Русский Ваня.

Наверняка читатели помнят эпопею с «Джавелинами», которая перекрыла своей актуальностью многие темы, которые имели куда большее значение, чем поставка этих действительно замечательных ПТРК третьего поколения, которых нет на вооружении у противника.

Тем не менее, его всерьез расстроило то, что ВСУ еще в 2015 году сделали упор на инфраструктурные изменения армии и начали полностью переформатировать систему связи.

Вместо старинных совковых аппаратов, которые и морально, и технически устарели и не обеспечивали ни стойкости каналов связи, ни мобильности, ни масштабируемости, а также – многочисленной коммерческой аппаратуры связи, добытой усилиями волонтеров, пришли комплексы именно военной связи, которые создают информационную инфраструктуру со всеми особенностями, присущими именно боевой технике.

Учитывая ограниченность финансирования, правительству и военным пришлось маневрировать средствами и в итоге, в разных сегментах боевых структур, появилось оборудование мировых производителей военных систем связи: американской Harris Corporation, израильской Elbit Systems и турецкой Aselsan.

Кроме того, мало кто знает, но ВСУ впервые развернула и активно эксплуатирует спутниковую связь для обеспечения ею своих подразделений и взаимодействия между уровнями командования войск.

А теперь вспомним, сколько Украина имеет спутников связи и если это не получится, постараемся ответить себе на вопрос о том, чьи спутники обеспечивают связь нашим военным. Кстати, это о той помощи, которую нам оказывают наши партнеры.

Тут важно отметить ключевой момент. Украинская сторона изначально настаивала на том, чтобы производители оборудования не просто обеспечивали поставки техники, но предусмотрели адаптацию ее к местным условиям, то есть – обеспечить участие украинских производителей в процессе выпуска конечных изделий.

Что характерно, германские и французские производители Thales Group и Rohde&Schwarz наотрез отказались от этого условия, что прямо указало на глубину партнерства, которые они видят в отношение Украины.

Тем не менее, на сегодня вопросы обеспечения надежной, стойкой и мобильной связи уже почти полностью решен и в этом компоненте мы как минимум не уступаем противнику и следующим вопросом, который стал решаться комплексно, как инфраструктурный проект – обеспечение ВСУ оборудованием и вооружениями для эффективного ведения ночных боев.

Это касалось как пехоты, так и бронетехники, авиации и ракетного вооружения, стоящего на вооружении и того, что только на подходе к войскам.




Так, известно, что ВСУ стали централизованно получать индивидуальные приборы ночного видения для пехотинцев. В начале этого года, посол США Мари Йововович передала ВСУ 2500 приборов AN/PVS-14 с дальностью обнаружения в 350 метров и углом обзора 40°.

Это именно тот монокуляр, который крепится на шлеме бойца и оставляет ему свободными обе руки. Между прочим, если присмотреться к экипировке наших бойцов повнимательнее, то можно увидеть на многих шлемах что-то наподобие крепежа «планки Пикатинни».

Это значит, что туда уже есть, что крепить. Есть информация о том, что уже полностью укомплектованы этой техникой 10 батальонов.

Но больше всего противника расстраивает то, что Украина массово закупает электронно-оптические элементы третьего поколения, которые являются основой прицельных комплексов для бронетехники.

Тут есть и понимание того, что массовая закупка такого оборудования идет на модернизацию имеющейся бронетехники, но главное – обида за то, что Украина может покупать это у ведущих производителей, а РФ – нет.

До войны в Украине, РФ закупала эти элементы у Франции и снабжала ими свои танки Т-90, как для собственной армии таки и для экспортных партий.




Более того, без ночных и тепловизионных возможностей прицельных комплексов, современный танк продать просто невозможно. Поскольку у РФ нет собственных технологий производства этих ключевых элементов, то они пользовались тем «добром», которое дал еще друг Путина – Николя Саркози.

Кстати, их Армата тоже должна была использовать ключевые элементы прицельного комплекса и динамической защиты именно импортного (наверняка – французского) производства и завалилась программа именно по причине того, что поставки этого добра прекратились.

У Москвы есть чисто теоретический выход из ситуации – закупать эти элементы у Китая, но Китай сам выпускает подобное оборудование на основе реинжениринга того, что оказалось в его распоряжении от западных производителей.

