Украина уже Европа.

Мы уже не будем Россией, Турцией или Кореей.



За три года, прошедшие после Майдана, Украина много чего еще не сделала.

Пока не наступил коренной перелом в деле борьбы с коррупцией, экономика никак не выйдет на режим безусловного и ощутимого роста, а власть так да оконца и не очистилась от сволочи, которую надо тавровать клеймом на лбу: «падло», чтобы оно даже подползти не могло к властным кабинетам, а самих этих кабинетов не стало меньше. Но тем не менее мы, как нация, сделали свой выбор и постепенно очищаемся от совковой дряни, которая засела во всех нас, не только в чинушах.

На самом деле выбор направления движения – основной импульс для перемен.

Мы сделали европейский выбор не в географическом, а в психологическом и цивилизационном смысле. Это значит, что мы принимаем западную систему ценностей без изъятий и исключений, ибо любое исключение неизбежно деформирует всю конструкцию и мы вернемся туда, откуда начинали. Сменяемость и подконтрольность власти, безусловная приверженность демократическим принципам, являются определяющими условиями этого выбора.

Самое главное, что мы это понимаем внизу и уже обеспечиваем контроль этих принципов вверху. Собственно говоря, Майдан и стал актом прямого народовластия, когда именно снизу был скорректирован курс всей страны, заданный преступниками во власти. Мы самостоятельно скорректировали курс движения страны и правительство. Это и есть наш цивилизационный выбор. Если мы это понимаем и готовы это осуществлять, значит мы уже на верном пути.

Дело в том, что демократия вполне может родить диктатуру, а вот обратное движение невозможно без крови, потрясений и слома самого фундамента государства. Такова особенность демократии. Сохранить ее целостность может исключительно совокупное усилие всего народа и ничего более.

Достаточно вспомнить всего один пример перерождения демократии в диктатуру.

Национал-социалистическая партия Германии пришла в Рейхстаг исключительно демократическим путем. Нацисты довольно успешно провели выборы и закрепились в законодательной власти Германии. Потом, в рамках существующих демократических процедур, Гитлер стал канцлером Германии, а чуть позже, не нарушая прямо никаких процедур, сконцентрировал в своих руках все бразды правления государством, после чего демократия умерла сама собой.

Что характерно, немцы именно этого и хотели, они отдавали свои голоса именно за это. А потом, их уже никто и ни о чем не спрашивал. Им приказывали и предписывали, а они исполняли. После поражения Германии они так и думали, что вся ответственность за чудовищные преступления, лежит исключительно на верхушке наци, а они были обязаны выполнять приказы, ибо иного выбора у них не было. Вот тут кроется самое большое заблуждение и мистификация.

Дело в том, что они самостоятельно и без принуждения, вложили всю полноту власти в руки группы лиц, осуществлявших руководство национал-социалистической партией, а потом, когда она стала стремительно подминать под себя всю власть, немцы согласились с этим и приняли фюрера. Гитлер действовал от имени каждого немца, приведшего его во власть и вина за миллионы жертв, тоже легла на каждого немца.

Как мы знаем, эта диктатура рухнула вместе со страной и обществом, а демократия стала возвращаться тогда, когда были уничтожены обломки диктатуры. Это значит, что Гитлер спустился не с другой планеты, а был вылеплен действием или бездействием каждого немца.

Примерно то же самое вчера произошло в Турции.

Демократическим путем, через референдум, президент Турции расширил свои полномочия и практически ликвидировал институт сменяемости власти. Все вместе это создает портрет классической диктатуры. Причем, Эрдоган получил и закрепил власть, используя демократические инструменты. Но самое главное, народ Турции показал готовность проститься с демократией. Она, демократия, оказалась не востребована турками. Они так и не поняли ее ценности, открыв дверь диктатору собственными руками.

Вот здесь и находится цивилизационный водораздел.

Турции не угрожает внешний враг, она не пережила катастрофу, у нее достаточно сил для выживания и динамичного развития, а потому, ей просто не нужна мобилизационная модель государственного устройства. Диктатура оправдана только в самые критические моменты истории государства и для преодоления угрозы. Значит, речь идет о власти ради власти.

Украина, даже ведя войну с мощным противником, поставившим цель уничтожить наше государство как таковое и даже пойти дальше, с трудом выходя из экономического кризиса и имея множество других опасностей, во главу угла поставила демократические ценности и свободы граждан. Войну мы выиграем безусловно, а экономика уже начала потихоньку подниматься и все будет идти в рост, но при этом, мы не породили диктатора и у нас нет сомнений в том, что диктатура нам не нужна.

То есть, мы уже — Европа. Мы уже – Запад. Мы уже не будем Россией, Турцией или Кореей. Мы были, есть и будем Украиной, частью Европы и Запада, форпостом цивилизации, на границе с дикой азиатчиной.

Антиколорадос



Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*