Рязанский сахар с вермишелью

<<<Предыдущая часть

Связи Путина с Дитмаром Клодо в дрезденский период навели меня на еще одну мысль, друзья. Выходит дело, в далеком августе 1999 г. Ельцин назначил своим преемником… — профессионального пособника террористов. Человека, который в свое время цинично соучаствовал в коммунистическом и палестинском терроре со стороны КГБ.

Надо ли удивляться, что уже через месяц, в сентябре 1999 года, по России стали взрываться дома: Волгодонск, Буйнакск, Москва. Где-то были грузовики с тоннами взрывчатки, припаркованные у дома.


В Москве мешки просто подкладывали в подвал с таймером на ночное время (чтоб побольше жертв). Начался террористический кошмар, какого Россия еще никогда не видела.

Именно в сентябре 1999 г. в России стало широко известно слово гексоген, до того знакомое лишь спецам по взрывному делу. Гексоген – мощнейшая взрывчатка, по виду напоминающая сахарный песок. В чистом виде не используется (опасно), только как добавка к другим взрывчатым веществам. Например, к тротилу.

Тротил бывает в шашках, а бывает в сыпучем виде. В последнем случае называется «чешуированным» и по виду напоминает мелкую вермишель (хлопья) желтоватого цвета. Именно из тротила с гексогеном и состояла «московская смесь», которой подорвали дома на ул. Гурьянова и на Каширке в сентябре 1999 г. Сахар с вермишелью.

В подрывах домов обвинили чеченцев, и тогда же в сентябре 1999 началась вторая чеченская война. На выборы Путин, доселе никому не известный чекист из бандитского Петербурга, шел уже как «полководец» и спаситель страны от чеченского террора. Сахар с вермишелью сработал.

Зловещие взрывы домов тогда вызвали реальный ужас. В сентябре 1999 в Москве люди массово дежурили в подъездах по ночам, сами обыскивали подвали, чердаки. Гаишники буквально накидывались на любую проезжавшую «Газель» (ходили слухи, что мешки развозят на «Газели» к местам подрыва).




По телевизору крутили фотороботы каких-то кавказцев, которых вот-вот должны были взять, но они опять ускользали. Все узнали про Ачимеза Гочияева, который якобы и развозил мешки с «сахаром» по домам, а потом как сквозь землю провалился (его так и не нашли до сих пор).

Кошмар со взрывами прекратился резко и внезапно. 22 сентября 1999 г. таинственные террористы-подрывники допустили прокол. Первый и последний раз. После чего дома больше не взрывались.

Это случилось в Рязани вечером 22.09.1999. Обшарпанная 12-этажная панелька в рабочем районе Дашково-Песочня, на ул.Новоселов 14/16, должна была взлететь на воздух в 5:30 утра вместе со всеми жильцами.

Однако помешал случай. Местный житель, водитель автобуса Алексей Картофельников, приехав поздно с работы, заметил незнакомых людей, заносивших какие-то мешки в подвал, и на всякий случай вызвал милицию.

Далее события развивались стремительно. В подвале были обнаружены три мешка с сыпучим веществом, таймер и детонатор.

Картофельников позднее в эфире НТВ описывал содержимое мешков как «какие-то гранулы», по преимуществу — «вермишель» желтоватого цвета, мелко порезанную. Вермишель — именно так выглядит тротил в измельченном (чешуированном) виде. Ну а гранулы — это уже ближе к гексогену.

Минут через 15 на место примчались взрывотехники, МЧС, ФСБ, высокое начальство из областного УВД. Газоанализатор показал присутствие паров гексогена. Московская смесь?!

Жильцов в считанные минуты выгнали из квартир на улицу чуть ли не в ночных рубашках. Абсолютно все местные службы, включая рязанское управление ФСБ, восприняли ситуацию как попытку теракта. Новость облетела всю страну.

По ТВ был показан фоторобот подозреваемых, все центральные телеканалы России сообщили о предотвращенном взрыве жилого дома. Наутро 23.09.1999 пресс-служба МВД РФ официально сообщила о найденной в Рязани взрывчатке на основе гексогена.

Сам город в это время стоял на ушах, перекрыли все въезды-выезды, искали трех террористов — двое мужчин и одна женщина.

И нашли. На третий день съемная квартира, где они прятались, была установлена. Готовилось задержание (по другим данным 24.09.1999 их уже задержали).

