Чемоданы без ручек.

обладатель «понтового» кроссовера и глава мощнейшего государства мира, сделаны из одного теста и наступают на одни и те же грабли

Наверняка каждый замечал печальную особенность психологии, которая работает безотказно и на примерах различного масштаба, неизменно давая один и тот же результат.

Вот мы хотим иметь автомобиль, непременно – престижный, мощный, большой, стремительный и нафаршированный под верх. В конце концов, мы его покупаем, очень часто – в кредит. Эйфория от обладания этим предметом проходит очень быстро.

Друзья и знакомые поцокали языком и в следующий раз уже не обращают на это внимание, сам же обладатель ценного предмета начинает замечать, что джипообразная машина не имеет особых преимуществ перед обычным седаном, ибо из города выезжать не приходится, а если такое и случается, то езда происходит по хорошим асфальтовым дорогам.

И вот очень скоро выясняется, что 3 и более литра двигателя, очень быстро залазят в кошелек, а когда приходит время менять резину или что-то по ходовой, то счета уже совсем не радуют. Хорошо, если мечты владельца не ушли дальше Тойоты, а если мечта упиралась в немцев, то Ауди, БМВ или Мерседес очень быстро покажут цену мечте.

То же самое и с мечтой большего масштаба.

Кто-то вложился в строительство трехэтажного дома, с бассейном, катером и прочими делами, с гаражом на несколько автомобилей и на десяток санузлов, раскиданных по всему дому.

Изначально мысль была о том, что недвижимость непременно будет дорожать и любое вложение в нее – всегда себя окупит. Это ничего, что в Конче-Заспе или других веселых местах, земля и дома пробили цену Ниццы или Флориды, что-то подсказывало неуклонный рост цен до звезд.

Потом оказалось, что риелтерам всегда выгодно рассказывать сказки и рост цен происходит именно за счет подобных жлобов, которые оторвались от реальности. Им бы подумать, что цена квартиры в Киеве на Позняках, никак не может превышать цену такой же квартиры в таком же не центральном районе Парижа.

Следовало подумать и сделать простые выводы о спекулятивности цен, о разогнанном до шизофрении ажиотаже.

Но вернемся, таки к дому.

Хорошо, если обладатель такого жилища имеет устойчивый и внушительный доход, а если он оказался чиновником, доходы которого прямо зависят от сидения или не сидения на высоком кресле… Мало того, пока он сидит в высоком кресле, то не только имеет доход, но и более-менее надежное его прикрытие.

Как только он вылетает из обоймы, поток дохода начинает сокращаться и приходится жить на заначку или на доходы от бизнеса, который удалось оформить на чужое имя. Но во время заседания в высоком кабинете бизнес легко стимулировать к росту, а по выходу из кабинета, надо работать как все или почти как все.

В этот момент оказывается, что тысяча квадратов дома требует уборки и кому-то за это надо платить. Кто-то должен следить за газонами, бассейном и прочим, кто-то должен охранять, и кто-то кормить, ибо при таком доме, резать лук на кухне и варить борщ – не комильфо.

Плюс к этому, такую кубатуру надо отапливать, а это не «двушка» или «трешка» в городе. Тут будут совсем другие деньги. В итоге, приходит осознание того, сколько эта места жрет денег ежемесячно.

А если все было построено на пике цен, а потом оно рухнуло, то продать «мечту» можно только в убыток и то, покупателя при деньгах еще найти надо.

То есть, на таком бытовом уровне, легко представить себе теорию «чемодана без ручки».

Примерно то же самое происходит и на макроуровне. Вот, например, Путин воплотил, пусть и на время, мечту идиотов – оттяпал Крым. Радости было столько, что она пенилась и пузырилась почти год.

Но потом возник вопрос как у одного из персонажей старинной комик-группы «Маски»: «А нафига?».

Путин взвалил себе на холку сугубо депрессивный регион, где большая часть русскоязычного населения не привыкла работать вообще. Они привыкли руководить, судить или расследовать, но не работать.

Те, кто не выбился в руководители, судьи, менты или прочие контролирующие организации, непременно хотели это сделать, а пока – промышляли сдачей жилья в курортный сезон и тем жили.

Будучи пришлыми во втором или третьем поколении, они плевали на эту землю, ее истории и традиции, а потому полуостров всегда был черной дырой.

Все, что удалось создать – пристойное сельское хозяйство, которое было полностью завязано на Украине, ею воссоздано и отлажено. Позже, к сельскому хозяйству вернулись крымские татары и хоть что-то тут производилось.

Когда все это было ликвидировано, Крым, населенный русскими переселенцами, оказался миллионным тунеядцем, который стал выполнять свою привычную и единственную функцию «черной дыры», куда можно вливать сколько угодно средств, а толку будет – «ноль».

Мало того, тунеядствующее население теперь возлагает вину на Москву, за то, что та ее не кормит. Через 3 года эйфория прошла у всех, и в Москве, и в Крыму, а очертания чемодана без ручки стали безусловными и бесспорными.

Еще на более высоком уровне, эта мистерия проигрывается прямо сейчас уже в глобальном масштабе.

Всего два примера показывают, что обладатель в общем-то не нужного, хоть и «понтового» кроссовера и глава мощнейшего государства мира, сделаны из одного теста и регулярно наступают на одни и те же грабли.

Правда эффект там коррелируется с весом одного и другого персонажа. Во втором случае удар граблей не ограничивается опустошением кошелька, но десятками и сотнями тысяч жизней, которыми оплачены чьи-то понты.

Итак, все помнят, что Россия, в начале 10-х годов, срочно активизировала свою программу по строительства АЭС в Бушере, Иран. В то время Иран был под жесткими санкциями, и Путин двинул программу, наплевав на это обстоятельство.

С этого самого момента, иранская ядерная программа стала обрастать некими довесками, которые ставили большой знак вопроса над целью всего мероприятия. Далее..

Антиколорадос