Скрытые намерения.

Умение сливаться с окружающей средой, всегда было важным элементом восточных боевых искусств.

Запад пришел к пониманию важности этого аспекта войны достаточно поздно, но когда пришло осознание его важности, то были применены все доступные достижения науки и техники, чтобы маскировку сделать совершенной.

Известно, что одним из ключевых показателей принадлежности боевого самолета к пятому поколению, является именно малая заметность машины, для радаров противника.

На локаторе виден объект с воробья или ворону, вместо машины, несущей несколько тонн смертоносного груза.

То же самое происходит и с последними разработками кораблестроителей. Благодаря особым формам и покрытиям поверхности, огромный эсминец с сотней ракет на борту, для радара виден как небольшой прогулочный катер или рыбацкая лодка.

Но такая тотальная маскировка техники стала актуальной совсем недавно, первыми стали маскироваться пехотинцы.

  • Сначала, полевая форма избавилась от ярких и красочных мундиров. Она ушла в нейтральные серые тона или цвет хаки.
  • Потом появился рисунок, либо скрывающий человека на фоне окружающей обстановки, либо визуально ломал геометрию тела, что усложняло прицеливание.
  • Уже позже, характер самого рисунка, сочетание цветов и материалов, снижающих показатели излучения в диапазонах света наблюдательных приборов, дали то, что сейчас называется «камуфляжем».

В любом случае, единственная цель боевого облачения в камуфляжном исполнении – скрыть его носителя от посторонних взглядов. Это – прописные истины, хорошо понятные бойцу «срочнику», начального периода службы.

То есть, камуфляж нужен в полевых условиях или в том случае, если армейское обмундирование не имеет различий между полевой и повседневной формой одежды.

Проще говоря, если больше нечего одеть или такая форма одежды положена по соответствующему приказу, когда возможность выдвижение в «поле» весьма высока и просто не будет времени на переодевание в другую форму одежды.

Из этого следует, что камуфлированная форма – инструмент боевой работы, направленный на снижение потерь личного состава, путем усложнения обнаружения и поражения его противником.

И вот мы наблюдаем сессию Верховной Рады, где часть депутатов ходит в камуфляже.



При этом известно, что эти самые депутаты, освобождены от воинской обязанности даже в случае мобилизации. Ни по закону, ни по желанию, они не встанут в режим пяти минут на сборы и выдвижения к месту сбора с тревожным рюкзаком или сумкой.

Даже в случае резкого обострения ситуации на фронте, они будут себе «депутатствовать» как и раньше.

Тогда зачем им камуфляж?

То же самое сейчас происходит и под стенами Рады. Тут – карнавал в полном разгаре. Практически все его участники – серьезно закамуфлированы. Но тут есть некий диссонанс.

  • Если ты в камуфляже, то сигнализируешь о желании быть незаметным.
  • Если ты наставил бестолковых палаток на проезжей части одной из центральных улиц столицы, то ты наоборот – хочешь быть максимально заметным.

Это как раз тот случай, когда батюшке, из анекдота, посоветовали либо одеть трусы, либо снять крестик.

Цель такого камуфлированные раскрывается другими вариантами его применения.

Допустим, что речь идет не о том, что нужно скрыть фигуру бойца, как изначально задумано, а скрыть свои намерения или суть своих действий. Оказывается, что более широкий подход к данному вопросу, дает ответ и на вопрос о том, зачем нужны пятнистые костюмы.

Вот некий депутат Соболев, очень любит бродить, обернувшись флагом Украины.

Казалось бы, зачем этот цирк?

На Майдане это был некий идентификатор: «свой чужой», ибо Беркут рвал флаги, ленточки и прочее. На подходах к Майдану, во второй половине января 2014 года, можно было нарваться на крупные неприятности, если вот так развернуть флаг.

Специальные гоп-команды, привезенные из Крыма, Донбасса, Харькова и других мест, могли просто забить до полусмерти, за этот символ. А на самом Майдане, когда уже пошло противостояние на короткой дистанции, по флажкам и ленточкам было заметно, где еще наши, и где уже – нет.

При этом в любых, самых тяжелых ситуациях, майдановцы были в обычном гражданском платье и отличались от остальных людей лишь строительными касками, респираторами и чумазым, уставшим видом. Никто не предпринимал мер для того, чтобы слиться с местностью.

Но вот пациент завернулся в холстину флага, чтобы имитировать Майдан.

Как насекомое прикидывается листочком или чем-то ядовитым, этот клоун решил так продемонстрировать свою «майданность» и скрыть то, что его цели вообще ничего общего с Майданом не имеют.

