ЮКОС — крымский аргумент.

В споре акционеров ЮКОСа с Россией появился «крымский» аргумент.

Экс-акционеры ЮКОСа запустили новую кампанию против РФ и нашли новый юридический аргумент для своего судебного спора с Москвой в решении 2014 года о вхождении Крыма в состав РФ.

Бывшие акционеры ЮКОСа, пытающиеся восстановить решение гаагского арбитража о присуждении им компенсации в размере $50 млрд, взяли на вооружение новый аргумент: они считают, что юридический порядок присоединения Россией Крыма в 2014 году доказывает правомерность отмененного в настоящее время арбитражного решения.

13 марта 2017 года подконтрольные гибралтарской GML структуры Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum, владевшие 70% акций ЮКОСа, подали в Гаагский апелляционный суд заявление (statement of appeal), по существу излагающее аргументы, почему решение о компенсации в $50 млрд должно быть восстановлено.

Это решение было отменено в апреле прошлого года гаагским судом первой инстанции на том единственном основании, что РФ не ратифицировала Договор к Энергетической хартии (ДЭХ, по нему судились экс-акционеры), а его временное применение Россией не распространялось на весь документ и, в частности, не распространялось на статью о разрешении споров с инвесторами в международных арбитражах.

«РФ в свое время согласилась применять ДЭХ временно, до его вступления в силу, и такое временное применение распространялось на механизмы разрешения споров, предусматриваемые договором. Поэтому арбитражный трибунал [в Гааге] обладал юрисдикцией для рассмотрения спора», — говорится в резюме апелляционного заявления.

То, что временное применение ДЭХ полностью соответствовало российскому праву, неоднократно подтверждал российский Конституционный суд, в том числе — косвенно — в своем постановлении от 19 марта 2014 года относительно законности присоединения Крыма, считают юристы бывших акционеров ЮКОСа.

В том постановлении Конституционный суд «разбирал общий вопрос временного применения международных договоров и подтвердил, что временно применяемое соглашение имеет обязательную силу для Российского государства даже до ратификации и несмотря на расхождения между таким договором и существующими нормами российского права», пояснил позицию юристов директор по коммуникациям GML Джонатан Хилл.

Толкование слов.

Россия подписала ДЭХ, защищающий иностранные инвестиции в нефтегазовый сектор постсоветских стран, в 1994 году, но не ратифицировала.

В 2009 году Гаагский арбитражный суд установил, что договор временно применялся Россией с момента подписания до того момента, как Москва в 2009 году уведомила депозитарий договора (правительство Португалии) об отказе ратифицировать документ.

Арбитраж посчитал, что временное применение распространялось на весь договор, то есть на все части, включая статью 26 о порядке разрешения споров с инвесторами.

Россия возражала, заявляя, что ДЭХ применяется временно только в отношении тех его положений, которые не противоречат действующему российскому законодательству.

В апреле 2016 года Гаагский окружной суд, отменяя решение арбитража, согласился с позицией России и установил, что статья 26 не соответствует российским нормам, согласно которым споры в области публичного права (такие как спор с акционерами ЮКОСа) не могут быть переданы в международный арбитраж — они подлежат рассмотрению в российских судах.

Гаагский арбитраж и Гаагский окружной суд по-разному интерпретировали положение ДЭХ, которое в русском переводе звучит так: «Каждая подписавшая сторона соглашается временно применять настоящий договор впредь до его вступления в силу <…> в той степени (to the extent that в английской версии), в которой такое временное применение не противоречит ее Конституции, законам или нормативным актам».

Договор о принятии Крыма в РФ был подписан 18 марта 2014 года и применялся временно до его ратификации, которая состоялась несколько дней спустя.

Конституционный суд, срочно рассмотрев запрос Путина, 19 марта писал, что «фактически принятие Республики Крым в состав РФ предусматривается как элемент применения рассматриваемого договора до его ратификации».

Такая возможность вытекала из Венской конвенции о праве международных договоров, участником которой является Россия. Применительно к Крыму использование такой возможности означает, что Крым и Севастополь находятся в составе РФ с момента подписания договора, а не с момента его вступления в силу, объяснял Конституционный суд.

Председатель Конституционного суда В. Зорькин потом писал в «Российской газете», что в условиях, когда к отправке в Крым готовился «вооруженный майданный десант», России, в том числе посредством Конституционного суда, пришлось спешно реагировать на угрозу проживающим в Крыму гражданам — времени для «строгого юридического крючкотворчества» не было.

В подготовке апелляционного документа принимали участие российские эксперты в области права, но GML пока не может раскрыть их имена, сказал Хилл.

Новая война.

В этом месяце GML запустила сайт для освещения судебного противостояния с Россией, продолжающегося с 2005 года.

Ресурс позиционирует спор как часть войны, объявленной Западу Путиным. Ранее GML и российские власти предпочитали без крайней надобности не выносить на публику подробности судебных разбирательств.

В 2015 году РФ делегировала работу по международной защите от притязаний акционеров ЮКОСа некоммерческой организации «Международный центр правовой защиты» (МЦПЗ), которая в том числе занялась активным коммуникационным сопровождением процессов.

В ноябре 2016 года у GML появился директор по коммуникациям — бывший спичрайтер Еврокомиссии Джонатан Хилл.

Запущенный при нем сайт объясняет общественности, как «РФ осуществила насильственную и незаконную экспроприацию компании ЮКОС», следует из заявления Хилла.

Сайт показывает коммерческий спор с Москвой как часть масштабного геополитического противостояния России с Западом, или, как компания объясняет в специальном информационном буклете, «новой войны, которую Западу объявил Путин».

«Его цель ясна — ослабить нашу демократию и подорвать наши ценности и миропорядок. Это борьба против правды и нашей способности отличать факты от вымысла», — следует из этого документа.

«Если говорить о нашей тяжбе, многое находится на кону: верховенство права, а также способность западных институтов отстаивать западные ценности, — объяснил Хилл коммуникационную стратегию. — Посредством буклета о противостоянии России и Запада мы пытаемся донести до общественности, что на кону стоит намного больше, чем просто отдельная тяжба».

По его словам, «дело ЮКОСа» важно само по себе, но оно является также лишь частью более широкой геополитической картины, одним из элементов более широкого конфликта России и Запада.

«Наша цель — максимальная открытость и прозрачность при освещении этого дела. Мы всегда к этому стремились. Появляются новые технологии, новые средства коммуникации, мы стремимся задействовать все возможные коммуникационные ресурсы, которые возможны, чтобы осветить этот процесс», — говорит Хилл.

В буклете приведена целая серия неоднократно звучавших в адрес Москвы громких обвинений: убийство журналистов, запугивание судей, финансирование националистических партий в Европе, создание государственной системы поддержки допинга и др.

«Описанные случаи указывают на четкую закономерность. Кремль прилагает все усилия, чтобы достичь своих целей. Он откровенно пренебрегает человеческими жизнями, демократией и верховенством права. Он не остановится ни перед чем, и никто не может чувствовать себя в безопасности», — отмечается в документе.

В последнее время эта «война» вошла в новую фазу — на это указывают «вмешательство Кремля в западные избирательные кампании, проведение тайных спецопераций, кибератак, а также использование государственной пропаганды и интернет-троллей», утверждает GML.

Влад Пономарь