Что именно там делают россияне?

Из самых различных, и даже иногда из официальных российских источников, доносятся данные о стремительно возрастающем числе потерь российских войск и наемников в Сирии.

При этом, толком пояснить, чем же это обусловлено, кто-то не может, а кто-то не хочет, и лишь изредка у кого-то хватает смелости сказать хоть что-то вменяемое.

А говорят о том, что сирийская армия деморализована и разложена и воевать уже не хочет. При первой же ситуации, где им грозит опасность, сирийцы включают задний ход и оставляют россиян в гордом одиночестве, в коем те либо банально гибнут, либо попадают в плен.

В плену же они понимают, что лучше было бы погибнуть в бою, ибо методы их казни – куда хуже. В общем все толчется вокруг непонятных боев, непонятно за что. Если ИГИЛ снова отобьет Пальмиру, а к этому все идет, то верблюды будут кататься по песку от смеха даже в Сахаре.

То есть, с точки зрения здравого смысла, россияне там ведут операцию не по каким-то вменяемым боевым планам, а по сборнику анекдотов, из которого по нужде вырвано множество страниц.

Строго говоря, глядя на эту помесь цирка и Эсхиловской трагедии, возникает простой, в своей безобразности вопрос: «Что именно там делают россияне?»



Причем, это именно прямой вопрос, предполагающий прямой ответ. Варианты о том, что они помешали прокладке газовой трубы или что-то там про сакральные места – слишком длинные и не прямые.

Вот именно вчера, сегодня и завтра, что именно они там делают? Если получить прямой ответ на этот вопрос, то все остальное встанет на место.

Допустим, что мы не знаем, чего стоят официальные заявления российских военных или СМИ. Просто возьмем сводки боевых действий, где указаны результаты работы российской авиации или ракетчиков, не зависимо от способа базирования ракет.

От прошлогоднего залпа «Калибрами» и до ежедневной бомбардировки фронтовой и стратегической авиации, отчеты примерно одинаковы – уничтожено несколько десятков складов оружия и примерно такое же количество штабов супостата.

Если склад у группы повстанцев еще как-то можно представить, то вот как себе россияне представляют их штабы – очень интересно узнать. Емли посчитать количество уничтоженных штабов, то Сирия уже побила все мыслимые и не мыслимые рекорды в области «штабостроения».

Похоже на то, что там образовался улей штабов, ибо только уничтоженных штабов там уже не один десяток тысяч, а ведь есть же еще не разрушенные штабы. Это подтвердится завтра, когда на очередной налет будет списано уничтожения все новых штабов.

Но штаб это же не склад с амбарным замком и не помещение, а некий набор военных руководителей, которые формируют вопросы боевого планирования и прочих необходимых мероприятий.

Значит, что в штабе должно быть хотя бы человек 10. Если записано уничтожение штаба, то вместе с ним уничтожено и с десяток людей. Если все это начать перемножать, то только руководителей боевиков и штабных офицеров, и только силами российских ВВС и ВМФ, набито более сотни тысяч голов.

А ведь там же еще и склады уничтожали, и тоже десятками за раз. Их тоже кто-то охраняет, кто-то там занимается погрузкой-разгрузкой и т.д. А это значит, что и на складах народу выкошено немерено…

В общем, только согласно российским отчетам, все местные боевики должны лежать-валяться мертвыми.

Однако этого не происходит, ибо кто-то же пакует россиян в цинк и делает это со все большей скоростью и размахом. Из этого следует, что про штабы и склады россияне просто пошутили, а заняты они чем-то другим. Вот об этом и был наш вопрос – что именно там делают россияне?

Прямой ответ на прямой вопрос лежит несколько в другой плоскости просто потому, что уже в Сирии пошел третий год войны, а по резко подскочившему количеству потерь россиян кажется, что все только начинается.

Как замечают сами российские наблюдатели, получающие информацию из первых рук, счет убитыми уже идет на сотни и только в последнее время.

