Я жив? Вот так!

Подтверждение чуда можно обосновать словами барона Мюнгхаузена

Описанные выше персонажи действительно взяты из жизни. Им что-то подпилили, где-то прикрутили и вот уже либо состоявшийся святой, либо прекрасный кандидат на канонизацию. Но есть варианты, которые могут вызвать удивление у кого угодно. Как известно, кандидат на канонизацию должен был демонстрировать праведную, безгрешную жизнь и при жизни, стать автором чудесных явлений. С первым условием можно особо не церемониться, ибо в списке самых знаменитых святых РПЦ, нет никого, кто бы не нарушил почти всех заповедей Господних. По этой причне, церковные деятели не слишком обращают внимание на это дело, коллегиально решая, что тот, кто без греха, пускай первый кинет камнем в кандидата.

И то сказать, упомянутый выше Николай 2 повинен в гибели такого количества людей, что заповедь «не убий» выглядит старым фраерским анекдотом. Да и по девкам он выступал неплохо. Он был тонким ценителем балета вообще и балерин, в частности. Если же взять кандидата в святые Иосифа Виссарионовича Джугашвили, известного под позывными Сталин, Коба и десятками других бандитских кликух, так Господь был бы удивлен, сверяя его послужной список с тем, что Он как-то написал на изумрудных скрижалях. Так что праведную жизнь кандидата, можно пропустить сразу. Останутся чудеса и подвиги.

Непременным условием второго прядка, есть широко известные сведения о чудесных и отважных делах соискателя. В этом смысле, оставим в покое предыдущих персонажей, просто отметив, что о них много и восхищенно писали, говорили и даже снимали фильмы. В этом смысле, вполне возможен вариант канонизации вообще никого и не просто никого, а 28 никого. Долго и нудно рассказывали и расписывали подвиг 28 панфиловцев, которые уничтожили почти все таки Вермахта под Москвой и не пустивших супостата в столицу. При этом, все они геройски погибли, предварительно выслушав легендарную фразу политрука Клочкова: «Велика Россия, но отступать некуда, позади – Москва». Этот подвиг изучали в школах, ему посвящали стихи, а фраза стала просто вылитой из гранита. Недавно, на эту тему, вышел соответствующий фильм, показывающий всю глубину поступка, жертвенность и просто чудесное изгнание супостата, ибо все чудесные воины полегли, а враг не смог пройти уже по их костям. В общем, это эпическое полотно само собою просится на канонизацию, если бы не два совершенно несущественных момента, которые могут и не помешать сему благому мероприятию.

Дело в том, что поименно героев никто и никогда не помнил и если уже канонизировать, то просто скопом – всех 28 человек, без углубления в имена и фамилии. Наверняка церковники могут вывернуться из этой ситуации, как делали это не раз, о чем мы расскажем ниже. Главное – подвиг и героическая, мученическая смерть и пафос, ибо все об этом уже давно знают, а подтверждение чуда можно обосновать словами барона Мюнгхаузена, которого попытались уличить во лжи, когда он рассказал о вытаскивании себя и лошади из болота за волосы. На требование доказательств он сказал: «Я жив? Вот так!». Тут примерно то же самое – Москва стоит? Вот так!

Вторая неприятность хоть и не крупная, на фоне такой героической картины, но все же оставляет некий осадочек. Дело в том, что тех 28 панфиловцев не было. Не было и боя, где они пожгли танки неприятеля, да и знаменитых слов политрука Клочкова – тоже не было. Сталин, гадящий на асфальт Минского шоссе – был, а вот этих 28 панфиловцев – не было. Потому-то их имен никто и не знает, ибо у пустоты нет собственных имен.

Куда хуже, когда реальные персонажи были и даже имена их известны. Иногда, они погибли мученической смертью, в бою с неприятелем и казалось бы, если бой признан эпохальной битвой, то именно геройски погибшие воины должны были получить право стать святыми, но по факту, за это мероприятие, святым стал другой товарищ.

Речь идет об одном из самых старых святых московской церкви – Александре Невском. Мы уже неоднократно писали о том, что это был за поц и как он в угоду своему хозяину, татарскому хану, жег и убивал своих соотечественников. Но тут речь о «Ледовом побоище». Житие описывает это событие размером чуть меньшем, чем некая межгалактическая битва, где сошлись массы воинов, с обеих сторон, где были горы трупов и славная победа.

Короче говоря, габариты этой сечи можно увидеть примерно такими «… а Немцы тут пали, а Чудь дала плеща; и, гнали их на 7 верст по льду до Суболичьского берега; и пало Чуди бесчисленно, а Немцев 400, а 50 руками взяли и привели в Новгород…» То есть, Саша Невский, с неизвестными товарищами, накосил не менее тысячи крестоносцев из Ливонского ордена. Вот таков был подвиг, который Саше приписали для канонизации. При этом, он сам остался жив и здоров, продолжая успешно собирать дань для хана.

Однако здесь тоже вышла неувязка. Писателям всяческих церковных фантазмов не было известно то, что в те времена Ливонский орден не насчитывал и 100 рыцарей и уж тем более, все они не поехали бы одновременно в одно место. Но самое грустное то, что с той стороны тоже описывали текущие события, в том числе и это. Они как-то не заметили эпического рубилова и если бы таковое случилось и Невский всех там порубил, то потери не превысили бы 50 человек, а рыцарей там было человек 10-15. Не тот масштаб, чтобы ему посвящать что-то серьезное. И то сказать, выдумали же «Куликовскую битву», могли выдумать и «Ледовое побоище». Но тут дело даже не в самом факте этого события или его масштабе, а в том, что сами сочинители этой истории указывают, что соратники Александра тоже понесли потри. Вот их бы и следовало представлять к лику святых, ведь они пали в сечи! Что характерно, известны даже имена павших, вот они: «Новгородцев же пало здесь Константин Луготиниц, Гюрята Пинещинич, Наместъ, Дрочило Нездылов — сын кожевника, а всех 20 человек с ладожанами, или менее, бог его знает».

Почему церковь не захотела канонизировать этих погибших кожевников и прочих – трудно понять. Ведь можно было написать икону Святого великомученика Дрочило Нездыло? Можно было его сделать его покровителем воинства российского, учредить орден Дрочило 3, 2, и первой степени, с серебряными листьями репы. Почему нет?

Короче говоря, Владимвладимыч медленно, но уверенно выживает из ума и вот-вот кукушка улетит насовсем, а на России это сопровождается невыносимой тягой самодержца к мощам и прочим артефактам, и начинается волна канонизаций. Посмотрим, кто там станет новыми святыми. Возможно это будет Моторола или Гиви, а возможно и тот давно забыты Дрочило, кто знает?