Он входит в ту группу провокаторов, которые ездили по Европе и в голос орали, чтобы Украине не давали ассоциацию, за которую и вышел майдан, получив свое название «Евромайдан».

То, что говорит именно этот пациент и его подельники, практически полностью совпадает с тем, что уже три года мы слышим из Кремля. Причем, речь идет не только о неких общих вещах, но даже терминология уже кремлевская, а методы – просто скопированы до мелочей.

В 2014 году мы с удивлением смотрели на людей в Донецке, которые в исступлении давили ногами, не дешевые конфеты «Рошен». Они это делали с особенным азартом, просто танцуя на асфальте, укрытом раздавленными конфетами.

Спустя три года, они уже поняли что к чему и если бы кто-то такое сделал сейчас, то они дождались бы, пока все разойдутся, слизывали бы с асфальта то, что осталось от конфет. Но в оккупированном Донбассе это не придет в голову самому упоротому «русскомирскому».

Но это там, где уже понятно, чему эти тупые танцы привели, а у нас все — не так.

Под действием призывов позорного маргиналитета, у нас нашлись больные люди, которые в точности повторяют донецкие танцы, но уже спустя три года войны. Для того, чтобы срыть подобные параллели, тело замоталось в наш флаг.

Но есть и камуфляж другого уровня.

Известно, что со времен совка, семейное законодательство предусматривает смену фамилии женщиной, вступающей в брак или расторгающей его. Традиции сложились таким образом, что фамилию меняет именно женщина. Это – странный и наверняка, бестолковый обычай, скорее всего — должен умереть.

В любом случае, мужчины практически никогда не меняют фамилий, ибо мужская линия продолжает род, отражением которого и есть фамилия.

В истории был период, когда наблюдалось массовое изменение фамилий именно мужчинами.



Речь шла о преступниках и террористах, которые стали революционерами. Во времена подпольной деятельности, они имели преступные или партийные клички, призванные затруднить их идентификацию для полиции.

Так появился Сталин, вместо Джугашвили, Ленин, вместо Ульянова, Троцкий, вместо Бронштейна и так далее.

В общем, там как-то можно было понять логику таких изменений. Преступный мир диктует свои правила, а эти деятели пришли во власть прямо из подполья, уже не меняя своих кличек.

Тем не менее Владимир Ильич подписывался как Ульянов-Ленин, показывая свою истинную фамилию. Но еще раз, все эти клички, ставшие фамилиями, возникли во времена подполья, с целью избежать разоблачения противоправной деятельности.

Но вот этот яркий парень с утомленными, какими-то препаратами, глазами, обернутый флагом, никакой не Соболев, а такой себе Зимин, случайно или не случайно, оказавшийся в Украине.

Даже если не копаться в его прошлом, следует заметить, что изменение фамилии (кроме фамилии Айфонсемь) довольно подозрительное мероприятие, которое имеет аналогию с приведенным выше принципом камуфляжа.

Но эта публика не ограничилась гражданином Зиминым и в своих рядах имеет более закамуфлированного персонажа – Костю Гришина. Он не только поменял фамилию, но и имя.

Так далеко не заходили ни Ленин, ни Сталин.

Мало того, пока оформлялись документы с новой фамилией, будущий Семен Семенченко не снимал носок с головы. Он даже зубы не чистил все это время, чтобы не расшифроваться.

Ну и контрольным выстрелом оказалось, что самопровозглашенный лидер националистов Кохановский, на самом деле имел другую фамилию, от которой так же легко избавился, как ночные обитатели палаток на Грушевского, от 26 грязных трусов.

Тут важно понимать, что все эти персонажи не замечены в подпольной борьбе, которая требует конспирации, применению партийных кличек или чего-то подобного. Это значит, что эти деятели камуфлируют что-то весьма для них неприятное, что идет вразрез с их призывами и утверждениями.

Перефразируя бессмертного Остапа Ибрагимовича Бендера, хочется спросить этих клоунов: «Вы в каком подполье служили?»

В общем, глядя на всех этих перекамуфлированных перевертышей, приходит самое простое объяснение того, почему они так одеты, так завернуты в ткань флага и так легко отказываются от своих фамилий.

Это пояснение содержится в окончании заглавной цитаты из мультфильма про Чебурашку. Напомним, старуха Шапокляк закончила ее следующим образом:

«- Мы бросаем кошелек на веревочке, прохожий нагибается, а кошелек – убегает!»

Антиколорадос

Оцените статью.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*