Там трудно отделить потери кадровых военных и ЧВК, являющиеся теми же самыми военными, только выведенными за штат МО, а потому – считают просто по головам, оставшимся на трупе или отделенным от оного.

Они же, не сговариваясь, приходят к выводу о том, что для продолжения боевых действий хоть в каком-то вменяемом режиме, Москва должна ввести в Сирию куда больше войск и по факту – всю боеспособную авиацию.

Как это не странно звучит, именно слабость российской авиационной группировки дала всплеск потерь. Дело в том, что россияне опрометчиво заявили о «бесполетной зоне» в Сирии, а высшие военные чины с ехидной улыбкой намекали на то, что будут сбивать любые неопознанные летательные аппараты, явно намекая на самолеты США и Израиля, чем отрезали себе путь для вменяемых комментариев ситуации.

А ситуация там такова, что авиация Штатов и их союзников, выполняет до трех четвертей всех боевых вылетов против ИГИЛ. Тот сбитый американцами сирийский Су-22, который пытался отбомбиться в районе, где присутствовали штатовские спецназовцы, стал легким намеком россиянам.

Это как истеричке лепят пощечину, чтобы она вернулась в чувство. Американские ВВС показали, что имеют инструкции валить как сирийцев, так и россиян, если они как всегда «заблудятся». А именно на то, что американцам будет «слабо» россияне как раз и рассчитывали.

То, что техническое и численное превосходство находится у американцев, Москва понимает четко. Даже турецкого намека им тогда хватило с головой, а про Штаты просто нет речи. Вопрос уничтожения всей авиационной группировки РФ в Сирии, решится в течение получаса силами любой из вовлеченных в конфликт сторон.

Это легко может сделать даже Турция, не говоря уже об Израиле или США.

В общем, авиация союзников наносит большую часть авиационных ударов по тем целям, которые находятся перед фронтом сухопутных сил их союзников. Грубо говоря, они обеспечивают воздушную поддержку своим наземным операциям.

Примерно то же самое делали и россияне, но случились две, неприятные для них вещи, которые и дали повышение урожайности трупов их военных.

Первая и, совершенно критическая, заключается в резком сокращении сил для проведения сухопутных операций. Как мы не раз писали, сирийская армия, как единая, сколоченная структура, перестала существовать. Ее боевой дух сломлен годами ведения самих боевых действий и главное – их характером, о чем – чуть позже.

В любом случае, даже численность сирийских войск уже не та, что была, а их качество резко упало.

Они бегут, сдаются в плен и дезертируют сплошным потоком. С учетом того, что иранцы явно встали в режим паузы, а вместе с ними и Хезбола, то весь растянутый фронт приходится держать россиянам, а значит – их надо поддерживать с воздуха теперь не в двух-трех точках, а по всему фронту.

И тут все встало на место.



Сейчас россияне гневно осуждают Штаты за подыгрывание ИГИЛ, но не поясняют, в чем именно оно заключается, а иногда – просто выдумывают байки, которых мы вдоволь наслушались после сбитого малазийского авиалайнера. Нести откровенную чушь уже стало фирменным стилем российского политического и военного руководства.

А все очень просто. Самолеты союзников утюжили не только цели в районе проведения сухопутных операций своих сил, но и насыпали ИГИЛ там, где с ними соприкасались россияне. Но за это, российские военные не должны были выходить из своих секторов и работать именно по ИГИЛ, а не по другим целям.

Как известно, россияне никогда не отличались надежностью и всегда нарушали свои обязательства. Так неоднократно произошло и здесь, а Штаты нашли, как наказать лжецов. Они просто отозвали свою авиацию из районов, где копошатся россияне и это очень быстро поняли в ИГИЛ.

Перед ними оказался противник без воздушной поддержки и с растянутыми коммуникациями. Результат проявился мгновенно и выразился кучей трупов. По большому счету, российским военным следовало бы вздернуть собственное военно-политическое руководство хотя бы за это. Далее…

Антиколорадос