И тут примерно в полдень 24 сентября на экранах ТВ появился Патрушев — путинский кореш по Петербургу, в то время — директор ФСБ.

Сказать, что это был шок – ничего не сказать. Патрушев заявил, что террористы в Рязани – сотрудники ФСБ, это были «учения» по проверке бдительности, а в мешках был не гексоген, а сахар.

Тот самый Патрушев, да. Ну, за 50% от доходов Могилевича, миллионы за кокаин из Латинской Америки, можно и убить человек 300 работяг в пролетарских районах.

Рассказ Патрушева об «учениях ФСБ» уже тогда, вызвал, мягко говоря, недоверие. Получалось, что ФСБ проводило учения в жилом секторе, о которых никто не знал, десятки людей провели ночь на улице, было возбуждено реальное (не учебное) уголовное дело по статье «Терроризм».

Да и сообщил Патрушев об учениях только тогда, когда врать дальше возможности не было – исполнители были обнаружены рязанскими ментами и чекистами (которые были не в курсе «учений»).




От ФСБ требовали подробностей – предоставить план учений, приказ на их проведение, кто были три исполнителя и т.д. Попытку дать хоть какое-то объяснение инциденту ФСБ предприняло через полгода, 22 марта 2000 г.

В этот день в Москве прошла пресс-конференция ветеранов подразделений «Альфа» и «Вымпел». Там выступил вот этот персонаж, бывший командир спецназа «Альфа» генерал Геннадий Зайцев.

Вот он в бытность на службе:

С Путиным в Кремле в 1999 г.:

С бандитами из подольской ОПГ (она крышуется спецназом ФСБ):

Короче, заслуженный ГБ-ветеран. И вот на пресс-конференции 22.03.2000 г. он поведал, что учения с рязанским сахаром проводила спецгруппа ФСБ из Москвы с участием людей из отряда «Вымпел» (профессиональные диверсанты ).

Спецгруппа выехала в Рязань в тот же день (22.09.1999) «ближе к вечеру», купила охотничий патрон в магазине «Кольчуга» (для муляжа детонатора) и три мешка сахара на базаре. «Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре», — заявил Зайцев.

Пары гексогена в подвале он объяснил тем, что эксперты «нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы».

То есть накануне они уже работали где-то с гексогеном (интересно где?) и забыли приборчик протереть. Вот такие истории от генерала Зайцева. Плюс к рассказам от генерала Патрушева.

Генерал Зайцев, прослуживший в КГБ всю жизнь, наверняка, слышал старый принцип: легенда должна быть непроверяемой. Если нет, надо использовать другую легенду. Но что-то легенды у товарища Зайцева и товарища Патрушева никак не клеятся.

Вот он, тот самый эксперт Юрий Ткаченко (справа), начальник инженерно-технического отделения в УВД, который выезжал на вызов в Рязани.

Через неделю после инцидента с «сахаром» Ткаченко был премирован за мужество при выполнении служебного долга. Через полгода появилась версия о грязном приборе. Где его запачкали гексогеном накануне, никто объяснить так и не мог (не было таких экспертиз).

А еще через год (в 2001 г.) Ткаченко заставили публично заявить, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспертизе (на запах определял, видимо). Это называется — заврались. То прибор — грязный, то вообще прибора не было.

Отдельный вопрос про мешки с «сахаром», купленные чекистами на базаре (если верить генералу Зайцеву).

Если помните, житель дома Алексей Картофельников, который и вызывал милицию тогда, в эфире канала НТВ 24 марта 2000 г. описывал содержимое мешков, в основном, как «вермишель» желтоватого цвета. Зайцев давал пресс-конференцию на два дня раньше (22 марта) и про это, конечно, не знал. И повторил версию Патрушева про мешки с сахаром…

Так что ж купили чекисты на базаре? Вермишель или сахар? Или в спецназе ФСБ сахар от вермишели отличить не могут? А если там была смесь, где они её смешивали – в «Жигулях», на которых подкатили к дому на ул.Новоселов? Или, может, прям на базаре? – А может, чекист Зайцев просто заврался?

В общем, как говорил Березовский, «серый кардинал» при Ельцине:

Жаль, что это прозрение пришло к нему слишком поздно…






Продолжение>>>