Цена спокойствия.

«В общем, такое дело. Раз половина страны, так или иначе связанная с войной, всё равно в курсе, то чего уже шило таить где ни попадя.

Я бродил как-то мимо Михайловского монастыря, ну, вы знаете, и там есть одна из стен, и это самая страшная стена в Украине, потому что вся стена в фотографиях погибших на Донбассе бойцов.

И эта стена уже заканчивается, не хватает места для фотографий, а это очень, очень длинная стена, можете мне поверить, и вот самое страшное на этой стене это даже не сплошные лица, а пустые чёрные прямоугольники с белыми буквами вроде «Батьки відмовляються вважати загиблим».

И вот брожу я там и думаю, что такую стену надо в каждый город и в каждое село, потому как о войне люди начали подзабывать, и что там кто-то где-то далеко умирает каждый день и по телевизору сводки дают – так то дело привычки, люди и не к такому привыкают, ну, война, ну, смерть, ну, пятый год, подумаешь.

И вот бродил я там и думал, и добрёл до мысли. И с этой мыслью я побежал туда, где она может превратиться из мысли в проект, а из проекта в реальность, а именно в МинОбороны к Юрий Бирюков, и было это зимой, по моему, и начались проекты и согласования, и вот всё выходит на финиш сейчас.

Колокол, который бьёт по погибшим солдатам.

Каждый день.

Каждый.

День.

В одно и то же время. Столько раз, сколько солдат Украины погибло в этот день.

Колокол нашей памяти.

И если у меня получится, то в одно время другие колокола будут бить в унисон по всей стране.

В каждом городе.

В одно время.

Каждый день.

По каждому погибшему герою.

И вы не будете спрашивать, по кому звонит колокол. Вы будете знать. Вы будете знать цену своего спокойствия, где бы вы не жили.

Каждый день.

Помнить.

Всегда.

Юрій Гудименко