Это значит, что актуальные образцы ведущих производителей будут более качественными и функциональными, чем китайские и опережающими их по генерации.

А кроме того, РФ попадает в известную вилку торговли военным оборудованием. Производитель продает на экспорт то, что уже не является самым современным образцом, а самая свежая разработка идет в свои войска.

Это касается и Китая. Он конечно продаст то, что нужно РФ, но оно будет заведомо хуже чем то, что поставляется НОАК хотя бы потому, что производитель проведет выбраковку изделий и те, что имеют лучшие характеристики, оставит себе.

Остальное, что не идет в откровенный брак – будет предложено Ване за неплохие деньги, поскольку дядюшка Ляо прекрасно понимает, что в нынешнем положении, Ване никто этого не продаст.

В свете изложенного выше, россиян безусловно расстроило то, что Украина получает электронно-оптические преобразователи Gen3 F9815M даже не от французов, а от одного из мировых лидеров, в этой области – американской Harris Corp.

Причем, это действительно актуальные приборы, с применением белого фосфора. И обошлись они нам по цене чуть больше 2 тыс. долларов за штуку.

В результате, стоящие на вооружении и на консервации танки, морально устаревшие именно по причине отсутствия современных средств связи и прицельных комплексов, стали стремительно подтягиваться, по своим возможностям, к основному боевому танку противника – Т-90.

Причем, модернизация наших машин оказывается очень экономной. Сам факт закупки электронно-оптического элемента говорит о том, что все остальное уже успешно производит наша промышленность и это значит, что танки массово получают приборы ночного видения, а вслед за ним идет и оборудование, обеспечивающее прицелу тепловизионный канал.

Скрежеща зубами противник отмечает, что киевский бронетанковый завод полным ходом модернизирует танки Т-72 — до Т-72АМТ – с возможностью ведения ночного боя, адекватной связью, новой динамической защитой и новыми же противотанковыми боеприпасами «Комбат».

А кроме того, Ваня расстраивается от того, что на параде прошла первая группа модернизированных танков Т-64БВ с теми же самыми возможностями ведения ночного боя.

Тут важно отметить, что у россиян уже не хватает этих элементов для своих новых разработок, а для модернизации тысяч танков, стоящих на хранении – подавно… А Украина массово переводит свою бронетехнику в новый класс.

С учетом того, что на танки уже ставятся мощные импортные танковые двигатели, то с относительно небольшим бюджетом, Украине удается прокачивать свой бронированный кулак до вполне современных кондиций.

Причем, глядя на все это, спецпредставитель Госдепартамента США Курт Волкер заметил, что стремительные изменения ВСУ просто впечатляют и предложил не стесняться и выкладывать списки оборудования, которое еще нужно для того, чтобы делать подобную красоту.

То есть, мы вышли на такой уровень взаимодействия с партнерами, а главное – с основным партнером США, о котором в Московии даже не могли мечтать.

Все же помнят о том, как много сломали копий по поводу «поставок нелетальных образцов вооружений и техники»? Так вот, элементы для ночных танковых и авиационных прицелов как раз и есть то самое нелетальное оборудование, кстати, как и военная цифровая связь.

Все это показывает из какой ямы вылезла наша армия и с какой скоростью она это сделала. Вернее, это сделали все мы. Тем не менее, масштаб этих мероприятий показывает, что за месяц, год или два этого просто невозможно было достичь.




А чтобы это было возможно в принципе, партнеры должны были понять, что мы выстоим и намерены выстоять впредь. Только после этого к нам пошло то, что российский ВПК никогда не получал и не получит. Для этого и был нужен тот вонючий Минск, на который так много наброшено.

И вот теперь Ваня, понимая уже что происходит, засуетился и говорит о том, что это можно и нужно расценивать как подготовку к силовому освобождению Донбасса и при таком раскладе, около 700 танков, которые загнаны на оккупированную территорию, уже проигрывают украинским.

Ваня говорит о том, что наступление ВСУ может стать кошмаром для всего того, что сейчас там стоит.

А мы себе заметим, что поставки оборудования только начинают выходить на тот уровень, который нам нужен. Каждый месяц дает плюс к нашим военным возможностям, которые уже и так впечатляют.

Поэтому, когда всуе поминается Будапештский меморандум, надо понимать, что партнеры готовы работать вместе с нами, но не вместо нас.

Антиколорадос

Оцените статью.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*