Смутное время.

<<<Предыдущая часть

В интервью газете «Коммерсант» 17 апреля 1997 г. Калманович рассказывал:

«В Россию я приехал в июне 1993 года. Пригласил меня Иосиф Давидович Кобзон на предмет совместного бизнеса. Я с удовольствием принял это приглашение, хотелось где-то начать что-то новое.

В Израиле мне было тяжело. В других странах я тоже не был нужен. Не как шпион Калманович… Просто в 1993 году начать бизнес в Швейцарии было намного сложнее, чем в России»

С Кобзоном он вскоре поругался. Как он говорил, «по личным мотивам». Но на успехах Шабтая это никак не сказалось. Бывший шпион, который вчера вышел из израильской тюрьмы, никому не нужный ни в Израиле, ни в других странах (с его слов), вдруг стал очень востребован в России.

С легкостью находил миллионы долларов на самые разные проекты: супермаркеты, отели, шоу-бизнес, торгово-развлекательные центры, крупнейшая в РФ компания по импорту лекарств, собственная сеть аптек. Позднее к этому добавились компания – застройщик жилья в Москве, свой банк и т.д. Шабтай явно не испытывал дефицита наличности.

Не позднее 1994 г. у него появились интересы в Петербурге. У Шабтая появился там партнер — Владимир Кехман (будущий банановый король, на кораблях которого заодно возили кокаин из Эквадора). Шабтай и Кехман решили развивать торговую сеть «Лиат-Дикси» (ныне супермаркеты «Окей»).

Шабтай, у которого был контрольный пакет, вышел на мэрию и познакомился с Путиным и Собчаком. С Собчаком он сошелся настолько близко, что даже стал дружить семьями.

А Путин подписал Шабтаю выделение земли под его проект (распоряжение №830-р от 10.08.1995):

Кроме того, Шабтай получил право строить в Питере гостиницу на Крестовском острове. Аналогичным образом он открывал двери и в Москве, где поддерживал тесные связи с мэром Лужковым.

Откуда Шабтай брал деньги на свои инвестиции?

Если кратко: из воровских общаков. Он работал с деньгами солнцевской ОПГ, Япончика. Например, отмывал доходы бандитов от операций НФС (Национального фонда спорта). Это вообще один из самых ярких эпизодов лихих 90-х.

В 1993 году группа бандитов (солнцевская, измайловская ОПГ, группа Кобзона-Кикалишвили) образовали «пул» и проплатили в Кремле льготы для Национального фонда спорта. Это была бандитская контора, которой Ельцин дал право на беспошлинный импорт табака и алкоголя.




Грузы НФС шли через питерский порт, алкоголь разливали на заводах мафии в Европе (типа водки «Кремлевской» в Бельгии). А иногда это был и откровенный контрафакт – у Могилевича был целый завод поддельной водки «Абсолют» в Венгрии.

А еще кроме льгот на таможне в фонд шли и бюджетные деньги на «поддержку отечественного спорта», которые тоже благополучно разворовывались.

Шведская водка «Абсолют» — весьма неплохая (это не реклама), но в середине 90-х поддержка «отечественного спорта» зашла так далеко, что её почти перестали поставлять в Россию (в подлиннике).

В какой-то момент завод Могилевича полностью «убил» в России рынок для производителя оригинального «Абсолюта». Шведы потратили колоссальные усилия, чтобы найти, кто это делает. Тем более у Могилевича водка была из дешевого картофельного спирта, т.е. под их брендом продавалось самое настоящее пойло.

Роберт Фридман в «Красной мафии» цитирует отчет израильской разведки, согласно которому Могилевич, благодаря своему водочному заводу в Венгрии, был крупнейшим контрабандистом алкоголя того времени.




Завод Севы под Будапештом накрыли в 1995 г. Было изъято 600 000 тысяч бутылок псевдо-«Абсолюта», готовые к отправке в бывший СССР. Еще 770 тысяч бутылок стояли пустые на складе, готовые под розлив. Однако сам организатор бизнеса не пострадал.

Каким образом бандиты смогли получить таможенные льготы для НФС, под прикрытием которых развернулась столь бурная деятельность? — Вопрос решали через Шамиля Тарпищева, личного тренера Ельцина по теннису.

Один из одиозных персонажей того времени, тренер был решалой в Кремле с прямым доступом к телу (и заодно министром спорта в 1994-96 гг.).

С Тарпищевым работали авторитеты Тайванчик (Алимжан Тохтахунов) и Миша Черный (Михаил Черной) из измайловской ОПГ. Все трое, Шамиль, Тайванчик и Миша были знакомы еще с советских времен по Ташкенту. «Вместе плов ели», — скажет потом Тарпищев одном из интервью.

Израиль, декабрь 1996 г. Оперативная съемка местных спецслужб. За столиком в кафе Антон Малевский (главарь измайловской ОПГ), Миша Черный и Шамиль Тарпищев. Видео показали в эфире НТВ в 1997 г. (слив компромата в ходе каких-то разборок в Кремле):

В общем, оргпреступность имела прямой доступ к Ельцину (как и ныне к Путину), откуда все эти льготы на таможне и появились. Но это еще не всё.

