Страсти по импичменту.

Американская система правосудия функционирует несколько иначе, нежели привычная нам романо-германская или континентальная, европейская, и поэтому ее нюансы трудно понять, пока не столкнешься с этим лично.

Тем не менее, общие принципы везде одинаковы и потому рассуждать в общих чертах о ходе импичмента в США, который идет по схожим процедурам, все же можно.

Ситуация с Трампом, в плане импичмента, оказалась довольно интересной из-за личных качеств самого Трампа.

Думаю, что юристы, которые работают на него в этой ситуации, находятся в незавидном положении, поскольку их клиент не способен работать (в плане защиты), согласно утвержденному плану и постоянно выкидывает какие-то номера, без их согласования.

То есть, юристам надо не только просчитывать возможные ходы оппонентов, но и постоянно переигрывать свои планы после того, как Трамп доберется до микрофона или твиттера. В таком случае все может обрушиться буквально за пять минут.

Между прочим, это действительно. – показатель. Будь я на месте его главного юриста, первое, что я бы для себя выяснил – способность Трампа выполнять утвержденный план.

Первым пунктом этого плана было бы безусловное и полное молчание на публике, относительно предмета расследования. То есть, либо он понимает важность этого хода и неукоснительно его соблюдает, либо его делом занимается кто-то другой.

Даже в менее серьезных ситуациях все разговоры о предмете расследования, обязаны вестись только в присутствии адвоката или не вестись вовсе.

Даже в относительно простых делах опытные урки знают, что лучше молчать самому и боже упаси – сдавать подельников.

Эта известная тактика основана на том, что чем больше ты говоришь по делу, тем у следователя больше возможностей уличить тебя во лжи или выкопать что-то неприятное.

Конечно, если следователь толковый, он обязательно разговорит подследственного, поскольку ты можешь и не догадаться об истинной цели того или иного вопроса.

Это потому, что следователь специально изучал предмет «тактика допроса» и худо или бедно, воспользуется соответствующими приемами.

Именно поэтому важно, чтобы все эти мероприятия были только в присутствии адвоката, который знает эти уловки и постарается нейтрализовать их.

Но как мы видим, это первое и фундаментальное условие не сработало.

Трамп рассуждал об этом публично, и по большому счету – наговорил уже больше, чем достаточно, и судя по всему, именно он генерирует саму тактику защиты, а не его юристы, поскольку так защищаться, как это делает он и как делают те, кто его поддерживает – не стоило бы в принципе.

Думаю, что не только юристы, но и его близкие соратники говорили Трампу о том, что надо исключить эту тему из своего публичного ассортимента и предоставить специалистам заниматься этим вопросом. Причем, даже такой ход можно было красиво обыграть именно в публичном плане.

Президент мог бы сказать, что поскольку его оппоненты додумались на ровном месте устроить расследование, то он, как законопослушный гражданин, безусловно пояснит свою позицию в ходе этого расследования и не станет давать каких-то публичных комментариев, чтобы не помешать полному и объективному выяснению всех обстоятельств дела.

Мол, все расскажу под присягой, как положено, а пока – ждите этого момента и временно закрываем тему.

Тем самым, у него была возможность заострить внимание на своей законопослушности и готовности действовать в рамках установленных процедур.

Это сохранило бы ему лицо и действительно дало бы возможность юристам работать без оглядки на то, что клиент обрушит систему обороны своими бестолковыми спичами.

На самом деле, англо-американская система права базируется на прецедентах, то есть, на решениях, которые были приняты по аналогичным делам в похожих обстоятельствах.

Если есть решение, которое вступило в силу и либо не оспорено, либо оспаривалось, но неудачно, то его используют как образец  для вынесения решения в последующих, однотипных делах.

По большому счету, прецедента именно отстранения президента от власти в ходе процедуры импичмента – не существует.

Ни одна из этих процедур не дошла до стадии принятия решения именно об отстранении действующего президента от власти и передачи его полномочий вице-президенту.

Тем не менее, уже наработаны прецеденты поведения президента в такой ситуации. В данном случае, наиболее похожей кажется ситуация с импичментом 37-го президента США Ричарда Никсона.

Она очень похожа по фактическим обстоятельствам, но имеет отличия по той позиции, которую занял президент и тактике защиты, которую он избрал.

Напомним, изначально Никсона обвинили в незаконных действиях в ходе предвыборной кампании, когда его люди организовали слежку за избирательным штабом оппонентов – демократами, и это было обнаружено в виде прослушки в знаменитом теперь отеле Уотергейт, а вся эта эпопея получила собственное название «Уотергейтский скандал».

Но это было только началом  неприятностей. Никсон, используя свое положение, употребил власть для того, чтобы помешать расследованию инцидента.

В конце концов, именно это стало основным пунктом обвинения, поскольку его удалось задокументировать и подтвердить доказательствами и свидетельскими показаниями намного более четко, чем изначальное обвинение.

В любом случае, инициаторы расследования прижимали Никсона доказательствами, загоняя его в глухой угол.

