастополь больше иметь не должен. Никогда. Просто – один из приморских городов, как Скадовск или Геническ, не больше.

С Донецкой областью следует поступить примерно таким же образом. Сам Донецк – вернуть к изначальному названию Хьюзовка или Хьюз. Столицу перенести в Мариуполь, а область переименовать в Мариупольскую.

Там же, в Мариуполе, выстроить новый международный аэропорт, а ДАП обнести забором и оставить в нынешнем виде как памятник безумию и как законченный образец «русского мира». Это будет важной туристической достопримечательностью и важным инструментом встряски мозгов.

Все это следует обдумывать уже сегодня, чтобы завтра иметь конкретный план действий, под который пойдут инвестиции. Сейчас есть время, а завтра его уже не будет. Завтра будет работа.

Антиколорадос