В дополнение к льготам НФС в начале 1994 г. с согласия Москвы братве сдали в аренду военно-морскую базу Ломоносов под Питером. То есть у них появился еще и свой отдельный пункт пропуска в Большом порту Петербурга — заветный «метр госграницы» с причалами и таможней.

Последняя по факту там не работала, можно было возить все, что угодно: хоть водку, хоть кокаин из Колумбии. Но только для своих, конечно, чужих в порт не пускали.

Распределение ролей было простым, но эффективным: ключевые вопросы (товары, поставка, реализация, отмывание полученных прибылей) решали московские банды. Задача местных была держать порт и обеспечивать бесперебойный транзит.




На роль «региональных представителей» были выбраны две питерские ОПГ: тамбовцы (особенно выделялся Трабер, заслуживший титул «ночного коменданта» питерского порта) и ОПГ Миши Кутаисского (фирма «Русское видео», на которую была оформлена аренда порта Ломоносов).

“Илья Трабер главнее Путина, поскольку, насколько я знаю, в 90-е Путин на него работал, когда он был в мэрии Петербурга” (Роберто Масорриага, адвокат Трабера на суде по делу тамбовской ОПГ в Испании, в ответ на вопрос журналистов, а правда ли, что Трабер регулярно бывает на днях рождения у Путина. Мадрид, апрель 2018 г.).

Это же мнение, что Путин в 90-е ходил под Трабером, высказывал и Сергей Косырев, бывший охранник этого авторитета. Ему довелось как-то наблюдать, в начале 90-х, визит Путина к Траберу в его штаб-квартиру (ею служил антикварный магазин на ул.П.Лаврова).

Путин пришел «за советом», а «шеф» был занят и не принимал. И Путин покорно ждал в подсобке магазина вместе с охранниками и другой обслугой, пока Трабер его примет.

Однако товар мало провезти через порт по договоренности с «ночной комендатурой». И даже продать его с прибылью – тоже полдела. Надо потом эти деньги еще и легализовать, отмыть, особенно если товар — левый.

Этими вещами занимался как раз Шабтай.




Бандитские деньги, заработанные на льготах НФС, контрабанде, воровстве из бюджета, вкладывались в разные проекты, в том числе недвижимость. Так появился, в частности, фешенебельный торговый центр «Тишинка» на месте одноименного рынка в центре Москвы.

Это было отмыванием денег НФС. Это была та работа, которая у Шабтая хорошо получалась, была его специализацией.

К слову, почти одновременно с льготами НФС разворачивалась и вторая аналогичная афера – льготы РПЦ. Отдел внешних церковных сношений (ОВЦС) во главе с митрополитом Кириллом (будущим патриархом) получил права на беспошлинный ввоз сигарет и «церковного вина».

Коммерческую сторону дела (торговлю дырой в границе) организовывала торгово-финансовая группа «Ника» при ОВЦС, которая контролировалась солнцевской ОПГ. Сами льготы пробивались через КГБ-шные связи Кирилла, которых было в достатке.

В частности, советником Кирилла в те годы был генерал-майор Лебедев, бывший зам. Председателя КГБ СССР. В 1997 г. в российскую прессу попали смешные документы, как ОВЦС Кирилла требовал от аэропорта Шереметьево-2 предоставить Лебедеву доступ в ВИП-зал как «профессору богословия».

На самом деле профессор-богослов всю жизнь служил в 5-м управлении КГБ по борьбе с инакомыслящими: сначала в 4-м «религиозном» отделе, потом в 8-м «еврейском» (противодействие подрывным сионистским организациям).

Стукачом 4-го отдела был и сам Кирилл под псевдонимом «агент Михайлов», а в 8-й отдел поступали донесения от Шабтая. В 1970-е в Израиле агент Шабтай был активистом-сионистом, борцом за выезд евреев из Советского союза. И регулярно (за деньги) сдавал КГБ эмиссаров, которых сионистские организации направляли в СССР.

Ну а в 90-х все эти стукачи, кураторы, активисты, богословы и прочие продукты жизнедеятельности КГБ, вместе с солнцевскими зарабатывали деньги. На аферах и криминале, естественно. Клоака? — Нет, Россия после 70 лет совка.




Много лет спустя, в марте 2018 г. эти старые дела Кириллу припомнил вице-премьер Болгарии Валери Симеонов в пылу полемики по вопросам русско-турецкой войны 19 века (в которую патриарх зачем-то влез, будучи в Болгарии с визитом):

«Этот человек не спустился с небес, не вышел из Рая и не является посланником Иисуса Христа. Он известен как сигаретный митрополит России. С 1996 года он ввез на 14 млрд. долларов безакцизных сигарет. На 14 млрд. долларов этот хитрец ввоз безакцизных сигарет и на 4 млрд. долларов вина для нужд церкви.

У него есть и частный самолет. Его часы стоят 30 тыс. долл. Кто он?

Это не восточноевропейский духовник. Это агент Михайлов, второразрядный агент советского КГБ»

(Валери Симеонов, вице-премьер Болгарии, из выступления в эфире болгарского ТВ 7 марта 2018 г.).

Валери Симеонов в эфире болгарского канала БНТ в момент, когда ему задали вопрос про патриарха Кирилла:

Продолжение >>>