В какой-то момент республиканцы приняли решение о том, что Никсону лучше уйти самостоятельно, чтобы не получить первого в истории США президента, посаженного в тюрьму за криминальное преступление.

Причем, по первой части обвинения – прослушке, люди Никсона держались достаточно стойко и не засыпали его в ходе следствия так, чтобы это было необратимо, а вот с противодействием расследованию все оказалось намного хуже.

У Трампа – та же самая канва, но по факту, он сам уже подтвердил собственные неправомерные действия.

По части давления на Зеленского он самостоятельно дал показания, которые уже являются самодостаточными.

На самом деле, в компетенцию президента не входит обсуждение вопросов, связанных с деятельностью граждан США в других странах.

Исключением могут быть переговоры об освобождении американцев, содержащихся под стражей по какому-то поводу. Все остальное должны делать соответствующие органы, по официальным каналам.

В деле Байдена в США должно было проводиться какое-то расследование, и в его рамках соответствующий орган вправе делать запросы в следственные или другие органы другой страны,

чтобы та оказала содействие в расследовании, причем – должны быть указаны конкретные мероприятия, которые не могут провести американские следственные органы на чужой территории.

Речь может идти о допросе конкретного лица или лиц, получении каких-то документов или вещественных доказательств, которые там могут быть исполнены с соблюдением процессуальных норм национального законодательства.

Но взять и заказать «расследование» – никто не имеет права, а президент ни в коем случае не должен вести разговоров в подобном ключе. А тем более, когда речь идет об оппоненте на предстоящих выборах.

Это значит, что самим таким разговором Трамп вышел за рамки своей компетенции и действовал вопреки нормам международного права и дипломатической этики. По большому счету, сам этот разговор – позорный и вопиющий факт.

Возможно, такие вещи на самом деле происходят, но носят совершенно секретный характер с иносказательными формулировками, которые можно трактовать как угодно.

Но Трамп лично подтвердил сам факт обсуждения этой темы и мало того, назвал своих людей, которые будут курировать вопрос. Все! По большому счету, Трамп выдал явку с повинной, и в отличие от Никсона, его даже нет смысла вынуждать говорить правду.

Он уже проболтался и закопал себя самостоятельно. Допросы свидетелей просто подтверждают основную информацию, которую он выдал публично и по собственной инициативе.

Тем не менее, именно так слова Трампа никто не стал оценивать, видимо, давая ему возможность наломать дров уже от души и в стиле Никсона. Как и следовало ожидать, Трамп это сделал в лучшем виде.

Он так же публично и многократно подтвердил свой запрет для чиновников аппарата Белого дома и Госдепартамента давать показания следственной комиссии Конгресса США.

Вдумаемся, президент США запрещает своим подчиненным давать показания конституционно предусмотренной комиссии высшего законодательного органа, которая ведет расследования в отношение него, как президента США!

Если в деле Никсона приходилось доказывать факты противодействия следствию, приводить вещественные и письменные доказательства, получать уличающие свидетельства участников этих мероприятий, то здесь в принципе ничего этого не нужно!

Трамп сам себя задокументировал и публично подтвердил, что именно он является инициатором саботажа расследования против себя!

Иногда, глядя на то, что вытворяет этот персонаж, невольно складывается впечатление, что он включил для себя режим Бога и прет напропалую, не задумываясь о последствиях.

Будь он профессиональным преступником, то это был бы просто сказочный вариант для следователя.

Очень редко, но такое случается с преступниками, которые уже уличены в совершении особо тяжких преступлений и уже наверняка заработали себе максимальную меру наказания.

Тогда они начинают либо просто бравировать, уличая себя в еще большем количестве преступлений, либо действуют так, чтобы возникли сомнения в их вменяемости и подсудности. Конечно, это не прямая аналогия с Трампом, но он действует примерно так.

Вместо собственной защиты, он все еще пытается топить Байдена, пытается смешать с грязью главу следственной комиссии и одновременно – главу комитета по разведке нижней палаты Конгресса США Адама Шифа и спикера нижней палаты Конгресса Нэнси Пелосси.

Трамп либо не понимает, либо не хочет понять, что формат расследования касается только действий президента США, все остальное может слушаться в судах, а здесь – только это. Но он вкладывает всю энергию в мероприятия, которые вообще никак не влияют на ход процедуры импичмента.

Кстати, вчера именно Пелосси озвучила выводы, которые напрашивались уже давно и лежали на поверхности, но до четверга – ни разу не озвучивались, наверное для того, чтобы дать Трампу выговориться и наговорить лишнего.

Похоже на то, что сосуд уже переполнен и можно называть вещи своими именами. Она заявила, что комиссия, на самом деле, уже может обосновать обвинения президенту просто его собственными словами, которые он высказал публично.

В общем, республиканцы наверняка торпедируют импичмент и оставят у власти скомпроментированного просто до корней волос президента, а сам он не уйдет, и это – новая реальность для США.

Такого позорища в Белый дом еще никто не заносил, а если и заносил, то не оставался в нем. Думаю, что американцы еще сами не понимают, какой прецедент может сформироваться прямо сейчас. А потом – будет поздно.

 ANTI-COLORADOS